Олег Климов: «Аптека – это учреждение здравоохранения, а не магазин лекарств»

15:48
3
964
views

На прошлой неделе Кропивницкий посетил глава Фармацевтической палаты Украины, аптекарь с почти полувековым стажем, врач-микробиолог, член Международной ассоциации фармацевтов Олег Иванович Климов. Он встретился с местными фармацевтами и дал небольшое интервью «УЦ». Говорили о вещах важных и иногда даже страшных. Олег Иванович напомнил о том, о чем мы все (и аптекари, и пациенты) как-то забыли: аптека – это не магазин, а учреждение здравоохранения.

– Знаете, я как-то увидел по телевизору интервью бабушки, которая говорила, что она «Корвалол» не пьет, а нюхает, – говорит Климов. – И мне оно все из головы не идет. Как мы могли это допустить? Как мы могли допустить, что бабушка не может позволить себе «Корвалол», в то время как ни для кого не секрет, что фармацевтический бизнес – один из самых прибыльных в мире?

Я вам расскажу: из 20 тысяч аптек в нашей стране только шесть тысяч принимают участие в программе «Доступные лекарства», 500 – продают наркотические лекарства для паллиативных больных. 500! Потому что это невыгодно: эти лекарства недорогие, надбавка на них ограничена, отчетность очень серьезная. Это плохо для бизнеса. Но фармбизнес – это не продажа игрушек, это социально ориентированный бизнес, который обязан оказывать в том числе и невыгодную паллиативную помощь, и продавать «доступные лекарства» в ущерб себе…

В Украине уже больше трех лет существует государственный мораторий на проверку аптек. Вдумайтесь, что это значит. Государственные структуры не могут проверить, кто работает в аптеке – люди со специальным образованием или просто кассиры, есть ли у них сертификаты или они продают вам лекарства неизвестного происхождения.

– Фармацевты сегодня много говорили о сетевых аптеках. Да, они не платят налогов в местный бюджет, да, они вытесняют небольшие местные аптеки. Но какая разница мне, как покупателю, если в сетевых аптеках дешевле? И какая разница мне, кто стоит за прилавком: дипломированный фармацевт или кассир?

– А вы, когда в поликлинику приходите, хотите попасть к врачу или кидаетесь к первому встречному человеку в белом халате, чтоб он вам поставил диагноз и назначил лечение? Аптека – это учреждение здравоохранения. Фармацевт – это медицинский работник. Он знает, что он вам продает, какое действующее вещество в этом лекарстве, как оно взаимодействует с другими лекарствами, как оно хранилось и т.п. Девочка в белом халате с бейджиком «продавец» открывает компьютерную программу и предлагает вам «красные» (то есть самые дорогие) лекарства из списка по названным вами симптомам. Единственная задача, которую поставил перед ней работодатель, – чек. Чем больше будет ваш чек, тем больше она молодец.

А по поводу дешевле… Да, что-то в сетевых аптеках может быть дешевле. И за счёт оптовых закупок, и за счет демпинга, и за счет того, что сетевые аптеки не принимают участия в государственных программах, и за счет фальсификата тоже. Дешевле – не значит лучше.

Вы покупаете мясо, которое продают на обочине дороги из багажника автомобиля? Нет? А оно дешевле. Кто-то его покупает, но таких людей немного. Большинство задумывается о том, что это неизвестно чье мясо, неизвестно откуда украденное, неизвестно где хранилось и что лежало в этом багажнике до того. А вред от лекарств может быть во много раз больше вреда от такого мяса…

Что вы должны сделать как пациент, чтоб обезопасить себя? Если лекарство вам выписывает врач, требуйте рецепт. Что такое рецепт для пациента? Это документ, который подтверждает правильность соблюдения протокола лечения. Мы знаем, что многие врачи работают на фармкорпорации, обезопасьте себя – не покупайте пустышки. Второе – чек. Это документ, который подтверждает, что вы купили лекарство именно в этой аптеке. Третье – сертификат качества. В каждой аптеке на каждую серию каждого препарата должен быть сертификат – он может быть в бумажном или в электронном виде, но по вашему требованию вам должны его предоставить. Не стесняйтесь спрашивать. Можете провести журналистский эксперимент: походите по аптекам и поспрашивайте. Обещаю: вы будете шокированы. В большинстве аптек вам не предоставят документов, подтверждающих происхождение препаратов… А это может быть и фальсификат. В Украине за последние несколько лет открыто 188 уголовных дел по фальсифицированию лекарств. Тоннами! Ни одно из них не доведено до конца, ни разу я не слышал, чтоб эти фальсифицированные лекарства изымали из аптечных сетей.

А в-четвертых, спросите у продавца: кто вы по образованию? Если вам дали чек, сертификат и перед вами человек с фармацевтическим образованием, это ваша аптека. Даже если она сетевая – неважно. Ходите только в нее.

– И все-таки, почему так важно специальное образование, если я, например, прошу конкретный препарат?

– Я вам расскажу, как это во всем мире. В Европе, в США профессия фармацевта – это профессия «публичного доверия». Что это значит? После окончания вуза человек сдает серьезный экзамен и получает персональную лицензию. Он может работать фармацевтом в любой стране мира. Но при этом он несет персональную ответственность за все, что он вам продаст. Если он вам продаст препарат неизвестного происхождения, на который нет сертификата, и его на этом поймают, он потеряет общественное доверие и вместе с ним лицензию. Мы пытаемся создать реестр фармацевтов в Украине. Но государству это неинтересно, бизнесу неинтересно. Это должно быть интересно хотя бы пациентам! Вы платите за это (а я вам скажу, что сегодня стоимость лекарств в аптеках завышена процентов на 50%) – так требуйте, чтобы вам хотя бы продавали качественный продукт.

Потому что сегодня мы семимильными шагами движемся в пропасть. Когда я на международном конгрессе фармацевтов в Сеуле рассказал, что у нас в стране мораторий на проверку аптек, аудитория несколько секунд просто молчала. Люди не могли мне поверить! Как государство может вообще не контролировать фармацевтический бизнес?

Я сейчас езжу по всей Украине, встречаюсь с фармацевтами. Мы говорим о необходимости отмены моратория на проверку аптек, о принятии законов «О лечебных препаратах», «О фармацевтическом самоуправлении» (последний предполагает как раз лицензирование фармработников. – Авт.). Но фармацевты – это небольшое и закрытое сообщество.

Я хочу, чтобы вы поняли: фармрынок нужно менять не ради них, а прежде всего ради всех нас, пациентов. Потому что, если так пойдет дальше, то через год-два этот рынок просто исчезнет, останутся только сетевые магазины лекарств, которым неинтересны ни «Доступные лекарства», ни наркотические препараты для паллиативных больных, ни наше здоровье в принципе…

Фото Олега Шрамко, «УЦ»

Ольга Степанова

Ольга Степанова

Журналист «УЦ».

  • iosif

    Внучке чуть более пяти лет. Первые два года прививки были бесплатными, вторые два года за деньги, а последний год и за деньги не купишь нужных прививок.

  • Сергей

    Аптека – магазин. Купил дешевле, продал дороже. Все остальное бла-бла-бла…

  • Juri Arhangelski

    1) «уже больше трех лет существует государственный мораторий на проверку аптек». Хорошо это или плохо? Как сказать. Аптеки, как и вся торговля, заинтересованы в то, чтобы побольше про-дать. Если же они действуют бестолково, то …
    2) «люди со специальным образованием или просто кассиры». По-моему, главное образование – самоучение. Но предположим, что реформаторы правы. Тогда они должны на статистике (с указанием доверительного интервала) определить, как повлияет чиновник из министерства з/охранения на улучшение з/охранения. Например, насколько уменьшится количество больных благодаря дипломированным кассирам. Говорят, что и дипломы продаются. Се ля ви?!