Большая армянская семья

14:49
0
551
views

Наступило такое интересное время, когда украинцев стала больше интересовать не Западная Европа, а страны бывшего Союза. Нам вдруг стало любопытно, насколько успешны дела у наших, хотя и бывших, но по-прежнему близких в силу различных причин «республик-сестер»? Недавно в Армении побывал житель Кропивницкого Эдуард Поверенный, достаточно известный в местном автомобильном мире человек, попросивший представить его как путешественника.

– В Армении я раньше не бывал, поэтому было очень интересно. И хотя причина поездки была семейная, удалось выкроить пару дней, чтобы познакомиться со страной. Из Украины в Армению можно попасть сухопутным путем, но надо ехать через Россию. Естественно, что, в связи с событиями на Донбассе, через Россию мы не поехали. Из Борисполя в Ереван два раза в день летают самолеты МАУ. Время полета – 2 часа 40 минут над Черным морем. Мы брали билеты два или три месяца назад, нам они обошлись туда и обратно – 5 тысяч гривен с человека. Можно попробовать купить дешевле, я знаю, что были билеты по 700 и по 900 гривен, но их надо было заказывать еще раньше. В Ереван наш «Боинг-737» отправился почти полный, назад – полностью заполненный пассажирами, это больше ста человек.

– А как украинская таможня «дала добро»?

– Нормально. Лишних вопросов не задают. То есть вы проходите стандартную процедуру, сдаете багаж, берете ручную кладь, и все, что при тебе, проверяется. Я бы сказал, процедура немножко нервная, потому что просят снять часы, ремни брючные, положить телефон, и это все проверяется на металлодетекторе и рентген-машиной, потом вы проходите паспортный контроль и попадаете в зону, где расположены магазины «дьюти-фри». Затем посадка в самолет – и через два с половиной часа приземление в аэропорту Звартноц.

– А назад?

– То же самое, одно могу посоветовать, делать регистрацию на рейс через Интернет, тогда она бесплатная. Все четко работает, единственное, что напрягло, так это то, что в Ереване я не смог через Интернет зарегистрировать багаж. Пришлось выходить на службу поддержки, они мне помогли, но, опять же, если туда я заплатил за 23 килограмма 1400 гривен, то в обратном направлении почему-то 1700 гривен. Да, и если туда мы пили перед полетом «для храбрости» коньяк «Десну», то назад – «Арарат». Такая вот разница.

– А что можно сказать о пассажирах?

– Было видно, что люди летят разные. В Армении, как и в Украине, очень большая диаспора – армяне живут «по всьому світу». Ну и в Украине их очень много. Естественно, что среди пассажиров были армяне. Было много молодежи, детей. В общем, обычные семьи, которые летают в гости или возвращаются домой.

– Обслуживание на борту впечатлило?

– В принципе, сервис был неплохой. Самолет более или менее новый, хотя и «б/у», но мы уже чувствуем, когда борт совсем дряхлый и еле-еле взлетает. Наш самолет оказался сравнительно новым. Надо сказать, что багаж в МАУ оплачивается отдельно. Стоимость одного чемодана до 23 килограммов – 1400 гривен. Как бы дороговато. Поэтому надо стараться какие-то тяжелые вещи брать в ручную кладь, потому что вы можете ее занести на борт бесплатно. Вот эти ограничения чуть-чуть напрягли. Вообще 23 килограмма, это один чемодан, для четверых «трішки малувато», причем если вы ставите на весы не 23 кг, а 24 кг, то вы доплачиваете не за один кг, а должны заплатить еще раз 1400 гривен. Еще отмечу, что в полете за «все беруться гроші» – бизнес есть бизнес. То есть бесплатно на борту вам дадут только воду. Если вы хотите заказать сок, можно даже спиртные напитки или еду, то все это за дополнительные деньги, причем в долларовом эквиваленте.

– Вы рискнули что-то заказывать?

– Нет, за 2 часа с лишним проголодаться не успели, так что даже курицу, по украинскому обычаю, с собой в дорогу не брали. Насчет спиртного – признаюсь откровенно, выпили перед посадкой в аэропорту по сто граммов коньяка, потому что полет всегда, хотя и летаем часто, сопровождается небольшим мандражем, особенно во время взлета и посадки. Как пошутила знакомая стюардесса, бояться полета не надо, потому что самолеты падают только на взлете и на посадке. Успокоила, мы посмеялись, но коньячку выпили. Полет прошел нормально, погода хорошая, никакой болтанки не было, посадка тоже нормальная.

– И как первые впечатления?

– Сразу почувствовалась разница в климатических и часовых поясах. Отсюда мы вылетали в куртках, потому что было достаточно холодно, а там нас ожидали плюс 27 градусов. Аэропорт называется «Звартноц», причем возле Еревана есть несколько «воздушных ворот», но этот считается главным, как наш Борисполь, только намного меньше размером – приблизительно как один терминал в Борисполе. Но все культурно, аккуратно, никакой больше проверки, кроме паспортного контроля, мы не проходили. То есть на паспортном контроле сверяются документы, задаются стандартные вопросы…

– «Наркотики, оружие, валюта»?

– Нет, это в Израиле жестко, там никто не шутит. Я вам честно скажу, такое ощущение, что на Кавказе все немного расслаблены, в хорошем смысле слова. То есть чувствуется разница между паспортным контролем в Ереване и в Белорусии или России. В Ереване погранцы все добрые, а там – злые, смотрят на тебя, как на потенциального преступника, особенно когда ты показываешь украинский паспорт…

– Вы именно потому не захотели добираться в Армению через Россию?

– Можно было поехать на поезде и через Россию, но я – офицер запаса. Мы же все взрослые люди, видим, как там ловят кого-то типа шпионов, людей бьют, они начинают признаваться, что они шпионы. Я состою на учете, и у меня есть мобилизационное предписание на случай войны, то есть я есть в каких-то базах данных РФ, к тому же я заканчивал советское военное училище, причем в России. В общем, решили не рисковать. До этого мы были в Белоруссии, там таможенники реагируют на украинский паспорт так, как писал Маяковский о советском паспорте: «Берет, как бритву, берет, как ежа, как, змею двухметроворостую», то есть люди настолько забитые пропагандой, что как только человек берет твой паспорт, его сразу начинает «телипать». Жестко обыскивается машина и всякое разное, поэтому не хотелось проходить эти унизительные процедуры. Может быть, там ничего бы и не произошло, но мы посчитали, что эти лишние вопросы никому не нужны и плюс – не хотелось терять время.

– Как вас встретила Армения?

– Поскольку мы прилетели в гости, а армяне славятся своим гостеприимством, то нас встречали в аэропорту с автомобилями, помогли погрузить вещи. Замечу, что мы заранее заказали себе жилье, потому рекомендую путешественникам пользоваться такими сайтами, как booking.com. Их много, но с этим у нас никогда и нигде не было осечек. Скажу откровенно, брать гостиницу – дорого, в хостеле мы тоже жить не можем, поскольку немножко не в том возрасте. Такое жилье больше подходит для молодежи. В общем, смотрим по деньгам и комфорту. Мы всегда стараемся снять апартаменты ближе к центру, потому что это удобнее. Апартаменты – это обычная квартира, которую сдают, как и у нас. Но понравилось, что в Ереване не требовали никакой предоплаты. Мы просто бронируем жилье, потом подтверждаем, что вылетели, и хозяин, его зовут Сурен, нас ждет на месте. Причем так вышло, что мы прилетели не втроем, как заказывали, а вчетвером. Но благодаря кавказскому менталитету не возникло никаких проблем: «Дорогой, все хорошо, никаких проблем, сейчас мы найдем раскладушку».

– Насколько такое жилье доступно по деньгам?

– С 4-го по 8-е число мы заплатили 5 тысяч гривен. Как бы и недешево, но, с другой стороны, это центр Еревана, полностью меблированная квартира, есть связь, душ, постель, телевизор, кодовый замок, безопасность – все, как дома.

– Какое первое впечатление на вас произвел город?

– Еще когда ехали из аэропорта, то уже начали приглядываться. Я немножко поездил по свету и, честно скажу, когда въезжали в Ереван, не сразу понял, куда мы попали. Обычно в Европе ты видишь старинные здания, остроконечные шпили соборов, черепичные крыши и тому подобное. Здесь я даже затрудняюсь определить архитектурный стиль. Архитектура Еревана не арабская, не европейская и не советская. Кстати, от советской архитектуры остались разве что спальные районы, причем не в самом лучшем состоянии. Надо сказать откровенно, что Армения как бы не очень богатая страна, но даже внешне Ереван живет хорошо, так же, как и наш Киев. Население Армении составляет три миллиона человек, из них один миллион живет в Ереване. Бросается в глаза почти полное отсутствие вывесок на русском языке, практически вся внешняя информация на армянском и на английском, хотя страна и входит в орбиту влияния России. Почти нет многоэтажных домов, я имею в виду бизнес-центры или офисы. Мне сказали, что это связано с сейсмикой. Дома построены не из кирпича, а из розового туфа. Красиво.

– Что еще бросилось в глаза?

– В Ереване, на первый взгляд, все выглядит на уровне. Тяжело сравнивать, но я бы сказал, что здесь хуже, чем в Киеве, я имею в виду по движению, энергетике, внешнему виду, но лучше, чем в Белоруссии. На улицах много магазинчиков, представительств мировых торговых компаний, «крутых» бутиков, что нас удивило, во всяком случае, жена, которая в этом разбирается лучше, сказала, что даже в Киеве такого нет. Цивилизация, как говорится, присутствует. На улицах очень много машин, причем дорогих машин.

– А дороги, дороги как?

– Дороги в хорошем состоянии. Я даже пошутил с одним армянином, мол, почему у вас хорошие дороги, а у нас вы таких не делаете? Посмеялись… Везде разметка, все как надо. Сам Ереван – сравнительно небольшой город, и все интересное находится в центре. Нам показалось, что немножко могло быть и чище, особенно в центральной части. Очень много туристов, но такое ощущение, что хозяева не до конца готовы их принять. Сувенирных магазинов на улицах гораздо меньше, чем в том же Львове.

В Ереване везде висят государственные флаги, но если у нас можно увидеть человека в вышиванке, то там в национальном костюме вы вряд ли кого увидите. Когда выступал народный ансамбль, все были в национальной одежде, но на прохожих или в продаже, как в Кропивницком, в художественном салоне – я такого в Ереване не видел. В этом смысле, в смысле национальной идентичности, Украина пошла намного дальше. Впрочем, водитель, который позже возил нас по достопримечательностям, старался рассказать все о нашем маршруте, чувствовалось, что делает он свою работу с душой и уважением к нам.

– А уличная торговля как черта национальной идентичности присутствует?

– Да, присутствует, даже поразило, как много бабушек, как у нас возле Центрального рынка, торгуют с асфальта. Есть такое. Людей много, а все тротуары заставлены, немного неудобно. Но торговля вялая, за руки не хватают, предлагают в основном фрукты. Правда, появилось ощущение, что есть одна Армения – Ереван, это богатая страна, а есть и другая Армения. Но скажу, что город довольно-таки развитый. Есть такси…

– Но в этом ничего сверхъестественного нет?

– Нет, я имею в виду развитие городского транспорта вообще, но замечу, что с такси там надо быть аккуратным. Несмотря на то, что армяне такие радушные, за четыре дня таксисты нас пытались…

– «Вставить», как говорится?

– Да, и не то чтобы пытались, а реально «вставили». В одну сторону жена заплатила тысячу армянских драм, а возвращалась – уже за две с половиной! А на вопрос, почему так, человек на плохом русском начал объяснять, что у него счетчик, все вопросы к нему, поэтому я ничего не знаю, в общем – «дэнги давай». Чувствуется, что таксисты ничего не боятся, впрочем, как и наши. Машины в основном довольно не дешевые…

– Как у нас?

– Где-то так, но у них автомобили или из России доставляют, или еще откуда. Похоже, что в Армении существует такая же тема, как у нас, – «евробляхеры». На улицах много «правосторонок», то есть машин с правосторонним рулем, из Японии. У нас такие автомобили давно запретили, а у них они ездят до сих пор, и их очень много.

При этом внимание! Полиции на дорогах города, особенно гаишников, ну просто, до невозможности много! Но есть один нюанс. Притом, что много полиции, хорошие дороги, есть разметка – автомобилисты ездят отвратительно. Не в смысле не умеют, но недисциплинированные абсолютно. Проезд на красный, не пропуск пешеходов, подрезка, другие нарушения – сплошь и рядом. Какие-то джигиты, а не водители, причем какие-то нервные, что ли? И еще очень много лишнего шума на улицах, сигналят почем зря! От этого голова вот такая! Идешь по городу, а со всех сторон раздаются автомобильные гудки. То есть надо не надо – сигналят, сигналят и сигналят. Водителю что-то не понравилось – сигналит.

Армянские гаишники почти не реагируют на нарушения дорожных правил! Меня, пешехода, на переходе не пропускает машина, в пяти метрах стоит гаишник и делает вид, что ничего не видит. Местные по этому поводу говорят, что они, то есть полиция, очень добрые. У них же тоже было что-то типа Майдана, и вот после этого Майдана они стали такими добрыми и хорошими.

– Типа побороли коррупцию?

– Да, но это же нехорошо! Нам кажется, что это у нас развал с полицией, а там – в пять раз больше развал. Наши хоть как-то пытаются наводить порядок, а там все полицейские стали добрыми. Я так понимаю, что Ереван маленький, все всех знают, кого тут наказывать? Надо хорошо посмотреть на нарушителя – мало ли кому он приходится родственником?

Что еще очень, и даже очень напрягает в Ереване? Молодежь берет машины, может, и не новые, и переваривает выхлопную систему так, чтобы был громкий выхлоп, причем это в обязательном порядке должно демонстрироваться для всех окружающих: «Р-р-р! Рр-р-р!». Рычат все поголовно. А еще они опускают стекла в салоне и на полную громкость включают музыку. Не важно какую – армянскую, западную, русский шансон, - чтобы все слышали. И таким образом они гоняют по улицам, причем под выходные – практически до утра. Это большое неудобство, мы были вынуждены закрывать все окна. Центр города – и всю ночь этот рев и эта музыка.

– Расскажите о ценах?

– В каждой новой стране мы, кроме архитектурных достопримечательностей, обязательно стараемся познакомиться и с кулинарным колоритом, потому что гастрономия – это в какой-то мере идентичность страны, очень немаловажный фактор в характеристике народа. В Ереване мы тоже посетили несколько кафе. Ценовой диапазон в центре Еревана где-то совпадает с центром Киева. То есть дороговато получается. Допустим, хорошее армянское вино в кафешке среднего класса стоит где-то около 300 гривен за бутылку. Кафе много, таких, как у нас на Дворцовой, «хинкальные» разные и тому подобное.

– Так и у нас заведения кавказской кухни – на каждом углу…

– В отличие от нас, в ереванском общепите очень хорошее обслуживание, это в крови, наверное. У нас такого нет. Официанты в основном взрослые мужчины. С ними приятно общаться, можно обсудить меню, он остановится на вкусовых характеристиках, расскажет, из чего сделано кушанье, как готовится. У нас же девочки-официантки ничего не знают, к тому же сегодня работают, завтра уже не работают…

– Нет школы, нет преемственности?

– Да, можно и так сказать, а там эта многовековая школа ощущается. Это у армянских официантов в крови – красиво рассказать, красиво подать. Вот мы сидели в кафе, заказали бутылку вина, так я к бутылке ни разу не притронулся, потому что официант возникает ниоткуда и почти незаметно наливает, когда видит, что бокал опустел. Что еще поразило: вечером в ресторан вы можете и не попасть – нет мест. Наверное, сказывается культ еды, поэтому в ресторанах много туристов и местных. Я вам скажу, что гастрономический уровень очень высок, то есть обслуживание и качество продуктов находятся на хорошем уровне.

– А «от нашего стола – вашему» было? Или: «Для наших гостей из Украины звучит эта композиция»?

– Нет, в кафе не было.

– Пропала традиция, жаль. А по магазинам ходили?

– Не особенно, но то, что видели – в супермаркетах цены такие, как и в Украине. Единственное, что можно сказать о супермаркетах, у них нет таких транспортерных лент, как в наших магазинах. Просто прилавок и два человека отпускают. Девочка считает, а мальчик складывает в пакеты. Немножко неудобно, надо ждать. Наша система привычнее.

– А цены на топливо тоже похожи?

– Цены на бензин очень высокие. Это из разговоров с местными, которые объяснили, что бензин у них иранский или российский, потому дорогой. Из-за этого около 70-80% машин работают на газу. То, что у нас самый дорогой бензин, немножко не правда. В той же Польше бензин стоит дороже. Как говорят сами армянские водители, у них бензин дорогой, при этом на улицах машин очень много. Причем если в Белоруссии очень много подержанных машин, то в Ереване много новых, дорогих машин. Есть и «Мазерати», и другие крутые бренды.

– А в одежде, как люди одеты, дорого?

– Одеты неплохо. Армянские женщины очень красивые. Одеваются, на мой взгляд и вкус, хорошо, все-таки столица. Немного, но встречались и нищие, причем некоторые просят не только по-армянски или по-русски, но и по- англйски, когда туристы отмахиваются, мол, не понимаю.

– Скажите, пожалуйста, а в Армении сохранилось то, что мы называем «совок», то есть наследие СССР? В поведении, архитектуре?

– Вы знаете, мне показалось, что декоммунизация там прошла намного раньше и качественнее, чем в Украине. По крайней мере, мы ничего такого не видели, разве что один раз где-то на фасаде здания засветился «серп и молот». Центр Еревана тоже перестроился, от советского соцреализма ничего не осталось. Единственное, что осталось с советских времен – далеко от центра спальные районы, достаточно неухоженные. А это уже современность – дорогие кварталы соседствуют с трущобами, с какими-то деревянными хибарами… Есть район старого Еревана, туда туристы специально приезжают, чтобы увидеть старую городскую застройку. А за Ереваном ощущается некоторое запустение – столица кончилась и кончилась красота. Могу отметить, что, по сравнению со Львовом или Киевом, в Ереване мало исторических религиозных сооружений. Кстати, церкви их, хотя они и православные, сильно отличаются от наших. Главное отличие – в армянских храмах прихожане сидят, как в католических, а еще культовые сооружения очень аскетичны. Одна икона на весь храм, нет такого великолепия, как у нас. Купола тоже непозолоченные.

– А смена власти ощущается?

– Я спрашивал, что-то изменилось после вашей революции? Все говорят, что поменялось, причем в лучшую сторону, но никакой конкретики. Они считают, что сделали революцию, а я считаю, что произошла замена одних людей на других. Мы видели политический митинг. Было много полиции, но все полицейские пришли в белах рубашках, без снаряжения, касок и щитов…

– Может, «полиция с народом»?

– Не знаю. Вы же в курсе, как у них все произошло? Армия сразу оружие бросила. Говорят, что стало лучше. Не знаю, как это выглядит, но уже видел сувенирные тарелки с Пашиняном (премьер-министр Никола Пашинян. - Авт.). Показывали нам местное УВД и местное КГБ, оно, кстати, так и называется. Спрашиваю, а у вас можно сказать, Пашинян, допустим, идиот? Местные заверили, что свобода слова есть.

– А не бросается в глаза социальное расслоение?

– Да, есть такой момент. Они называют богатых «олигархами», которые и живут вокруг города. Ереван как бы находится в низине, в окружении горных хребтов. Люди с достатком селятся вот на этих возвышенностях, они выходят на крыльцо – и весь Ереван лежит у них под ногами.

– Хорошая метафора.

– Да. Я задавал вопрос, почему так? Армянская диаспора разбросана по всему миру, причем среди армян много богатых людей, которые помогают своей стране, много строят, и здесь это ценят. Во время нашего пребывания умер всемирно известный французский певец Шарль Азнавур. В Ереване есть площадь имени Азнавура, они его чтут как народного героя, он был послом Армении при ООН. Это еще со времен землетрясения в Степанокерте. Когда он умер, то во всех кафе, ресторанах несколько дней звучали его песни. На площадь люди несли огромное количество цветов. Говорят, что незадолго до смерти должен был быть сам Азнавур, но…

– Давайте закончим тему олигархов.

– Как мне сказал один человек, есть две Армении. Одна – это богатая диаспора, имеющая раскошную недвижимость в том же Ереване, но живут они за границей, даже языка не знают. И есть армяне, которые живут здесь, они другого статуса и класса. Это бросается в глаза. Представляете, когда из Нью-Йорка приезжает богатый человек, для которого сто долларов, а это 50 тысяч драм, не деньги? Говорят, что местные приезжих не очень любят. У них какие-то свои отношения.

– А где местные зарабатывают, куда ездят на заработки?

– Как мне объяснили, местные ездят в Россию. Она им ближе, поддерживает их в войне в Карабахе. Там тоже гибнут по нескольку человек в неделю, но так же, как и в Киеве, так и в Ереване, войны не чувствуется. Армия в Армении откровенно слабая, так говорят и сами местные. Возможно, устали, возможно, какая-то расслабленность, потому поддержка России им важна.

– А криминал?

– Сами не видели, но нас предупреждали, чтобы вещи без присмотра не оставляли.

– Не видели, и слава Богу. Давайте перейдем к вашему семейному празднику, ради которого вы и побывали в Армении. Как вам национальная свадьба?

– Собственно, национальной свадьбы не было. Она проходила в западном стиле. Местные говорили, что у них не так, у них обязательно есть тамада. На нашей свадьбе такого не было. Зато мне удалось-таки удивить гостей, сделать интересный подарок. Я подумал, что армянские традиции – это армянские традиции, а я должен свой подарок сделать. Загодя я вышел на наше посольство в Ереване и попросил помочь установить связь с армянским народным коллективом, который поет на украинском языке. Там есть наша диаспора, есть общество «Украинцы в Армении», которым руководит Анна Урутюнян. Я даже особо не надеялся, но посольство мне ответило, дало контакты, и я с ними договорился, что мы для молодых споем на свадьбе украинскую народную песню. У них есть национальные костюмы, они часто выступают на мероприятиях, связанных с Украиной. Я должен сказать, что выступление хора вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Все понимают, что найти в Ереване 10-15 армян, которые поют на украинском языке, это дорогого стоит.

– А что пели?

– «Маруся раз, два, три, калина  чорнявая дівчина». Гости восприняли это просто «на ура». Никто не мог представить, что в центре Еревана, в ресторане дорогого отеля «Мариотт», будет звучать украинская песня! Потом ко мне подходили серьезные люди и очень уважительно благодарили. Конечно, это стоило больших организационных трудов, не все в Армении говорят по-русски, особенно молодежь, тяжело было договориться по многим нюансам, хотя бы как доставить хор, где им переодеться и удержать все в тайне, но оно того стоило.

– Но все-таки, какие-то национальные особенности на свадьбе были?

– Конечно, отличается еда, очень много мяса, зелени, овощей, сыров. Из напитков – армянский настоящий коньяк, армянские вина. Все, как на свадьбе, но, что удивило, так это поведение гостей. У нас на свадьбах большинство гостей только пьют и едят, а там все сто процентов гостей веселятся, причем веселье не по команде, неподдельное. Все поздравляют молодых танцами, песнями, создается такая атмосфера веселья, что, честно скажу, я им по-хорошему позавидовал. Было много народных танцев и композиций, чего у нас не увидишь. Очень красивые женские танцы, как мне сказали «Танец рук». Очень красивые движения, причем и мужчины тоже прекрасно танцуют, они очень выразительные, как говорится, настоящие орлы. И это гости, а не актеры, причем все, даже те, что из Америки приехали, – все танцуют армянские танцы. Поразила атмосфера, люди пришли действительно разделить радость жениха и невесты, они были в центре внимания свадьбы все время. Пьяных не видел, наверное, потому что очень качественные напитки и продукты. Дети тоже танцуют народные танцы, никто на них не наступает. Поразила семейственность, можно сказать, клановость, крепость и обширность родственных связей. Ощущается забота о детях, дети воспитанные, не капризничают, всегда в центре внимания.

– Совсем другое отношение к родственникам?

– Да, показалось, что там нет дальних родственников, сразу чувствуется, что ты принадлежишь к Семье, семье с большой буквы. Родители – это святое, это мы ощущали и на себе. В этом смысле армяне на три головы выше нас, на три головы. Как говорится, от всего увиденного и пережитого мы были, что называется, «у захваті».

Сергій Полулях

Сергій Полулях

Журналіст «УЦ».