Кировоградщина, родина сахарных королей

15:38
0
702
views

170 лет назад на нашей земле родился Лазарь Бродский – самый богатый в истории той страны сахарозаводчик, каждый четвертый фунт сахара, продававшийся в Российской империи, был произведен на одном из его многочисленных заводов. Он был и самым богатым евреем той страны, где богатеями в основном были дворяне-помещики, рабовладельцы, которым по наследству доставались земли и крепостные души. Еврей мог добиться богатства только собственными трудом и способностями, причем с учетом множества ограничений типа черты оседлости, - не везде они могли жить и работать.

Появился Лазарь на свет в легендарном Златополе, который сегодня является частью Новомиргорода. И хотя наиболее значимый след Лазарь Израилевич оставил в Киеве, в своем родном городе о нем также напоминает многое.

Лазарь Бродский родился в очень зажиточной семье. Его дед Меер переехал в Златополь из городка Броды в нынешней Львовской области (отсюда и фамилия). Он в основном занимался недвижимостью, как сейчас говорят. А вот его сын Израиль решил заняться сахаром. В 1846 году вместе с компаньоном они купили пришедший в упадок сахарный завод в селе Лебедин Черкасской области (это совсем недалеко от Златополя, в Шполянском районе). И производить они стали не обычный сахар-песок, а входивший тогда в моду рафинад. Дело пошло на ура. Когда его сын Лазарь стал совершеннолетним, у отца уже было 13 заводов по всей Украине. После смерти отца он взял в руки бразды правления семейным бизнесом и во много раз приумножил достигнутое дедом и отцом.

Лазарь Бродский прожил в Златополе до двенадцати лет. Потом семья переехала на несколько лет в Одессу, а затем в Киев. Когда отец ушел из жизни, как само собой разумеюще­еся, семейное дело перешло в управление Лазаря, хотя у него было еще несколько братьев. Брат Соломон был душевнобольным, а брат Лев занимался вполне успешно другими направлениями бизнеса – пивоварением и винокуренным делом, но был, редкий случай в еврейской семье, игроком и кутилой. А Лазарь развернул сахарное производство из крупного бизнеса в грандиозный! К концу жизни ему принадлежали 20 сахарных заводов, десятки пароходов, киевский трамвай, десятки мельниц, половина Киева, как говаривали в то время!

Лазарь Бродский не учился ни в школе, ни в университете. Дома в Златополе его обучал грамоте и арифметике гувернер, иностранец, по моде тех времен. Но главному его научил отец – деловой хватке, умению смотреть на перспективу. А свою дань образованию Лазарь Бродский отдал позже – он был одним из спонсоров строительства легендарной Златопольской гимназии. Не основным, как некоторые ошибочно считают, больше денег на гимназию дал отставной подпоручик Николай Цветков, он дал 30 тысяч, а Лазарь Бродский – 10 тысяч.

Жила семья Бродских на улочке, которую позже назовут Телеграфной, а в то время адреса зданий были по имени владельцев – дом Бродского, и все. В советское время ее переименовали в Комсомольскую, а в 2015-м году – в улицу семьи Бродских, конечно же. Дом не сохранился до наших дней. В отличие от других зданий, связанных с Бродскими. В плохом состоянии, но стоит историческое здание Златопольской гимназии. Сохранилась и построенная отцом Лазаря еврейская больница, хотя она тоже далеко не в идеальном состоянии, не работает.

А когда-то газета «Киевское слово» писала об Израиле Бродском: «Он родину свою – местечко Златополь – осыпал благодеяниями. Там все общественные благотворительные учреждения удовлетворены и обеспечены на вечные времена соответствующими капиталами и доходами с подаренного этим учреждениям имения в Бобринском уезде с лишком в две тысячи десятин земли». Да, ошибался автор насчет «обеспечены на вечные времена»…

Улица Бродских не самая центральная в Новомиргороде, но пересекает центральную Соборную улицу, на которой расположен горисполком, и тянется улица почти до самой реки Большая Высь.

Не только в Златополе-Новомиргороде, Бродские оставили свой след на территории нынешней Кировоградщины. Им полностью или на паях (в основном с богатым помещиком из Смелы графом Алексеем Бобринским) они владели несколькими заводами. Грушковским – Грушка раньше называлось Благовещенское, до недавнего времени Ульяновка. Заводом владели французы и немцы, но дело у них не шло, а Бродский быстро навел на заводе порядок, и он стал приносить хорошую прибыль.

В Малой Виске завод «с нуля» был построен компанией пайщиков, главным был Бродский. Вскоре вся округа выращивала сахарную свеклу. В советское время любили писать о том, как помещики угнетали крестьян. Так вот, в Малой Виске за шаровку одной десятины земли со свеклой (это 1,09 гектара) крестьянину платили 3 рубля 50 копеек. Это во времена, когда килограмм говядины стоил 40 копеек, фунт хлеба 3 копейки, а женская прислуга в небогатом доме получала в месяц 3 рубля жалованья! (Правда, плюс жилье, еда, одежда с барского плеча.) В общем, семья работящих крестьян на сахарной свекле могла за сезон заработать и на лошадь (70 рублей) и на корову (60 рублей).

От завода в селе Старая Осота в Александровском районе сегодня остались лишь фрагменты фундамента… А в домах, в которых жили рабочие (да, тогдашние буржуи дома для своих тружеников строили), сегодня располагается известный противотуберкулезный диспансер.

Сальковский завод в Гайворонском районе. Отчасти благодаря и ему была построена легендарная узкоколейная железная дорога – чтобы вывозить сахар. То же самое относится и к сахзаводу в селе Могильное в том же районе.

Также в империю Бродских входили Саблино-Знаменский завод в селе Саблино, из какого района, по названию понятно.

К сожалению, ни один из сахарных заводов, к которым имели отношение Бродские, сегодня не работает…

Некоторые ошибочно считают, что магнатам принадлежал и Александровский сахарный завод, он до сих пор по-советски называется «2-й имени Петровского сахзавод». По той причине, что весь сахарный бизнес Бродских назывался Александровское товарищество сахарных заводов. На самом деле завод в Александровке принадлежал торговому дому других известных сахарозаводчиков – Яхненко и Симиренко. Завод, кстати, не так давно был переоборудован и работал, но в 2015 году был законсервирован по причине низких цен на сахар, нерентабельности работы.

Почему крупнейший трест был именно так назван – не удалось найти источников. Пайщиками этой организации, созданной еще Израилем Бродским, было немало разных людей. Основной капитал – 20 миллионов рублей. Акций выпущено 80 тысяч штук, по 250 рублей каждая, именных и на предъявителя, по желанию покупателя. К каждой акции прилагался купон на выдачу дивидендов сроком на 10 лет. Устав был довольно интересным – владелец одной акции имел один голос, а, скажем, шесть акций – 4 голоса, 8 акций – 5 голосов. Более 10 голосов никто не имел права иметь. Казалось бы, на собрания акционеров должны были собираться тысячи, но на самом деле большинство мелких акционеров делегировали право голоса другим.

Круче всего Лазарь Бродский развернулся, конечно, в Киеве. Перечислить все, что он там построил и финансировал, довольно сложно. Кроме сахара, семья владела пивоваренными и виноводочными заводами, и далеко за пределами Украины в том числе, например, московский Хамовнический пивзавод принадлежал Бродским. Владела семья и мельницами. Самая известная из них, которую до сих пор называют «мельница Бродского», находится в столице в самом низу Владимирского узвоза, точнее то, что от нее осталось – один элеватор.

Лазарь Бродский создал и возглавил Второе пароходное общество по Днепру. Стал главным инвестором проведения водопровода в Киеве и директором Киевского общества водоснабжения. Владел контрольным пакетом Киевского трамвайного общества. Был членом правления и инвестором нескольких банков в Киеве и Санкт-Петербурге. Владел предприятием по добыче соли на Куяльницком лимане в Одесской области. Инвестировал в шахты в Павлоградском регионе Екатеринославской губернии (Днепропетровская область сегодня). Имел примерно 40 тысяч гектаров сельскохозяйственных земель.

А сколько абсолютно некоммерческих строительств финансировала семья! Еще его отец построил в Киеве еврейскую больницу (сегодня это Киевская областная больница, конечно, приросшая многими новыми строениями), и еврейское ремесленное училище.

Лазарь Бродский построил две синагоги – знаменитую «синагогу Бродского» на улице Шота Руставели в самом центре столицы, на фундаменте второй, тоже на улице Руставели, располагается кинотеатр «Кинопанорама».

Самые большие и известные памятники Бродскому – это, конечно, Киевский политехнический университет и Бессарабский рынок. Да, на один из самых известных вузов страны больше всего дал денег именно Бродский. А рынок построил не он сам, он завещал 500 тысяч рублей на его строительство с тем условием, что все доходы от рынка будут идти на содержание многочисленных его благотворительных проектов.

Полностью на свои деньги он построил Бактериологический институт, сегодня это НИИ эпидемиологии и инфекционных заболеваний. Так же, как и Троицкий народный дом, сейчас это театр оперетты. А еще – несколько еврейских школ и училищ, многие из них действуют и поныне, к примеру, в детской школе на улице Бульварно-Кудрявской (бывшей Воровского) сегодня располагается Академия искусств Украины. А в одном из бывших еврейских ремесленных училищ находится Институт сварки имени Патона.

Этот перечень можно продолжать очень долго, и все равно что-то да упустишь. К примеру, недавно раскопали информацию, что Лазарь Бродский давал деньги на поддержание сотни политических заключенных, которые сидели в Лукьяновской тюрьме. Да-да, один из самых богатых людей империи, капиталист до мозга костей Бродский кормил социал-революционеров, которые только и мечтали извести как класс всех буржуев-мироедов! В чем-то хорошо, что он не дожил до революции, а то вполне могло быть, что те, кому он когда-то давал деньги, поставили бы его к стенке и шлепнули.

Почитайте просто один послужной список Лазаря Бродского, так называемый формулярный список: «Потомственный почетный гражданин. Киевский 1-й гильдии купец. В 1897 г. пожаловано Государем-Императором звание коммерции советника по всеподданнейшему докладу Министерства финансов о полезной деятельности на поприще отечественной торговли и промышленности. Член Комитета и Комиссии по сооружению зданий Киевского политехнического института. Почетный блюститель Киево-Фундуклеевской женской гимназии и состоящего при ней павильона графини Левашевой. Почетный член и председатель Общества борьбы с заразными болезнями. Состоит почетным членом Попечительства детских приютов, членом Киевского благотворительного общества для помощи бедным, почетным членом Дома призрения и ремесленного образования бедных детей, состоящего под Высочайшим покровительством Ее Императорского Величества, членом Киевского попечительства для пособия нуждающимся семействам воинов, попечительства о недостаточных студентах Университета Святого Владимира, правления Общества домов трудолюбия и иных благотворительных учреждений».

Не обошла вниманием фигуру Бродского и литература. Самый известный еврейский писатель Шолом-Алейхем не один раз упоминал его в своих произведениях. В повести в письмах «Менахем-Мендл», о мелком коммерсанте, немного жулике чуть не в каждом втором письме жене, оставшейся в местечке, он упоминает Бродского: «А как же ты думаешь, глупенькая, становятся миллионщиками? Бродским? Да и что такое Бродский? Такой же смертный, который ест, и пьет, и спит. Я его сам видел, видеть бы мне так все самое лучшее!»

«Шутишь с Бродским? Тот как выедет в своей карете – Крещатик дрожит! Все шапки снимают, в том числе и я. Вот ловко было бы, если бы я вдруг выскочил в Бродские».

«Кому можно предложить такое огромное дело? Ясно, Бродскому. Но вот в чем беда: как достучаться в контору Бродского? Прежде всего, у дверей стоит швейцар с пуговицами и окидывает взглядом одежду. Если сюртук на тебе поношенный, швейцар гонит в шею. А если даже чудом проскочишь мимо швейцара, то простоишь часов шесть на лестнице в ожидании, авось Господь смилуется, авось удастся увидеть Бродского. Но когда наконец и сподобишься увидеть его, он пролетает стрелой, не успеешь оглянуться, как он уже в карете сидит – и поминай как звали! Нельзя же быть грубияном, приходится откладывать встречу на следующий день. А на следующий день та же история! Шутка ли, когда у человека столько дел! Не так это просто – пробиться к Бродскому! Но будем надеяться, что я когда-нибудь все-таки пробьюсь, и тогда все будет хорошо!»

Умер Лазарь Бродский осенью 1904 года в возрасте 56 лет. Порази­тельно, сколько он успел за жизнь! По иронии судьбы, сахарный король умер… от сахарного диабета. Лечился он в Швейцарии, в Базеле, но даже тамошние светила не помогли. У олигарха остались четыре дочери.

Похоронили сахарного короля в Киеве, на Лукьяновском кладбище, в семейном склепе. До наших дней он не сохранился, так что где сейчас прах этого незаурядного человека, неизвестно. Но зато памятников ему по всему Киеву и Новомиргороду осталось немало.

На похороны Лазаря Израилевича собрались многие тысячи народу во главе с губернатором, городским головой и командующим Киевским военным округом. В надгробной речи Бродского назвали «лучшим из евреев».

После революции 1917 года все многочисленное семейство Бродских почти полностью уехало за границу, в основном в Париж. Там одна из дочерей Бродского вышла замуж за художника Марка Шагала.

В Париже и сегодня живут потомки Бродского. А в Украине политик Михаил Юрьевич Бродский, имевший отношение к нашей газете, говорит, что является одним из потомков тех Бродских, а именно брата Израиля, дяди Лазаря – Иосифа Бродского, который осел в Одессе.

Примечательно, что сегодня руководитель самого крупного предприятия Новомиргородского района, горнодобывающей фирмы «Велта», которая много помогает городу Новомиргороду, носит имя Андрей Бродский. Но вроде бы к тем Бродским никакого отношения он не имеет…

Геннадий Рыбченков

Геннадий Рыбченков

Журналист «УЦ».