Логика Дональда Трампа

13:44
1
764
views

Главным мировым внешнеполитическим событием ушедшего сентября стала семьдесят третья сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, а ее безусловным хитом – речь президента США Дональда Трампа. Мягко говоря, эту речь ждали. Хотя впервые за последние сто лет позиция США и американского президента – несколько разные вещи, но, тем не менее, именно американский президент озвучивает магистральные направления движения мировой политической машины.

 

Для любого другого американского президента то начало речи, которое позволил себе Дональд Трамп, было бы странным, но только не для тезки известного диснеевского персонажа. Трамп начал с внутренней политики Соединенных Штатов. Похвалил свою администрацию, которая, по его словам, за два года добилась небывалых успехов, чем вызвал смех в зале. Рассказал об успехах в экономике, создании новых рабочих мест и строительстве стены на границе с Мексикой.

Странное начало для речи перед лидерами других стран, не правда ли? Но Трамп есть Трамп. Это человек, который очень хочет на второй срок, а шансов практически нет. Поэтому американский президент вынужден использовать любую трибуну прежде всего для обращения к собственным гражданам. Тем более что всю Америку в эти дни мало занимала сессия ООН на фоне нового внутреннего поражения Трампа – провала с назначением его креатуры в Верховном суде США Бретта Кавано, нарвавшегося на очередной американский телевизионный секс-скандал.

Итак, Трамп должен был хвалить себя перед избирателями из последних сил. Однако американский президент, напоминающий мне лично мелированного медведя гризли, поступил истинно по-медвежьи: позабавив публику кувырками, внезапно схватил зубами чью-то руку и уже не выпустил. Другими словами, перешел к международной политике. И это было очень серьезно. Попробуем разобраться в несколько противоречивом выступлении Дональда Трампа, вычленив основные тезисы.

Первое. США отказываются от глобализации и приветствуют нацио­нализм как современное трендовое политическое течение. Более того, они готовы стать во главе этого тренда. Америка, по словам Трампа, должна не олицетворять глобальное всемирное правление, а быть в авангарде национально-ориентированных государств.

Это очень спорный тезис, поскольку именно Соединенные Штаты Америки с тысяча девятьсот девяносто первого года (а по факту гораздо раньше) практически единолично диктовали миру правила игры в политике, торговле и культуре. По большому счету, это означает следующее: Америка не хочет принимать у себя беженцев; в решении потенциальных военных конфликтов Америка будет ориентироваться на краткосрочные коалиции, а не на глобальные договоры типа НАТО; ну и самое главное – инициатива в глобализации плавно, но уверенно переходит к Китаю и Европейскому Союзу.

Второе. Трамп назвал главных врагов и главных союзников Америки на текущий момент. Начнем с друзей. Сразу спешу успокоить – Украина упомянута не была. Вообще. Ни в разрезе российско-украинского конфликта, ни как бы то ни было еще. Это, конечно, очень печально для Петра Алексеевича Порошенко, который удачно выбрал галстук для совместного фотографирования с Трампом. Печально это и для России, которая была упомянута в речи всего один раз, и то косвенно. Быть фигурой умолчания в американской внешней политике не сулит ничего хорошего. Тем более что сразу по горячим следам сессии министр внутренних дел США объявил о возможности морской блокады России. Само по себе допущение такое смешно выглядит (морская блокада – это практически объявление войны), но, с другой стороны, ничего просто так в Вашингтоне не заявляют.

Но вернемся к друзьям. Итак, по мнению Дональда Трампа, это Индия (ну а как же – главный потенциальный противовес в большой разборке с Китаем), Саудовская Аравия и ряд других арабских государств, Египет, Иордания (опять же, противовес Ирану) и Польша – вечный американский форпост в Евросоюзе. Также Трамп вскользь погладил по голове малолетнего северокорейского вождя, с которым у Трампа установились прямо-таки родственные отношения. Тут действующий американский президент работает на свою будущую Нобелевскую премию мира, которую ему, безусловно, не дадут, но очень хочется же.

Список друзей, если честно, не потрясает воображение. Естественно, в нем по умолчанию остаются Великобритания, Канада и Австралия, но мог бы и уважить двоюродных. Странно то, что никаких комплиментарных попыток не было сделано в адрес, например, Турции, Пакистана или, скажем, Мексики, которые, несмотря на весь свой показной антиамериканизм, много лет являются важными элементами проамериканской глобальной системы мировой безо­пасности.

Мир меняется, неизменным остается только американо-израильская дружба, о чем Трамп, естественно, не забыл упомянуть. Безусловно, перенос американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим – на данный момент наиболее яркое резонансное внешнеполитическое действие администрации американского президента.

Теперь о врагах. Конечно, Трампу очень не хватало оскаровской атмосферы, чтобы торжественно открыть конверт с победителем в номинации «Лучшая страна-террорист две тысячи восемнадцатого года». В этот раз победил Иран. Трамп обозвал так называемую ядерную иранскую сделку две тысячи пятнадцатого года «ужасной» и заявил о выходе из нее, более того, выдвинул конкретный ультиматум по заключению нового, более жесткого договора с Ираном, дав его лидерам сорок дней.

Ирану Трамп посвятил много времени, в красках расписав коррупцию его лидеров и агрессивность иранской идеологии. Параллельно Трамп похвалил себя за уничтожение ИГИЛ, не упомянув, впрочем, ту роль, которую в этом процессе сыграли иранцы и россияне. Все сам. Напустился он и на венесуэльское правительство, продолжающее практиковать сатанинский социализм (как, впрочем, и другие страны Латинской Америки). Странно, что не прилетело Непалу, в котором на выборах победила коммунистическая партия. Ну и про положение в Лихтенштейне можно было сказать немало красивых слов. А вот с реальными своими врагами, противниками, соперниками – называйте это, как хотите, – Трамп разговаривал скромно и сквозь зубы.

Китай, по словам Трампа, постоянно причиняет боль американской экономике. Америка вынуждена защищаться пошлинами и запретами на торговлю. Но зато у него очень хорошие личные отношения с председателем Китайской Народной Республики. Отношения, вероятно, настолько хороши, что Китай начал отвечать разнообразными действиями на речь Трампа еще по ходу сессии ООН. Напряжение между двумя лидерами мировой экономики, безусловно, нарастает, но вряд ли приведет к воссозданию биполярной политической картины мира, поскольку у Трампа есть еще один враг. И это, как ни странно, Евросоюз. Надо было видеть лицо американского президента, когда он говорил об Ангеле Меркель и потенциальном наказании Германии за участие в «Северном потоке – 2». Кстати, это было и то самое единственное косвенное упоминание о России.

Между тем Россия сейчас, как ни странно, занимает весьма выгодное положение в мировом политическом раскладе. С одной стороны, многочисленные санкции за Крым и Донбасс (не приведшие ни к чему более серьезному, чем нервная сыпь и родимчики у путинских олигархов), а другой – золотая акция. При наличии трех мировых центров в виде США, Китая и Евросоюза становится понятным, что тот из них, к которому примкнет Россия, будет доминировать над двумя другими. При этом у России остается и возможность длительного маневрирования и надувания щек в качестве четвертого глобального центра с наращиванием преимущества в важных для нее регионах. Очевидно, для Украины в формате «здесь воюем, здесь торгуем» такое положение России не сулит ничего хорошего. Но речь Трампа засвидетельствовала – углублять конфликт с Россией США в ближайшее время не собираются. В качестве иллюстрации – в очередной попытке проникновения в американскую электронную избирательную систему обвиняются уже не российские, а китайские хакеры.

Заканчивая анализ этого емкого пункта, можно сказать следующее: США, по крайней мере в лице Дональда Трампа, задекларировали новый мировой пасьянс «три короля», а в русском переводе – «четыре короля».

Третье. Мировой терроризм, похоже, снят с повестки дня американского внимания. Теперь главный жупел – энергетическая безопасность. В этот раз, кроме Венесуэлы и госпожи канцлер, прилетело странам-членам ОПЕК, которые шантажируют мир нефтяными ценами. Как всегда логичный Трамп отругал тех, с кем за пять минут до этого собирался строить арабскую коалицию против Ирана. Ну тут такое. Служба службой, а денежки врозь.

Четвертое. Трамп внезапно вспомнил о доктрине Монро, объяснив всем, что там у себя в восточном полушарии пока подергайтесь, а в западном – зась! Наша территория. Как это совмещается с борьбой против глобализации и уважением национальных суверенитетов, оставим на совести понятийного аппарата мистера Дональда.

Пятое. Окончательное урегулирование в Сирии возможно только при отсутствии фигуры Башара Асада во главе страны. У самого Асада, а также России, Франции и Германии по этому поводу абсолютно противоположное мнение.

Шестое. И, наконец, то, что касается самой ООН. Трамп однозначно дал понять – США будут финансировать только те мероприятия Организации Объединенных Наций, которые соответствуют американским национальным интересам, а также окончательно отказываются от признаниия легитимности Международного суда по правам человека.

Ответ на это последовал незамедлительно. Ангела Меркель призвала Евросоюз позаботиться о создании Совета Безопасности ЕС, дав понять, что американская позиция по ООН более не соответствует интересам Старой Европы.

В целом после речи президента Соединенных Штатов Америки можно говорить о создании новой американской внешнеполитической доктрины, которая закрепляет существующее положение вещей в мире – гегемония США закончилась, но США будут бороться за ее восстановление.