По дороге к прощению

16:41
2
1020
views

Сколько бы вы ни ругали свое прошлое, другого у вас все равно не будет.

Двести двадцать километров от дома до Мемориала Хащеватской трагедии, где дважды в год проводятся митинги в память о растрелянных 16 февраля 1942 года, всегда проходят в тягостных размышлениях. Они о тех страшных днях, о той большой войне, о ее последствиях, о прощении и памяти.

Не знаю, как вам, но мне понадобилась целая жизнь, чтобы вывести собственную, а точнее – личную формулу окончания Второй мировой войны. Выглядит она так: у меня нет претензий к внукам тех, кто убивал моих родных и их сограждан. Это касается не только потомков гитлеровцев и их союзников, но внуков и правнуков местных полицаев.

Попробую пояснить. Нет и не будет моего прощения убийцам мирных граждан. Я выслушаю, но никогда не подам руки даже отсидевшим и раскаявшимся. Убийца или пособник убийцы – это навсегда. Почему внуков, а не детей? Потому что я сам внук двух фронтовиков – израненных, чудом выживших, лишившихся родни и ушедших раньше срока. Но я не буду упрекать своих сверстников-немцев в том, что натворили их деды-прадеды. Просто покажу им Мемориал, который мы построили с друзьями, земляками и другими неравнодушными людьми. Просто расскажу о событиях, о которых знаю по рассказам очевидцев. И пусть они живут с этим. Как – это уже их дело, не мое.

Тема взаимного прощения бывших врагов и их потомков не дает мне покоя много лет. И другим, видимо, тоже. Украина и Польша. Мне трудно быть объективным арбитром во взаимных многочисленных обидах двух народов. Хотя бы потому, что обе стороны в разные исторические периоды одинаково безжалостно убивали не только друг друга, но и моих соплеменников. И ладно бы это были дела только давно минувших лет, но, увы, рецидивы случались и после Второй мировой.

В наши дни при власти в Варшаве и Киеве оказались праворадикальные политики. Именно с их подачи в Украине назвали героями тех, с кем Польша связывает черные страницы своей истории. Поляки жестко ответили «антибандеровским» законом. И вот уже Польша больше не адвокат Украины в Евросоюзе, а на границе наших мигрантов проверяют на лояльность. Враз позабыты слова Иоанна Павла II «Прощаем и просим прощения». С экранов телевизоров и в соцсетях нагнетается взаимная истерия, и в старые меха вновь вливается бурлящая ненависть. Да, помнить об исторических трагедиях нужно непременно, но давно пришло время потомкам простить горе и обиды, принесенные дедами и прапрадедами с обеих сторон. Ну не будет у вас другой истории – живите, как люди, с этой! А новые вспышки вражды нужны только крайним праворадикалам и тем нацистам, которые из «скромности» называют себя националистами.

Уже сегодня надо задумываться о том, как будут складываться отношения между жителями «материковой» Украины и Донбасса после введения миротворцев и окончания войны де-юре. Как жить в одной стране, если по обе стороны «линии разграничения» не только тонны и кубометры лютой ненависти, но и тысячи жизней реальных людей, чьи родные не простят и не забудут. Будем ждать, пока уйдут два-три поколения? А Крым? А Россия, в конце концов? Будем по-прежнему активно торговать, демонстративно отворачивая физиономии, и поливать друг друга дерьмом на пресс-конференциях и ток-шоу? Будем сжигать на миллиарды российского газа, стыдливо называя его словацким? И продолжать ездить на самом доходном поезде «Укрзалізниці» Киев – Москва? Может, не война гибридная, а страна?..

Как обычно, пишу свою колонку в воскресенье. Нынешнее в православном мире называют Прощеным. Случайностей не бывает, ведь так?

Ефим Мармер

Ефим Мармер

Родился в Гайвороне, большую часть жизни прожил в Кировограде. Начинал инженером, заканчивать, видимо, буду журналистом. Люблю людей, котов и книги. Ненавижу подлость и ксенофобию.

  • Viktoriya Marshal

    Мармер , что вы делаете в этой ГИБРИДНОЙ стране ?

  • Efim Marmer

    Marshal, живу я здесь.