История одного солдата

14:48
0
2753
views

В Беларуси, в окрестностях одного из сел недалеко от Бобруйска, были найдены останки 8 советских солдат. Троих удалось идентифицировать по сохранившимся документам. Среди них – уроженец Кировоградщины.

Информация об этом появилась на одном из электронных ресурсов Кропивницкого со ссылкой на белорусский новостной сайт «СБ Беларусь». Согласно информации, размещенной на этом ресурсе, останки солдат обнаружили рабочие во время демонтажа старого телефонного кабеля в районе села Бояры 7 июля. Идентификацией занялось местное управление по увековечиванию памяти защитников Отечества и жертв войн. Установив личность жителя Кировоградщины – Владимира Пантелеймоновича Юрийчука, 1915 года рождения, – главный специалист управления Александр Лугин отправил запрос по адресу, который был указан в документах: село Трояны Голованевского района. История, развернувшаяся далее, оказалась похожей на исторический детектив.

Новость попалась на глаза администратору городского Центра по предоставлению административных услуг Алле Дашевской.

– Я сама родом из Голованевска, и меня эта новость зацепила за живое, - говорит она. - Я решила помочь найти родственников этого человека. На самом деле новость в Интернете увидела моя коллега Ольга Шкода и спросила, почему часть Кировоградской области отнесли к Одесской. На сайте были размещены скан-копии документов погибших, и на фото Юрийчука был указан адрес: село Трояны или Троянка, Голованевский район, Одесская область. С названием села вышла путаница, так как в том месте документ был поврежден, и название села было без окончания.

Эта путаница чуть не оказалась роковой. Белорусское управление по увековечиванию памяти направило письменный запрос в село Трояны. А возникшая в кабинете Кропивницкого ЦНАП инициативно-поисковая группа в составе Аллы Дашевской, Ольги Шкоды и Анны Шевченко начала свое расследование. Смущал тот факт, что Трояны находятся на территории Благовещенского (ранее Ульяновского) района, в то время как в документах четко был указан Голованевский. Во время Великой Оте­чественной войны Ульяновский, Голованевский и Гайворонский районы входили в Одесскую область, и только в 1954 году они были включены в новосформированную Кировоградкую.

– Среди копий документов, которые были опубликованы на сайте «СБ-Беларусь», была справка, в которой, кроме данных Владимира Юрийчука и его отца Пантелеймона Юрийчука, была указана железнодорожная станция Емиловка, - рассказывает Алла Борисовна. - Моя бабушка родом оттуда, и первым делом я позвонила ей. И она сказала, что в Троянах семья с такой фамилией никогда не жила. В то время село было маленьким, и люди в нем друг друга знали. Я начала выяснять подробности и узнала, что в то время станция и село Емиловка, села Журавлинка, Троянка, Лебединка и Марьяновка были объединены в подобие громады с центром на станции Емиловка. Все эти села были очень маленькими, регистрация актов гражданского состояния по ним всем проводилась именно в Емиловке. И в Емиловке была выдана эта справка. Мы позвонили в сельсовет Троянки и пообщались с сельским головой Николаем Яковлевичем Завальнюком. Он тоже проникся этой историей и начал искать в архивах информацию для нас. Оказалось, что в Троянке жили три семьи с фамилией Юрийчук, но они не были друг другу родственниками. И Завальнюк взялся выяснять, к какой из этих семей принадлежал найденный в Беларуси солдат.

Николай Яковлевич перерыл местный архив и документы, хранившиеся в школьном музее, и таки нашел нужную семью. Отец семейства Пантелеймон Юрийчук родился в 1873 году. У него было трое детей – дочь 1904 года рождения и двое сыновей, Владимир и Андрей. Когда началась война, обоих парней забрали на фронт. Владимиру было на тот момент 25 лет, Андрею – 20. Через полгода семья получила похоронку на младшего сына. А старший до сегодняшнего дня по всем документам числился как пропавший без вести. А что значит для матери этот статус? Это надежда, что ее сын может быть жив. И с этой надеждой она прожила всю оставшуюся жизнь.

– Найдя родное село нашего солдата, мы сделали следующий логический шаг – начали искать его живых родственников, - рассказывает Алла Дашевская.

Из документов, найденных сельским головой Троянки, выяснилось, что ни один из братьев Юрийчуков не успел обзавестись семьей и детьми. А их старшая сестра вышла замуж за некоего Петра Кушнира, и у них в 1948 году родился сын Виктор. Но, когда мальчик учился в школе, семья выехала из Троянки куда-то в Киевскую область. Концы оборвались.

– Одновременно мы связались с белорусами, - говорит Ольга Шкода. - Я написала в редакцию газеты письмо с просьбой дать информацию о поисковой группе, которая работала с останками. Редакция, кстати, не ответила. Но мы смогли связаться с ними своими силами. Мы начали переписку с Александром Лугиным, и он рассказал, что отправил запрос на село Трояны. Мы рассказали о результатах своих поисков, и он попросил нас помочь связаться с Виктором Петровичем Кушниром, чтобы они могли пригласить его на торжественную церемонию перезахоронения и передать вещи погибшего родственника. Проходить она будет в Беларуси, поскольку, согласно закону этой страны, останки, найденные в братских могилах, не могут быть вывезены. Их перезахоронят на специальном кладбище, где будет установлен обелиск с именами погибших, а за самим кладбищем очень тщательно ухаживают. При перезахоронении соблюдаются все обряды, а на саму церемонию обязательно приглашают живых родственников. Вообще в Беларуси поиском и перезахоронением останков солдат, погибших в Великой Отечественной войне, занимаются на очень серьезном уровне.

Кроме участия в похоронах, живые родственники могут оказать помощь в идентификации тех, чьи имена не удалось установить. В начале войны, во время массового призыва нередко взводы и роты формировались из молодых людей, живущих в одном и том же или соседних селах. Возможно, кто-то из оставшихся неопознанными из братской могилы под Бобруйском – также родом с Кировоградщины.

Потеряв нить поиска, сотрудницы ЦНАП взялись за другие возможности, в том числе искали через Интернет. Но найти человека с фамилией Кушнир в Киевской области – все равно что искать иголку в стоге сена. И тем не менее…

– Мы вышли на наших коллег из ЦНАП города Ирпень, и они дали нам контакты местного депутата, - рассказывает Дашевская. - Депутат по мере возможности выезжал и проверял адреса. И благодаря ему у нас на руках оказались два адреса: ул. Интернациональная (адрес прописки) и ул. Доковская. Но ни один не был верным. На данный момент мы уже точно знаем, что этот человек жив, ему 70 лет, и у нас есть его точный адрес: Ирпень-5, улица Донецкая, 4а. Но его нужно было проверить, и куда только мы за этим ни обращались! Мы даже звонили в местную полицию. Решили связаться с местным обществом ветеранов, но в Интернете смогли найти только местную ячейку общества ветеранов АТО. Секретарь организации съездила по адресу и рассказала, что в Ирпене есть улица Донецкая, но нет дома под номером 4а. Я подумала над странностью названия Ирпень-5 и предположила, что это может быть название почтового отделения. Такое отделение нашлось, я позвонила в него и получила ответ, что – да, на их территории есть адрес ул. Донецкая 4а, и находится этот дом в поселке Романовка рядом с Ирпенем. Каждую неделю туда ездит почтальон и развозит пенсию. Ирпенское общество ветеранов АТО тоже не сидело сложа руки – они выяснили тот же адрес через соцслужбы и пообещали нам выехать и побеседовать с Виктором Петровичем Кушниром или его родственниками. Сейчас мы ждем вестей. Фактически мы подошли к дверям жилища этого человека, осталось постучать.

На поиски племянника погибшего уроженца Голованевского района администраторам ЦНАП понадобилось около недели. Работу, проделанную ими, на самом деле трудно оценить. Поиск через официальные инстанции, скорее всего, занял бы месяцы и мог не дать результата.

В июле 1941 года в окрестностях города Бобруйск произошло жестокое сражение, которое сейчас рассматривается историками как часть более масштабного Смоленского сражения, известного также как Смоленская стратегическая оборонительная операция. Серия ожесточенных боев проходила в течение двух месяцев – августа и сентября 1941 года на огромной территории от Идрицы до Новгород-Сиверского и от Полоцка до Ярцево. Удержав оборону фронта, советское командование в начале сентября решило перейти в наступление. Оно завершилось провалом и фактически обескровило советскую армию, позволив немецким войскам быстро продвинуться вглубь и оккупировать огромные территории. Источники говорят о более чем 700 тысячах убитых советских солдат, брошенных в бой без надлежащего материально-технического обеспечения. В ходе июльской обороны рубежей города Бобруйск, видимо, и погиб Владимир Пантелеймонович Юрийчук.

700 тысяч погибших с одной стороны в провальной военной операции – статистика. История одного солдата из украинского села, убитого за тысячи километров от родного дома, - трагедия. Одна из миллионов трагедий той войны.

Виктория Барбанова

Виктория Барбанова

Журналист «УЦ».