Красный петух на Дворцовой

16:35
0
523
views

В ночь со вторника на среду в центре Кропивницкого случился пожар, от которого серьезно пострадали постройки, имеющие историческую ценность. Совсем неподалеку расположен театр имени Кропивницкого, рядом -здание бывшего горотдела милиции, многие годы известное, как «Ленина, 6». Сейчас там областное управление юстиции. Через дорогу – школа-лицей искусств и здание музыкального факультета педуниверситета. Особую пикантность ситуации придает тот факт, что напротив расположено и здание главного управления СБУ в Кировоградской области. Соседство, как видим, более чем серьезное, однако не помогло…

Что мы потеряли?

Пожары всегда были одним из самых страшных бедствий, поскольку наносят огромный материальный ущерб. Часто они заканчиваются трагически, но в данном случае, к счастью, обошлось без жертв, поскольку помещения долгое время были нежилыми, однако очень даже известными и знаменитыми. Речь идет о домах № 8-а и № 10 по улице Дворцовой.

Справка, подготовленная городским отделом охраны культурного наследия, сообщает, что дом № 10 был построен лет за десять до начала XX столетия на личные средства городского головы Елисаветграда Григория Волохина. Его семья жила на втором этаже, а на первом находился кинотеатр «Иллюзион», и это было одно из первых заведений подобного рода в Российской империи! Для демонстрации кино Волохин приобрел аппаратуру и нашел специалистов. А с 1913 года здесь располагался театр «Сказка». С приходом большевиков целевое назначение помещения в основном сохранилось – на первом этаже долгие десятилетия работал кинотеатр им. Дзержинского, с двумя зрительными залами, названными по цвету кресел «синим» и «красным», и даже летней площадкой, расположенной во дворе. Естественно, из их же собственного помещения хозяев «попросили», а вместо них на втором этаже стали жить, то есть учиться студенты музыкального училища. Здесь же был концертный зал, памятный многим поколениям кировоградцев.

Фасад здания украшен фигурами купидонов и ангелов, которым в скором времени, возможно, придется подыскивать новое жилище…

Дом № 8-А был построен на полвека позже и интересен как пример архитектуры середины XX столетия, имеющий статус так называемого фонового строительства. Здесь всегда располагалось ателье по пошиву и ремонту одежды. Обоим зданиям справка присвоила статус «не эксплуатируемых», но, судя по всему, это не соответствует действительности.

Что в действительности?

Поскольку оба здания находятся в историческом центре, то подходят под определение «вкусной» собственности, за которую шла невидимая простым смертным борьба. Говорят, что обессиленные заботой о коммунальной недвижимости городские власти легко с ней распрощались, в результате чего здания начали переходить из рук в руки. Самое примечательное то, что даже официальные власти на сегодня не могут получить доступ к информации о конечных бенефициарах, то есть владельцах. Дымом затянута и история об обстоятельствах смены владельцев. Если судить по вывескам, которые появлялись на соседних зданиях, то с середины 90-х этот комплекс принадлежал «Артемиде», но уже несколько лет, как здесь расположена «Общественная приемная народного депутата Станислава Березкина», который вполне мог быть новым собственником зданий на Дворцовой.

Тем не менее, совсем необитаемыми они не были. Здесь продолжало работать ателье по пошиву одежды, причем оно не имело названия! Но настоящие модники и ценители знали его и шли сюда одеваться, как говорится, по знакомству. Действительно, непосвященному было трудно предположить, что в этом неухоженном здании с облупленными стенами и скромным объявлением «Ателье находится на втором этаже» работают известные мастера. Теперь объявление валяется на снегу. В этом же здании находился и офис ОО «За правову державу», но как они существовали, сказать трудно – официально неэлектрифицированные здания не отапливались. В общем, подходим к самому интересному – почему сгорели исторические здания в центре города?

Как это было?

Пожар получился, что называется, громким. Очевидец, известный краевед Василий Даценко рассказывает: «Мы живем в центре, на улице Чмиленко. В два часа ночи меня подняла супруга. Смотрю в окно, а там полыхает, причем было даже страшно от звука стреляющей и разлетающейся черепицы. Похоже на стрельбу, прямо очередями. Потом огонь стал слабеть, видно, работали пожарные. А так очень впечатлило. Жаль, что не уберегли, я эти здания знаю и помню очень давно».

По информации спикера ГСЧС области Оксаны Мачак, пожар бушевал на территории 900 квадратных метров. Вызов на диспетчерский пункт поступил в 23 часа 28 минут 27 ноября, в 02 часа 50 минут 28 ноября угроза переброски огня на соседнее здание была ликвидирована, в 03.40 – пожар был локализован, а в 06.30 – погашен. Пожар получил третью категорию вызова из-за опасности переброски на соседнее двухэтажное здание. Справа соседями погорельцев выступает ГУ юстиции, а слева – приемная народного депутата Березкина.

Зрелище, которое открылось днем 28 ноября, как говорится, впечатляет. Во дворе, куда можно было попасть через открытые ворота арки, лежит целая куча искореженного кровельного железа. Черными проемами зияют окна всего второго этажа Т-образного здания. Местами крыша провалена, выбиты все окна на первом этаже. В большой комнате первого этажа настоящее переплетение обгорелых кровельных балок, балок перекрытия этажей и какого-то оборудования. Все залито, вернее, все покрыто коркой льда и сосульками грязно-желтого цвета. Не лучше и вид с улицы, где еще в час дня пожарные продолжали заливать дымящиеся руины. Дело в том, что перекрытия и стены старшего здания сплошь деревянные, поэтому жар может тлеть сколько угодно, но его из-за пара от тушения не видно. Поэтому пришлось долго заниматься так называемой проливкой. На вопрос, как долго работают и тяжело ли, пожарные устало кивают головой: «С полуночи здесь. Тяжело, конечно. Сложно. Ночь. Задымление, открытый огонь».

На третий день после пожара вся Дворцовая возле домов-погорельцев превратилась в каток. На земле валяются обрывки каких-то документов, похоже, финансовых, за 2010 год. Можно разобрать, что речь идет о каком-то «масле-пресс», «семечке» и «мятке», а также семенах после очистки. Объемы и суммы, в похожих на платежки документах, значительные. Можно разобрать печати и адреса, но как они оказались на улице – сказать сложно, возможно, в зданиях годами накапливалась ненужная макулатура. Или нужная? По идее, гореть там особенно и нечему, тем более удивительно, что пожар до приезда пожарных успел захватить практически всю площадь второго этажа. Не исключено, что здесь могли греться люди без определенного места проживания. На вопрос о причинах загорания, следует стандартный ответ: «Работает следственно-оперативная группа».

Что теперь?

А ничего. Мы потеряли еще одну достопримечательность, которая могла бы стать одним из привлекательных туристических объектов, если бы здесь восстановить зал «Иллюзиона» или создать музей музыкальной истории города. Теперь о сохранности и возможностях дальнейшего использования зданий должны сказать специалисты. Вполне возможно, что здания отстроят и даже отреставрируют, и там появится банальный офис какого-то серьезного учреждения. Во всяком случае, в больших городах, с высокой плотностью застройки старинными зданиями, так чаще всего и происходит – старинные особняки выгорают дотла, а на их месте вырастают современные здания. Свято место пусто не бывает, только не всегда оно застраивается святыми и безгрешными…

Фото Павла Волошина, «УЦ».

Сергій Полулях

Сергій Полулях

Журналіст «УЦ».