Море и яхты – все, что нужно для счастья!

15:09
0
848
views

История нашего с вами земляка Александра больше подходит для приключенческого романа, чем для газетного интервью. Двадцать с лишним лет тому назад его семья уехала в Америку. Теперь он – американец и живет в Майами. Но самое интересное не место жительства и факт получения гражданства, а род деятельности Александра. Уже много лет он работает инженером на яхтах у мировых знаменитостей и миллионеров. Переплывал океаны, бывал под прицелом у сомалийских пиратов, кормил с рук акул, видел несметное количество селебритиз нос к носу… Захватывающие подробности – далее.

 – Саша, как ты попал в Америку?

– В 1992-м году вместе с матерью поехали к дальним родственникам в гости, а потом продлили визу и остались. Вначале жили в штате Нью-Йорк, а потом переехали во Флориду. Уже там пошел в школу, и пошло-поехало. Мне тогда было 14. Окончил школу, начал работать. Хотя работал очень много – концы с концами еле сводил. Такое положение вещей меня совсем не устраивало. Поначалу эмигрантам всегда очень сложно: во-первых, языковой барьер есть, во-вторых -культурный: привыкнуть надо к повадкам американским, разобраться, что и как. И с профессией я какое-то время не мог определиться. А потом понял, что ближе всего мне техническая отрасль.

Знакомый капитан как-то пригласил меня в гости на яхту проверить кондиционеры (я еще и на кондиционерах работал). Поразила тогда чистота машинного отделения – белоснежные двигатели, белоснежная краска, нержавеющая сталь, сверкающие перила – все блестящее и аккуратное. Машинное отделение выглядело, словно операционная. Это так впечатлило меня, что, наверное, год спустя я решил поработать на фирме по обслуживанию яхт и судов. Многому там научился. В основном – по электрике. Разобщался с инженерами, которые брали меня на работу, и подумал, что хочу путешествовать и выполнять какие-то технические работы. С тех пор я регулярно заполнял аппликации разных агентств.

Один мой знакомый инженер увольнялся с лодки и предложил занять его место. На эту лодку как раз требовался специалист по электрике, и он порекомендовал капитану меня. Еду я с работы домой, и тут звонок – капитан представился и говорит: «Слышал, ты ищешь работу, приезжай – обсудим». Я поехал в тот же день. Там такая огромная частная собственность: шлагбаум, ворота – просто так не заедешь. Очень богатые люди. У них на яхте был еще и вертолет. Я посмотрел на это и подумал: «Ну ничего себе!»

Встретились с капитаном, походили, он предложил мне пива, пообщались, пожали руки, говорит: «Ты нанят. Когда можешь начинать работать? Можешь завтра?» Я ответил, что мне нужно как-то культурно распрощаться со своей старой фирмой, мол, неудобно их кинуть. Тогда он предложил днем дорабатывать на той фирме, а по вечерам приезжать на яхту и изучать ее. Так я и сделал и с тех пор работаю на разных яхтах по всему миру.

  – Поначалу было как-то непривычно или тяжело?

– Насчет работы – нет. Сама обстановка была интересная и в то же время непривычная – жизнь на корабле, маленькие каюты, экипаж все время вместе. Потом привык.

  – В каком году это все случилось?

– В 2002-м.

  – Что было дальше?

– А дальше ремонт яхты почти год, после ремонта – Карибы, потом – Европа. Позднее я ушел оттуда.

  – А почему?

– Там весь экипаж менялся несколько раз, а капитаны – 8 раз. У хозяина никогда раньше не было яхты, он привык работать с коммерческой недвижимостью. Соответственно, применял динамику недвижимости к яхтам, а это неправильно. Например, человек покупает недвижимость, реставрирует ее, ремонтирует, делает красивой, и от этого она приобретает бОльшую стоимость. С яхтами все совсем не так – эффект противоположный. Они быстро изнашиваются из-за соленой морской среды, солнца, дождя и требуют постоянного дорогостоящего ремонта. Капитаны не выдерживали стиль этого хозяина, потому что, кроме всего прочего, у него там еще человек дополнительный был постоянно. А обычно капитаны напрямую общаются с хозяевами, без посредников. Бывает, попадается эдакое «гнилое яблоко» и все портит.

  – А бывали хоть раз хозяева, которым хотелось Украину посмотреть?

– Лодка называлась Senses, и меня на нее временно взяли помощником инженера. Хозяева любили путешествовать, а в Украине еще не бывали. Для этого они решили взять в команду человека, знающего русский или украинский язык. Взяли меня. Я в то время как раз в Украине был, все лето здесь провел. И вот я полетел к ним в Стамбул (там они базировались), оттуда мы отправились через Черное море в Ялту, потом и в Севастополь. В Ялте неделю где-то пробыли.

У нас с собой вертолет был, хозяева (пожилая пара – очень приятные люди) любили взлетать с палубы и просто кружить по району. Украина – это единственная страна, в которой они этого не сделали, потому что украинские власти так и не смогли определиться, сколько же денег взять со старичков за разрешение на взлет. Думали-думали, а потом залупили нереальную сумму, равную десятой части стоимости вертолета. Вертолет был итальянский и очень большой (семиместный). Выкладывать эту сумму никто не стал. Потом еще нам еле-еле док выделили. Был День города, и я помню, что все в Ялте понапивались. Какой-то мужичок на маленьком паруснике (тоже был «синий») чуть ли не лез с нашими драться, мол, мы заняли его место. Пришлось вызывать милицию, чтоб это все успокоить. И милицейский парень пришел тоже (!!!) немножко «подгашенный». До двенадцати ночи, пока мы писали рапорт, он клянчил, чтобы я ему дал «на лапу». Потом начал клянчить у капитана. Хозяева яхты знали, что в Украине большая коррупция, и сказали: никаких взяток никому вообще. Милиционер ушел ни с чем. А еще до того, как мы пришли в Ялту, сопровождающий катер (называется «пилот») причалил к нам, и такие два «подгашенных» мужичка с горем пополам указали, какой док нам занять. Начали капитану петь «налей нам», намекая на взятку. Скажу одно об Украине – больше нигде, ни в единой стране мира, я такого маразма не видел, это только у нас.

  – Тем миллионерам, наверное, расхотелось впредь ездить в Украину?

– Да. Капитан еще спрашивал у меня в шутку, в какую это мы страну попали? Еще могу рассказать одну забавную историю. Так как я говорил по-русски и по-украински, капитан мне сказал, что половина экипажа пойдет со мной отдыхать. Ну и приказал проследить за тем, чтобы все вернулись благополучно, и так далее. Мы захотели выпить. Зашли в какой-то киоск, взяли по пиву, а потом решили в ресторанчике посидеть, заказать что-нибудь. Зашли в один (а уже ж поджимает, надо в туалет сходить), а туалеты мужские не работают. Искали ресторан, в котором бы работал хоть один мужской туалет, оказывается – не работают нигде, только женские. А там неподалеку был лесок небольшой – пришлось просто пойти туда. Я пошел с помощником капитана. Там, значит, полянка такая, деревца, людей нет. Сделали свое дело, и тут откуда ни возьмись подходит к нам такой толстенький паренек в серой форме – милиционер: «Вы знаете, у нас это запрещено. Вам придется заплатить штраф». Я говорю, мол, это нормально, елки-палки, что вы специально, паразиты, сделали так, что туалеты не работают? А он опять: придется заплатить штраф. Я уже даже прикинул, что он толстенький и за мной не угонится. Но помощнику капитана уже за полтинник, и к тому же он был выпивший. Я-то убегу, а этот может не убежать – рассудил я. Пришлось спрашивать у стража порядка, какой штраф. Он мне сказал – 400 гривен (а это было еще давно, в начале двухтысячных, - сумма немаленькая по тем временам). У нас не было налички, так парень нам любезно указал на банкомат. Снял я деньги, протягиваю, а он говорит: «Нет-нет, видишь, машина там – положи под колесо». Украина – это жопа просто! Нигде в мире такого «разводилова» я не встречал.

– А где еще ты бывал? Есть с чем сравнить?

– Из европейских стран на яхтах я бывал в Англии, Франции, Италии, Греции, Португалии, Германии, Турции, Черногории. Короче, объездил вокруг всю Европу, бывал и в Средиземном море, и в Адриатическом. Мы когда переплывали Атлантический океан (много раз), то заправлялись, как правило, на Азорских островах, а потом шли к Гибралтару. Перед входом в Средиземное море вид потрясающий – Европейский континент и Африканский. Как-то по дороге из Америки (Флориды) в Европу на полпути, в Атлантическом океане (как ни странно – океан весь месяц был сравнительно тихий, почти штиль), мы встретили очень красивый российский корабль. Парусник назывался «Крузенштерн», он был построен в 1926 году в Германии, а после войны Советский Союз взял его себе. Этот парусник известен своими победами в парусных соревнованиях. И вот наш капитан связался с экипажем этого корабля по рации и спросил, можно ли подплыть поближе и сделать фотографии. Нам ответили: «Да, запросто». А у них паруса открыты, и двигались они очень медленно. Ветер небольшой был, и такие впечатляющие виды – просто супер: штиль и океан как зеркало…

– А можешь еще рассказать о каких-то ярких приключениях?

– Люблю Карибы, Багамы – очень красиво там: голубая вода, песок очень мягкий такой (местами есть даже розовый из-за кораллов розовых, а в основном – желтый). Идешь по нему, а он прямо тает. Это Багамы. Дальше на юг уже другие интересные острова – например, Сен-Мартен. Там часто бывал тоже. Возле Сен-Мартена есть остров Аруба вулканического происхождения, где населения 1600 человек. Рядом с Сен-Мартеном также остров Сейнт Маркс. Туда обычно кинозвезды и богатые люди съезжаются. Потом были на Сент-Китс, на Британских Виргинских островах, на Американских Виргинских островах (типа Сент-Томаса).

На британском острове Тортола у местного населения есть особый обычай – в полнолуния они устраивают большие party (с англ. «тусовки». - Авт.), в ход идет пиво и все остальное. А еще они там делают галлюциногенный грибной чай и угощают всех. Мне довелось там побывать. У нас на борту были хозяева яхты (капитан взял меня и еще одну стюардессу – мы втроем сопровождали хозяйку и ее подружек), и мы с ними пошли на фестиваль этого грибного галлюциногенного чая. Я чуть-чуть попробовал – грибом отдает, да и все. Нам же нужно было держать себя в форме. А там, знаете, толпы людей, и ни с того ни с сего кто-то начинает что-то кричать, руками махать, видеть то, чего нет. «Галюныки», как у нас говорят.

А как-то раз капитан рассказывал историю. Когда он моложе был, они с командой на этот остров частенько приходили в полнолуние на два-три дня. Ставили яхту на якорь, брали надувной катер и ездили попробовать чайку. Попробовали, значит, изрядно, а потом садятся на катер плыть обратно к яхте. И тут поднимается шторм, их маленький катер кидает из стороны в сторону, они бегают, суетятся, короче – держатся за свои жизни, как могут. Потом с горем пополам они таки добираются до яхты, и их принимает экипаж. «Чаеманы» забираются на борт, жалуются, говорят: слушайте, мы в такой шторм попали! А члены экипажа со смехом отметили, что около часа в бинокль наблюдали дурацкую беспричинную беготню.

– Какие еще бывали «отрывы»?

– Когда есть возможность – экипаж отрывается. Скучно просто сидеть. Возле этого же острова Тортола есть старый корабль. Он уже давно стоит на якоре, и его превратили в ресторан Wet Willies. Этот корабль в бухте, защищен со всех сторон холмами, и там под вечер собирается масса катерков. Там принято нырять голышом целыми экипажами. Если кто-то ныряет голый – ему выдают бесплатно майку. Также там на стол ложатся девушки, им на пупок льют текилу и солью сверху посыпают. Кто выпивает это прямо с тела, тоже получает майку. На той яхте, где я работал, капитан англичанин был, и у него юмор такой своеобразный. Как-то хозяйка яхты попросила его приготовить катер – захотела сама со своей подругой поехать на Wet Willies. Перед дорогой спрашивает капитана: «Вам что-то привезти?» (имела в виду еду), а капитан ответил: «Привезите майку». (Смеется.) Хозяйка была бабулька с юмором, нормально отреагировала.

Много интересных мест. Остров Сен-Мартен уникальный: половина принадлежит Франции, половина – Голландии. На голландской стороне есть ресторан Sunset beach (с англ. - «закат солнца». - Авт.). Там действительно такой закат красивый! Прямо рядом с пляжем небольшая дорога, сетка и тут же аэропорт. И вот эти вот «Боинги-747» с четырьмя двигателями в определенное время садятся там и взлетают. Складывается такое впечатление, что ты можешь в любой момент подпрыгнуть и схватить его за колеса. Местные сыграли на этом и придумали развлечение. Значит, эффект такой: нужно напиться пива, дождаться семи или семи тридцати (он взлетает по графику), схватиться за сетку руками (обязательно в очках от солнца) и лететь за соплом двигателя. Трезвому не рекомендовано. Когда выпьешь – нормально. Чувство непередаваемое. Самолет стартует, порыв горячего ветра за двигателем, он тебя чуть ли не сносит, песчинки летят в лицо, в кожу прям впиваются. Это неописуемо! Я делал такое.

Раз доводилось через Панамский канал идти. Я прилетел в Тринидад, оттуда мы пошли на лодке под австралийским флагом (хозяевами были приятные люди из Австралии). И вот мы через Панамский канал шли к острову Таити (Французская Полинезия). По дороге остановились на острове Галапагос. Заправились там и дня три побыли в бухте на якоре. Там такие огромные черепахи, как стол размером, и морские котики очень большие. Как-то мы увидели в доке пару огромных морских котиков. Они лежали как раз у нас на пути, и обойти их было нереально. Самец агрессивный такой, с клыками. Пришлось возвращаться на лодку, брать оттуда специальную рыбу-наживку для рыбалки и задабривать этого красавца. Он был такой счастливый!

– Какой твой самый любимый остров?

– После Галапагоса мы начали путешествие на Таити. Острова Французской Полинезии самые красивые в мире – там такие пейзажи, водопады, растительность всевозможных видов! По сравнению с Багамами, где только пальмы, Таити действительно очень красивые. Мы были на местном острове Папеэте, с месяц сидели там на доке, ездили также на остров Бора-Бора. А в Европе самые красивые острова – греческие. Мой любимый остров – Санторини. Я там несколько раз бывал. Там канатная дорога есть. Он вулканического происхождения. Пейзаж потрясающий, Средиземное море видно.

– Что держит тебя в море?

– Во-первых, зарплата неплохая. Во-вторых, я делаю то, что мне нравится. Я – как рыба в воде. Есть возможность путешествовать, и не надо за это ничего платить. Видел вблизи очень много кинозвезд. И с музыкантами ходили. MTV как-то арендовал нашу яхту в Майами на один вечер. Праздновали получение премии Music awards, перед входом в яхту красный ковер, секьюрити, люди с оружием – все как положено. Клиенты, которые арендуют яхты, - очень известные люди и кинозвезды. Просто в нашем деле нам нельзя называть имена.

– В жизни, как в кино, может реально один человек управлять яхтой?

– Смотря что в вашем понимании – яхта. Здесь, в Украине, яхтой называют какие-то маленькие катерки. У нас это называется катер – совсем не яхта. Яхта – это как минимум три человека экипажа. Яхточка маленькая – это несколько кают, пару палуб и все. Как правило, средний размер яхты где-то 40-50 м. А есть яхты, которые никуда не могут зайти, просто на якоре стоят, потому что они очень большие. Водоизмещение не позволяет зайти в мелкую воду. Там экипаж от 10 до 40 человек. Например, на яхте 60 м у нас экипаж был 14 человек. Сейчас я работаю на яхте в 40 м, и нас семеро.

– Ты рассказываешь о приключениях, как из книжек, - большие черепахи, горячая выпивка, веселье… А бывали приключения опасные? Нарывались на акул или пиратов?

– Как-то я взял на свою голову одну временную работу (временные брал в основном во время отдыха, из разряда перегнать яхту из пункта А в пункт В, где требовался экипаж дополнительный или кто-то уходил в отпуск). Прилетел в Грецию, в Афины, мы там на доке сидели, яхта называлась Plan B. Изначально эта яхта была военным кораблем Австралии, а потом какой-то богатый человек купил его и покрасил в серый цвет. На верхней палубе там был такой большой вертолет, яхта оснащена исследовательским оборудованием – камерами, магнитометром. В задней части яхты – бобина кабеля из нержавейки, с помощью которого можно было опускать магнитометр и сканировать дно. А в салоне стояли экраны для обзора, и в них можно было наблюдать за происходящим в режиме онлайн. Также были торпеды и сонар. Хозяевам этой яхты в путешествиях нравилось именно исследовать дно. Они хотели попасть в Австралию (плыть предстояло через Средиземное и Красное моря и Индийский океан). Конечной целью был город Дарвин (север Австралии). После того как прилетел я, к нам присоединились четыре военных мужика из Америки (с бронежилетами и касками, с приборами ночного видения). Для яхты приобрели четыре итальянских дробовика. Это были такие красивые полуавтоматические дробовики (на семь патронов каждый) с узорами, и к ним купили еще пачку специальных патронов. Также на лодке было устройство со специальной сверхнизкой аудиочастотой, которое при направлении на человека парализует его. Мы покинули Афины, шли по Средиземному морю и встали на якорь в Египте, чтобы заправиться. Заправка была с одной стороны, а египтяне на каких-то деревянных лодках пытались залезть к нам с другой и украсть что-то, мы их постоянно отгоняли. Пошли дальше – Йемен, Сомали, пиратские места… По рации из капитанской рубки постоянно было слышно, как спрашивали вроде бы какого-то официального представителя – разузнать, что за судно, с какой целью и т. д. Поначалу капитан отвечал, а потом эти мужики американские сказали ему игнорировать эти обращения. Мы заклеили все окна фольгой, чтобы свет вообще не проходил, выключили все навигационные фонари (только радар работал). Моя каюта главного инженера располагалась в задней части судна за машинным отделением. Это единственная каюта со всеми удобствами – туалетом, душевой и даже токарным станком и сварочным аппаратом. А весь остальной экипаж был в носовой части. Меня начали спрашивать, какой толщины кузов, чтобы прикинуть, реально ли его пробить в случае стрельбы. Я посмотрел схемы – 12 мм сталь, ну вроде нормально. Потом прикинули, что эвакуировать экипаж безопасней всего как раз в машинное отделение. Мы поснимали все наружные ручки, закрыли двери сетками, чтоб их нельзя было открыть снаружи. Перетащили еду, воду, матрасы, чтоб можно было спать возле машинного отделения. Еще были у нас одни двери на рельсах. Мы с этими мужиками военными прикинули, как сделать так, чтобы нельзя было их открыть снаружи. Я заметил там болт, мы его вкрутили, он задел рельсы и закрыл вход. Возле этих дверей я держал ключ со специальной насадкой – если надо было закрыть.

Это все продолжалось дня три, наверное. Вокруг нас кружило около десятка быстроходных катеров с крупнокалиберными пулеметами во главе с кораблем. Еще один маневр наших военных – вместо флага хозяев мы подняли на мачте большой американский флаг. Дробовики с патронами были все время при нас, а вот этот аудиодевайс-парализатор мы даже испытали на своем же военном. Он лежал целые сутки, ему было плохо, а потом еле ходил. Слава Богу, что все обошлось. Я даже не подозревал, куда мы идем и что такая ситуация может быть.

Я уже пришел в пункт назначения и только потом осознал, куда вляпался. Как-то уже неудобно было отказываться от обратной дороги – согласился идти до конца. Потом военные сошли, а мы в Индийский океан попали. Капитан выстроил весь экипаж на задней палубе, поблагодарил всех и дал разрешение расслабиться немножко. Включили музыку, пили пиво. А эти дробовики и пачка патронов не декларировались, у нас могли бы быть большие проблемы, если бы органы Австралии о них узнали. Их нужно было срочно выбрасывать. Но как же выбросить и не пострелять? По банкам из-под пива стреляли все, даже девушки-стюардессы.

До Дарвина мы шли полтора месяца. Когда капитан (австралиец по происхождению) заказывал мне обратный билет в Америку, я попросил у него хотя бы на пару деньков остаться в Австралии, ведь никогда раньше в ней не бывал. Капитан взял с меня обещание, что со мной все будет нормально, и я неделю прожил в Австралии. В отеле в Дарвине переночевал, а потом автобусом поехал в Брисбен и там, наверное, дней пять пробыл: походил по центру, ездил в автобусные туры по австралийским зоопаркам (был даже в основанном Стивом Ирвином, известным австралийским натуралистом, телеведущим).

– А с опасными животными были встречи в воде?

– Акулы бывали. Вообще в Атлантическом океане очень много акул, а на Багамах есть лимонные акулы, они так называются, потому что у них плавники желтого цвета. Они могут быть агрессивными. Есть еще акула-молот – тоже агрессивная. Мы хозяев или клиентов сопровождали в воде с аквалангом или просто в маске и с ластами. Когда видели акул, то быстро из воды вылезали.

– Успевали?

– Успевали. А вот на Багамах есть такой особый вид акул Nurse Shark (акула-нянька). У них морды такие туповатые немного и кожа, как наждачка. Эти акулы коричневого цвета, и их даже гладить можно. У них зубы не как у обычных акул, а где-то внутри. Еду засасывают и такой звук издают «пшш, вшух». У меня даже видео есть, как я их кормил с палубы. Они довольно медленные. С ними обычно охотятся очень быстрые рыбы-присоски, реморы называются. Когда шеф-повар остатки еды за борт выбрасывает, эти реморы сразу налетают. Они, как правило, к акулам присасываются, с ними плывут и лишают их добычи.

Есть на Багамах еще рыба-лев. У нее плавники очень яркие, очень красивые и очень ядовитые. Их нельзя трогать вообще, даже мертвая рыба может ужалить. У них в микрокапиллярах в плавниках есть трубочки с ядом, местные ловят эту рыбу гарпунами. Власти поощряют уничтожение этих рыб: они пришли из Австралии и Азии, тут никто их не жрет, они плодятся в неконтролируемых количествах. Поэтому в магазинах даже продаются такие специальные жгутики с тризубцами для уничтожения этих рыб. Местные делают из них филе и продают его. Один мой знакомый багамец тряпкой держал эту рыбу (она уже мертвая была) и как-то нечаянно пальцем прикоснулся к плавнику – у него моментально опухла рука.

– А какие они, багамцы?

– Простые люди, как правило, приветливые, улыбаются часто. У них в полтора раза все дороже, чем в Америке. Он может жить в халабуде и ездить на машине, которая еле заводится, зарабатывать копейки, но пойдет рыбку наловит, краба или устрицу, с пальмы сорвет кокос и счастлив (по сравнению с богатыми американцами, которые могут часто сидеть на антидепрессантах и обращаться к психиатрам). Казалось бы, вот у людей есть все, а счастья нет. Я часто сравниваю багамцев и американцев.

– Ты себя можешь назвать счастливым человеком?

– Думаю, да. Я – счастливый человек. Мне довелось побывать в таких местах, о которых даже никогда не думал. Да и вообще – путешествия дорого стоят, а тут бесплатно, еще тебе и деньги платят. В принципе я не богат, но могу себе позволить приехать в ту же Украину. Во Флориде живу в курортном месте, шашлыки могу жарить, своих знакомых навещать. А что еще надо? Конечно, комфорт все любят, но сильно заострять внимание на комфорте не стоит, я думаю. Сегодня есть комфорт, а завтра его может не быть – стихийное бедствие, война, болезнь, еще что-то…

– А как у тебя складывается личная жизнь? Путешественники – обычно холостяки или есть женатые?

– В основном – холостяки, хотя бывают и семейные люди. Иногда пары работают вместе, например, капитан и его жена – главная стюардесса или помощник. У нее бумажки есть все, она яхтой и даже кораблем может управлять, если надо. Есть женщины-капитаны, есть женщины-инженеры.

Я встречал женщин-инженеров. Есть в них что-то такое не совсем женское. Я как-то в Англии жил год, делали мы там ремонт яхты. В Англии постоянно холодно, ветрено и дождливо. Зато зима теплая, и трава все время зеленая. Да, бывает минус 2-3, но днем – плюс 1-2. Снег может быть, иней, но трава зеленая. Мы даже Новый год встречали в 2012 или 2013-м в каком-то ресторанчике, из окон которого открывался потрясающий пейзаж – леса, холмы, зайцы кругом бегают, и их никто не стреляет. Капитан мой был англичанин, а хозяева – русские. Я ему сказал сразу, что не против в Англию поехать. Потому что люблю бывать там, где еще не был, но путешествовать с ним не согласен – только ремонт пройти, и все. Когда завершали ремонт, начали искать инженера вместо меня. Желание изъявила девушка-англичанка, она жила во Франции, занималась горными лыжами, но хотела быть инженером. У нее даже документы были и аттестат. Я ее учил, она все время вопросы задавала, записывала что-то. В принципе, так и должно быть.

– А приметы какие-то есть на яхтах? Типа «женщина не к добру» и т. д.

– Нет, у нас такого вообще нет. В нормальном экипаже и женщины, и мужчины должны быть. Стюардессы, как правило, смотрят за интерьером. Есть даже девушки-матросы. Есть старпомы-девушки – чуть ниже рангом первого помощника на палубе. Разные есть работы для всех. Смотря еще какая программа. Есть, например, яхты, где хозяева-геи хотят, чтобы весь экипаж был только мальчики. Мало того, форма какая-то такая, знаешь, ее даже стыдно носить. Есть и такое. У людей свои глюки. Есть хозяева, у которых много бабла, они нюхают какую-то хрень, их клинит там. Я, правда, с такими не работал – не доводилось и, надеюсь, не доведется.

– А какие они вообще – миллионеры? Часто, услышав слово «миллионер», люди представляют какого-то старикашку в компании несколько юных моделей. Насколько правда отличается от этого стереотипа?

– Бывают и такие. Знаю одного российского олигарха, у которого много яхт, и он именно такой.

– Из каких они сфер в основном?

– Это может быть коммерческая недвижимость. Может быть какой-то бизнес, например. Какой-то раскрученный продукт питания. Есть те, кто работает на Microsoft, есть кино-, шоу-, музыкальные звезды.

– А какие они, если говорить об общих чертах? Счастливые, простые, надменные, хамовитые?

– Как правило, порядочные, счастливые. Иногда может проявляться хамство, завышенные требования. Просто они привыкли к определенному стилю жизни. Я работал на таких – когда все нормально, они расслабляются, все время «спасибо» говорят, пивом угощают. Как правило, они пожилые, но есть и помоложе.

– Вернемся на сушу. Твоя мать и ты – уже давно граждане США. Есть понятие «американская мечта», у нас даже фильм одноименный вышел недавно. Многие рвутся туда, «Америка любой ценой», Америка – это счастье, благополучие, процветание. Все ли переехавшие такие счастливые?

– Не все. Многие вернулись обратно на родину и живут тоже нормально. Некоторым не нравится там. Хотя там можно заработать. Здесь, не занимаясь криминалом, обычный человек за станком много не заработает. А там можно себя нормально чувствовать, при этом иметь квартиру или даже дом, ездить не на совсем подержанной машине. Здесь – без вариантов. Хотя я знаю людей, которые имеют талант и продвигают его в Украине. Я думаю, как говорил профессор Преображенский, разруха в головах. Если человек развивается, то всё ОК. Нужно иметь терпение и заниматься саморазвитием.

Фото – из личного архива Александра.

Маша Ларченко

Маша Ларченко

Журналіст «УЦ».