Что такое ИРЦ?

14:55
0
349
views

Вскоре в Кропивницком откроется новый, второй по счету инклюзивно-ресурсный центр. А в следующем году – еще один. Первый, расположенный на Ковалевке и образованный на базе психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК), весной нынешнего года посещала супруга Президента Украины Марина Порошенко.

 

Согласно данным, озвученным начальником городского управления образования Кропивницкого Ларисой Костенко, новые ИРЦ откроются на базе школ №№ 29 и 26. В последней уже сейчас действуют специализированные классы. Всего в школах Кропивницкого учатся 35 детей с особенностями. Этого мало, и по идее ИРЦ – именно та организация, которая должна способствовать увеличению количества детей с инвалидностью, посещающих обычные школы. В этом его основное отличие от предшественника – ПМПК. Последняя выполняла роль этакого «игольного ушка», через которое должен был пройти ребенок с особенностями развития, чтобы получить рекомендацию к обучению в школе – обычной или специализированной. Не повторится ли это с ИРЦ? К тому же, если со следующего года в нашем городе таковых будет целых три, в какой предпочтительнее отвести ребенка? Можно ли будет родителям самим выбирать, какой из трех центров будут посещать их дети или это зависит от места проживания и других факторов? И вообще, что дети получат в ИРЦ – консультацию, направление в обычную или специализированную школу, коррекцию, адаптацию и подготовку к учебе? Смогут ли педагоги пополнить здесь базу своих знаний методиками обучения детей с особенностями развития (что не менее важно)? Со всеми этими вопросами мы направились к руководителю пока единственного действующего в нашем городе ИРЦ Елене Дорошенко.

– Инклюзивно-ресурсный центр имеет ряд серьезных отличий от ПМПК, – говорит она. – Мы работаем уже год по новому законодательству, и, согласно ему, любой ребенок с особенностями развития имеет право учиться в обычной школе. При этом его родители имеют право обращаться в любую школу, а администрация школы обязана обеспечить этому ребенку необходимые условия для обучения. ИРЦ были созданы именно для того, чтобы помочь в этом и школе, и ребенку, и его родителям. У нас работает слаженная команда психологов, дефектологов, коррекционных педагогов и логопедов. Мы готовы работать с любой проблемой у ребенка, решаемой педагогическими методами.

При этом, по словам Дорошенко, не нужно под фразой «ребенок с особенностями развития» подразумевать только инвалидность. Обратиться в ИРЦ могут и родители вполне здорового ребенка, имеющего некоторые трудности – например, проблемы с речью. Здесь же готовы принять одаренного ребенка и разработать для него программу ускоренного обучения. Одаренность – тоже особенность развития!

Ранее ПМПК выдавала заключение, без которого, например, ребенка не могла принять специализированная школа №1 либо обычная школа в случае, если речь шла о ребенке с установленным диагнозом. Теперь, выходит, такие заключения не нужны?

– У ИРЦ нет подобных полномочий, – говорит Елена Николаевна. – В каком учебном заведении будет учиться ребенок, решают только родители. Мы имеем право рекомендовать ту или иную школу, где ребенку именно с этой особенностью будет комфортнее.

Открытие еще двух инклюзивно-ресурсных центров продиктовано нормой закона, согласно которой каждый центр рассчитан на общее количество 4000 детей, проживающих на территории.

– Для Кропивницкого неплохо было бы иметь еще один ИРЦ – в районе Попова-Жадова, – отмечает Дорошенко. – Это густозаселенные «спальники», детям оттуда пока приходится добираться довольно далеко. Вообще хотя бы один ИРЦ должен функционировать в каждой территориальной громаде, и областные власти сейчас активно занимаются организацией их в районах.

Какой из доступных ИРЦ выбрать, решают родители. Нет привязки к месту жительства, однако если речь идет о сельской местности, то, естественно, детей будет обслуживать центр, находящийся относительно близко. Разницы между городским и районным ИРЦ не должно быть – все они создаются по единому довольно жесткому стандарту и подчиняются местным управлениям образования. Это значит, что центр, действующий на Ковалевке, и любой из будущих городских ИРЦ будет оказывать идентичный спектр услуг примерно одного качества и иметь одинаковое оснащение. Но ответы начальника ИРЦ вызвали у нас множество новых вопросов. Если ребенок с инвалидностью имеет право учиться в любой школе, как эту проблему должна решать сама школа? Например, где брать учебники, напечатанные шрифтом Брайля, для слепого ребенка? Как ребенку в инвалидной коляске перемещаться с этажа на этаж? Что делать, если особенность ребенка – это агрессивное расстройство поведения? Примут ли в школу ребенка с явным отставанием умственного развития или тяжелой формой аутизма?

– Согласно Конституции, каждый ребенок в Украине имеет право на образование, – говорит Дорошенко. – А обязанность реализовать это право лежит на родителях и школах. Если в школу обращаются родители ребенка с инвалидностью, обеспечить нужные условия – задача школы. Даже если на данный момент в школе нет ни одного особенного ребенка, необходимо сделать ее дружественной для таких детей. Например, в школе №35 было создано дружественное к инвалидам пространство – оно более комфортно и для здоровых учеников. Пока в этой школе не учатся дети-колясочники, но и другим детям в такой обстановке лучше. Если в классе появляется слепой ребенок, школа должна заказать для него комплект учебников – после выпуска этот комплект может остаться в школе, а может быть передан другой школе, где учится слепой ребенок. В штате школ появилась новая должность – ассистент учителя. Он помогает в организации обучения на уроках детям с особенностями. Жаль только, что престижность этой должности низкая – пока ассистентов нанимают по контракту на 1 год. Есть, правда, одно условие: родители, если вы выбрали для своего особенного ребенка школу, начните сотрудничество с ней минимум за полгода до того, как он пойдет в первый класс. За это время школа должна подготовиться к приему вашего ребенка.

А как сами школы отнеслись к этим нововведениям? По-разному.

– Многие педагоги прошли у нас курс обучения работе с особенными детьми, им было интересно. Были и такие, кто отказался наотрез, – им тоже спасибо за честность. Сейчас многие школьные учителя уже готовы учить детей с инвалидностью. Выбор педагога для ребенка – очень важная вещь, и мы готовы помочь также в этом. Но, опять-таки, до того как взять ребенка в класс, учитель должен знать его хотя бы полгода.

А что делать в случае расстройств поведения и умственной деятельности?

– Если ребенок ведет себя агрессивно или срывает учебный процесс, а родители не желают работать над решением этой проблемы, мы обращаемся в социальную службу. У нее есть соответствующие полномочия – например, принудить родителей пройти консультирование у узкого специалиста. Если родители понимают, что их ребенок не сможет учиться в коллективе, мы рекомендуем индивидуальное обучение. Его также организовывает школа. Никто не отменяет и домашнее обучение. Но это исключительные случаи – тяжелые диагнозы, при которых ребенок не может покидать пределы дома. Если ребенок может добраться до школы – его должна учить школа. Если у ребенка умственное отставание и он не может усваивать программу обычной школы, мы рекомендуем специализированную. Но родители могут прислушиваться к нашим рекомендациям, а могут не прислушиваться.

По словам Дорошенко, точка зрения, что детей с особенностями необходимо учить в специализированных учреждениях, – ошибочна. Большинство особенных детей могут учиться в обычных школах, и это благотворно отражается и на развитии самих детей, и на школе, и на окружающих. Вырастая, многие из этих детей смогут потом встроиться в общество, получить профессию и работать. Из обузы для государства такой человек превращается в полноценного гражданина и налогоплательщика. А это стоит затраченных усилий и средств.

Виктория Барбанова

Виктория Барбанова

Журналист «УЦ».