Сорочинская ярмарка-2018, или Все познается в сравнении

15:12
0
1440
views

Если бы не талант великого Николая Гоголя, кто бы знал о Сорочинской ярмарке – одной из сотен проходивших в те времена по всей территории Украины? А сегодня это визитная карточка нашей страны. И хотя экономический смысл ярмарки в нынешнее время кардинально изменился, ее организаторы ежегодно стараются воспроизвести тот уникальный дух настоящих украинских ярмарок, где можно было и вкусно поесть, и хорошо отдохнуть, и обменяться новостями, и, конечно же, накупить полный воз всякого добра.

Ярмарка 2018 года – юбилейная. Она прошла в двадцатый раз. Длилась целых пять дней – с 21 по 26 августа. Нам выпала возможность побывать на ней в первый день. Чтобы добраться до села Великие Сорочинцы в Полтавской области из Кропивницкого, нужно преодолеть расстояние почти в 400 километров, пересекая могучий Днепр, который делит эту дорогу пополам – на кировоградский и полтавский берега. Сначала нужно проехать три района Кировоградской области – Знаменский, Александрийский и Светловодский, – а затем еще три района Полтавской области: Кременчугский, Хорольский и Миргородский. Такая поездка дает возможность сравнить две наши области. А еще – сравнить нынешнюю Сорочинскую ярмарку с первой, возрожденной в 1998 году, и увидеть, как она изменилась с тех пор. Но сначала – несколько слов о Полтавской области.

Путь туда

Когда едешь в автобусе, то главная достопримечательность, от которой никуда не деться, – это дорога. Какой черт дернул нашего водителя срезать путь и поехать в Светловодск через села Дмитровка и Глинск, мы не знаем. Возможно, тот самый, гоголевский. Лет пять назад эта дорога еще была в относительно неплохом состоянии, по словам нашего водителя. Оказалось, что для автодороги пять лет – это как для человека лет сорок. В общем, сразу за Глинском она превратилась в облегченную версию злополучного Воссиятского на николаевской трассе – огромные ямы, в некоторых местах асфальт совсем исчезал. Но! В самых запущенных местах мы насчитали 6 или 7 куч свежего отсева. Значит, не все потеряно, есть неплохой шанс, что эта дорога будет отремонтирована.

А как обстоят дела на другом берегу Днепра? Да почти так же! Качество дороги в Кременчугском районе тоже оставляет желать лучшего. А еще в глаза бросается ужасное покрытие на переездах через нашу великую реку. Может, именно своенравный Днепр не позволяет Светловодску и Кременчугу сделать у себя нормальные дороги? Такой вопрос возник не просто так – стоило нам покинуть Кременчугский район и въехать в Хорольский, как качество дорожного полотна стремительно изменилось к лучшему. Правда, к полтавским дорогам тоже возникли вопросы: довольно продолжительные участки идеально ровного шоссе почему-то регулярно прерывались короткими промежутками, на которых ремонта не было. Асфальта, что ли, не хватило?

Отдельно нужно упомянуть о районных центрах – и Хорол, и Миргород мы проехали насквозь. Отметили ухоженность обоих городков. Амброзия? Нет, не слышали. Скорее всего, на периферийных улицах дела обстоят не так хорошо, но центральная часть имеет очень даже приличный вид. Ни одного МАФа, все утопает в цветах и зелени. Но сильнее всего нас пора­зили стоящие в каждом квартале контейнеры для раздельного сбора мусора. Причем у этих контейнеров необычная форма, похожая на перевернутую лейку с небольшим отверстием (ни собака, ни человек туда не залезет). В частном секторе во дворе каждого дома стоит большой пластиковый контейнер на колесиках. В положенное время приезжает мусоровоз, и хозяева домов выкатывают свои контейнеры. Как в спальных районах из американских фильмов. Никаких мешков и сваленных в кучу пакетов, в которых роются собаки. Выходит, жителей заурядного райцентра на Полтавщине можно за год научить сортировать мусор, а обитателей Кропивницкого – нет?..

Изюминкой Полтавщины можно смело считать названия здешних сел: Пироги, Опрышки, Жуки, Ковали, Карпиха, Вишняки. Между Опрышками и Жуками мы неожиданно наткнулись на целое поле промышленной конопли. В начале поля – фотозона с рамкой, стилизованной под интерфейс Инстаграмма, и очень доброжелательный охранник, объяснивший нам, что из этой конопли делают веревки и давят масло. Но основной агрокультурой Полтавщины является кукуруза – ею были засеяны почти все поля, мимо которых мы проезжали. Кировоградская область в этом плане более разнообразна – подсолнечник, соя, сахарная свекла, уже скошенные злаки.

 

Ярмарка тогда и сейчас

На самой первой возрожденной ярмарке в 1998 году побывал мой коллега Геннадий Рыбченков. Обязательно сравним наши с ним впечатления.

– Тогда ярмарка занимала маленькую площадь – может, чуть больше, чем наш стадион, – вспоминает Геннадий. – На этом пятачке хаотично стояли палатки, стационарных прилавков не было. В глаза первым делом бросились вышиванки. В то время этот предмет одежды был настоящей экзотикой, их не то что не носили – купить было негде! В Кировограде их просто не было. Когда я стал узнавать цены, то глаза уже полезли на лоб – 1200, 1500 гривен. Это чуть ли не 10 тогдашних средних зарплат! Другие товары тоже, по нашим меркам, стоили огромных денег. Такой роскоши, как общественный туалет, на территории не было, был сортир типа М/Ж на автобусной остановке метров за 400 до ярмарки. Но уже было много забегаловок типа «корчма» или «шинок», в них, правда, продавали в основном пиво и прочий алкоголь. На открытии выступали артисты Полтавского академического музыкально-драматического театра – один из них играл Николая Гоголя, актриса – кого-то из женских персонажей «Сорочинской ярмарки». Сценка была короткой и почти не запомнилась. Уже на следующих ярмарках стали устанавливать сцену и приглашать народные коллективы, а тогда развлекательная часть на этом и закончилась…

На юбилейной, двадцатой, Сорочинской ярмарке было целых три сценических локации. Одна – для народных коллективов, украшенная огромной ветряной мельницей. Чуть дальше – широкая танцевальная сцена с деревянными скамейками и беседками по периметру. Рядом с ней расположился гигантский стол, на котором разместили огромный пирог в форме карты Украины (отведать его мы не смогли – угощение было запланировано на вечер). А справа в отдалении – целая фестивальная зона с большой, хорошо оборудованной сценой, на которой каждый вечер выступали известные музыкальные коллективы и артисты, – «Казка», «Ляпис» и другие. Для торговли были определены сразу две территории – этническая и сугубо торговая. Этническую зону оборудовали, согласно аутентичным ярмаркам гоголевского времени, – широкие деревянные прилавки с соломенными крышами. В этой же зоне возвели «Хату баби Хіврі» – традиционную полтавскую усадьбу со всеми положенными постройками и внутренним интерьером. Побывать в ней можно было, уплатив 10 грн экскурсоводу. Никуда не делись и заведения типа «корчма» – теперь в них можно было не только выпить, но и вволю наесться полтавских вареников, борща и прочей традиционной еды.

Торговля начинается еще за территорией ярмарки – вездесущие цыгане и мелкие торговцы наставили по пути огромное количество палаток. Рядом с палатками торговыми нередко стояли и туристические – в них продавцы ночевали. Некоторые обустраивали постели прямо на земле за прилавками. На всех подъездах к ярмарке были места под автомобильные стоянки. Жители Великих Сорочинцев быстро поняли выгоды столь масштабного мероприятия: многие дворы были приспособлены под автостоянки, почти в каждой хате можно было за определенную денежку принять душ, поесть и даже заночевать. На территории ярмарки действовало несколько туалетов – рассказы об огромных очередях, которыми нас запугали завсегдатаи Сорочинки, стали достоянием прошлого.

При столь поразительных масштабах некоторые постоянные посетители Сорочинской ярмарки жаловались журналисту «УЦ», что ярмарка теперь не та. Дело не в ценах – они традиционно для кировоградца были заоблачными. Но подозреваем, что для жителя Харькова (из которого гостей было просто невероятное количество) такие цены могут быть вполне доступными. Хотя за 20 лет вышиванки сильно девальвировали в цене – традиционное платье или длинную сорочку можно было приобрести за 2500-3500 грн. Одна минимальная зарплата. Нет, старожилы ярмарки жаловались на… монополизацию. Например, половину всех торговых площадей выкупила компания, производящая известнейшую марку пива, – и тут же выгнала представителей мелких пивоварен, которые ранее в изобилии продавали здесь крафтовое пиво и даже держали свои «шинки». Грустно, но таковы они, реалии рыночной экономики.

 

Путь назад

Наша обратная дорога пролегала через промышленный Кременчуг. Он был основан еще в XVI веке, но ничего хотя бы отдаленно похожего на исторический центр мы из окна автобуса не увидели. Город был практически стерт с лица земли во время Второй мировой войны, и на месте исторических зданий возвели постройки в лучших традициях советской архитектуры. Нам он запомнился как место с огромными дорожными развязками, на которых автомобили вынуждены делить проезжую часть с… поездами! Последние имеют преимущество, что вызывает час­тые пробки, когда состав пересекает оживленный перекресток. Мы угодили в одну такую пробку, но, к нашему счастью, простояли в ней всего минут 20, пока перекресток проезжал маневровый поезд с несколькими вагонами. Однако, судя по тому, как местные лихо объезжают подобные пробки прямо по тротуарам, напрашивается вывод, что эти проблемы для Кременчуга – норма. С другой стороны, очень трогательно выглядели троллейбусы-гармошки с надписью «Я люблю Кременчук» вместо привычной нам рекламы.

На обратном пути Полтавщина смогла удивить нас снова. На выезде из Хорольского района мы увидели огромный плакат «Вас вітає Семенівська ОТГ». Проезжая одно из сел на территории громады, мы были реально ошарашены: на узких сельских дорогах работала техника и укладывался асфальт, а центральная улица, по которой проходила трасса, была по обе стороны заставлена столбами с уличными фонарями. Вот честно, это было едва ли не первое село, в котором мы увидели рабочее уличное освещение. Очень хотелось выйти и сфотографировать все это, дабы иметь доказательства того, какой потенциал дается в руки объединенных громад и как может измениться жизнь в глубинке, если грамотно его использовать, но, к сожалению, времени не было. Зато появилась надежда на то, что и в Кировоградской области где-нибудь на отшибе не слишком приметная ОТГ уже ремонтирует фонари и асфальтирует закоулки. И не знаем мы о ней только потому, что не довелось нам там проехать.

Вот такая получилась экскурсия на Сорочинскую ярмарку, превратившись в маленькое путешествие сквозь пространство и время. Видимо, все, связанное с этим местом, имеет некую магическую составляющую, которую чувствовал и описывал Гоголь. И эта магия до сих пор жива.

Виктория Барбанова

Виктория Барбанова

Журналист «УЦ».