Земля порядок любит

18:44
0
342
views

10 марта в Украине отмечается День землеустроителя. Профессия эта намного древнее не только, скажем, чем профессии космонавта, программиста или мерчендайзера, но и юриста или парикмахера. И в Древнем Риме, и Древнем Египте кому-то надо было по-честному делить землю, и это было важнее всего, вопрос жизни и смерти. Почетной и уважаемой эта работа является и сегодня, пусть и громадный землемерный циркуль теперь заменили сложные электронные тахеометры, нивелиры и GPS-навигаторы.

В канун профессионального праздника об особенностях своей работы «УЦ» рассказал Владимир Марченко, руководитель Кировоградского регионального филиала Центра государственного земельного кадастра.

– Владимир Дмитриевич, на взгляд малопосвященного человека, у нас в стране землей занимается множество структур. Только в Кропивницком есть управление Госгеокадастра, управление земельных отношений горсовета, Кировоградский региональный филиал Центра государственного земельного кадастра, Государственное предприятие «Кропивницкий научно-исследовательский и проектный институт землеустройства». Чем, в отличие от других, занимается ваша организация?

– Главное управление Госгеокадастра является органом исполнительной власти, оно реализует земельную политику Кабинета Министров. Мы привязаны к этой структуре, но у нас другие задачи. Мы не имеем отношения к государственной службе.

Для чего мы вообще созданы? Все, кто имеет дела с землей, знают, что такое Национальная кадастровая система. Это единый свод всех данных о земельных участках всей страны, оформленный в виде электронных карт, с профессиональной информацией о каждом участке. Но она еще не готова полностью. На сегодня в системе данные о примерно 60 процентах всех земель Украины. Кстати, именно поэтому мы не можем запустить открытый рынок земли со свободной продажей, о чем недавно говорил Президент страны. Просто насчет 40 процентов земли, а это миллионы гектаров, нет полноценной точной информации, мы над этим только работаем.

У большого количества людей документы на землю существуют только в бумажном виде. А речь идет о том, чтобы абсолютно вся информация была оцифрована – это вопрос точности границ участков, сохранности данных, их защищенности.

Наш центр земельного кадастра является главным администратором этой системы. Именно мы наполняем ее данными, мы за них отвечаем. Наша задача, чтобы эта система карт работала без сбоев, постоянно обновлялось техническое оснащение, обновлялась информация о земле. Это задача №1 нашего головного офиса. У областных филиалов задачи шире. Так как мы не являемся бюджетниками, денег от государства не получаем, мы должны зарабатывать их сами. Естественно, не в ущерб профильной деятельности, тех задач, которые перед нами ставит Кабинет Министров. Но, кроме этого, мы предоставляем услуги юридическим и физическим лицам.

Например, сейчас идет активный процесс передачи земель новосозданным ОТГ – объединенным территориальным громадам. Передает их управление Госгеокадастра, но ему для начала надо понимать, что именно передается. И тут выступаем мы. Наша задача – инвентаризировать эти земельные массивы, сделать полную техническую документацию, свести баланс земель. И уже на основе подготовленных нами данных земельные массивы передаются ОТГ.

А чтобы вы понимали, то встречаются документы на землю, которые, условно говоря, еще царя помнят! Нельзя сказать, что работа эта сверхсложная, но она очень объемная.

– Это что, на каждый участок необходимо выезжать с инструментами, замерять, привязывать к местности?

– В каждом случае по-разному. По ряду участков недавно могли совершаться какие-то действия, и документы и данные вполне актуальны. Или такие есть по всем участкам вокруг – тогда возможно точно все высчитать. Но приходится и выезжать с геодезистом, бывает, что вообще нет никаких документов на участок. А выезжать… Сами видите, какая погода за окном, а потом будет распутица. Так что работа не из самых легких.

– И что, много ничейной земли находится?

– По всем 12 ОТГ, с которыми мы работаем, пока еще ни одного бесхозного участка не нашли. В других местах бывало. Тогда, согласно закону, мы должны такие участки выставлять на аукцион. У нас есть договор с областным управлением Госгеокадастра, они нам передали в работу около 140 массивов, которые мы готовим «под ключ» для продажи на аукционе. То есть мы готовим всю необходимую документацию, оформляем все разрешения, формируем лоты, и мы же и продаем с аукциона. У нас в штате есть два своих лицитатора (аукциониста). Это удобно для заказчиков.

Аналогичный вид работ мы сейчас проводим для Кировоградской областной государственной администрации. Она распоряжается водным фондом, ставками. У нас договор, по 152 таким водным объектам мы работаем, часть уже сдали, другую часть готовим к сдаче в аренду.

Еще одно направление работы – генеральные планы населенных пунктов. Согласно закону Украины, теперь каждое село должно иметь собственный генплан. Если нет плана – нельзя ничего строить, нельзя выделять землю. Мы принимаем участие в этой работе. У нас в штате своих архитекторов нет, но мы заключаем договора с теми, кто имеет соответствующую лицензию. Мы же выполняем топографо-геодезические работы. Архитектор на базе нашего картографического материала формирует генплан села или города.

– Работы, наверное, непочатый край?

– Хватает. Причем зачастую непонятно, как поступать с маленькими селами, где осталось три хаты. Зачем такому селу генеральный план? Но закон выполнять надо.

Параллельно с генеральными планами мы производим работы по установлению границ этих населенных пунктов – это довольно большой объем работ. Проводим мы нормативно-денежную оценку земли для установления размера аренды и экспертную – для продажи.

Это из масштабных видов работ. Но мы беремся и за небольшие землеустроительные заказы для юридических и физических лиц, хотя тут у нас много конкурентов – только в областном центре их несколько десятков.

А вот в районных центрах у нас есть девять отделений. Там практически все идут к нам. Потому что мы все же представляем государственную организацию, мы никуда не денемся, с нас спросить можно, а закажи работу какому-то ФОП – и ищи его потом.

Еще одно направление работы, которое мы не так давно освоили, – это те услуги, которые раньше оказывали ликвидированные БТИ. У нас есть свой штатный инженер по инвентаризации недвижимого имущества, все документы на любой жилой дом мы готовим, также получили разрешение оказывать услуги регистратора недвижимого имущества и будем «под ключ» это делать – оформили землю, оформили дом, мы же его и зарегистрировали. Жаль только, что архивы БТИ куда-то запропастились, а так монополию сломали, несколько предприятий получили лицензию и спокойно и гораздо быстрее с этим работают.

Несмотря на большое количество услуг, которые мы оказываем, у нас работает 44 человека, это с 9 районными отделениями. Мы не получаем и не просим ни копейки денег из бюджета, у нас свое оборудование, свой транспорт, свои программисты и разработчики, мы вполне самодостаточны.

Да, изначально предприятие задумывалось чисто как администратор Национальной кадастровой системы, и ничего больше. Но жизнь заставила заниматься еще многим, пришлось расширить сферы работы, но по профилю.

– А есть у землеустроителей свое профессиональное пожелание, ну как у моряков «Семь футов под килем!»?

– Слышал когда-то «За мир, за дружбу, за землевпорядну службу!» Всех коллег с праздником!

Геннадий Рыбченков

Геннадий Рыбченков

Журналист «УЦ».