Последний хиппи Украины

14:49
0
564
views

Богдану Совику из Винницы надо было родиться в Сан-Франциско, в самой известной коммуне Хейт-Эшбери, в середине прошлого века. Он был бы там своим в доску. Но Богдан появился на свет 35 лет назад в селе в Тульчинском районе. Хотя если бы вы встретили его на улице, то еще долго смотрели бы вслед – как человек из другого мира, другой эпохи попал сюда?

 

Богдан носит одежду времен хиппи, настоящую, не современную стилизацию. У него примерно 90 пар обуви, многие пары помнят Брежнева, точнее, наверное, Линдона Джонсона и Ричарда Никсона. Сейчас так не шьют! Такого же возраста вся его одежда – брюки, рубашки, пальто, шляпы. Даже глупо говорить, что Богдан занимается музыкой, хотя 12 лет проработал инженером-механиком. И, думаю, вряд ли вы удивитесь, что он играет музыку из той эпохи. В одном интервью он как-то сказал, что вся настоящая музыка была до начала восьмидесятых. Кстати, вы могли его видеть по ТВ – в сезоне 2015 года в шоу «Х-Фактор» он дошел до финала, исполняя, естественно, только свой любимый рок.

В Кропивницком Богдан вместе с группой «Вудсток» сыграл концерт старых добрых рокешных хитов. The Doors, Beatles, The Rolling Stones. Зал в клубе «Парадиз» просто «порвало». Пришли меломаны со стажем, многие – известные солидные люди, и надо было видеть, как они вытанцовывают, позабыв о годах!

Грех было бы не пообщаться с таким неординарным человеком, как Богдан Совик. Разговор у нас вышел на троих, к нам присоединился наш известный земляк Алексей Иванович, – он является продюсером неординарного музыканта.

– Богдан, скажи, в твоем родном селе Суворовское многие люди знают, кто такие хиппи, и как они смотрят на мир?

– Не думаю, что многие… Не знаю. Мама с папой мои точно знают – вынуждены. Я, к сожалению, не часто там бываю, но приезжаю помогать родителям, копать огород, сажать картошку. А с другими людьми общаться нет времени.

– Откуда на винницкой земле мог взяться хиппи? Я еще понимаю, во Львове или Одессе.

– Не знаю. Само собой как-то получилось.

– Если вас называют последним хиппи Украины, то кто тогда был предпоследний?

– Да на самом деле хиппи в нашей стране очень много, очень. Просто только мне, наверное, удалось заниматься музыкой профессионально. Конечно, почти любой хиппи играет на гитаре, все любят собраться вместе, побренчать на гитарах у костра где-то на Шипоте (самый известный хиппи-фестиваль Украины, ежегодно на Ивана Купала проходит возле водопада Шипот на Закарпатье, собирает тысячи людей. – Авт.). Я из всех них выбился на профессиональную сцену – с гонорарами, менеджером, профессиональным звуком, регулярными концертами и т.д.

– Я читал в одном вашем интервью, что настоящая музыка была до восьмидесятых годов. А как же «Металлика», «Квин» и т.д.?

К разговору подключается Алексей Иванович:

– Нет, все даже не так! Как-то мы с Богданом говорили о той музыке, и он мне заявляет: «The Rolling Stones 1974 года? It’s Only Rock ‘n Roll (But I Like It)? Нет, это уже попса. Я The Rolling Stones слушаю только до 1971 года – тогда они были настоящими, некоммерческими».

Богдан – настолько уникальная личность в смысле музыкальных предпочтений! Он приемлет только некоммерческий рок. Первобытное, настоящее.

– Богдан, и все же – музыка закончилась в восьмидесятом?

– Многие музыканты для меня закончились еще в семидесятом. А так, ближе к 1980-му, когда Yes выпустили свои последние альбомы Tormato в 1978-м и Drama в восьмидесятом, тогда, наверное, какая-то эпоха в музыке закончилась. Все пошло вниз, разве что еще группу Asia можно упомянуть с одноименным альбомом 1982 года.

– А кто из вас кого нашел?

– Нашел Богдана я, – подключается Иванович. – Причем предыстория долгая, как это часто бывает, когда это суждено. Я случайно в «Фейсбуке» наткнулся на фотографии колоритного парня, высокого, стройного, длинноволосого, очень стильно одетого. Спрашиваю одного знакомого музыканта из Винницы – а что это за человек? Тот, наверное, из ревности, ответил уклончиво: «Ну так, есть такой парень, поет немного», в общем, чтобы свое реноме соблюсти, «съехал» с темы. Хотя участие в «Х-Факторе» уже о многом говорит.

И вот через пару лет снова встречаю в «Фейсбуке» Богдана. Я нашел прямые контакты, связался, задал ему все интересующие меня вопросы, услышал от него очень обрадовавшие меня ответы: что вырос на классическом роке, на музыке Beatles, что он такой и в жизни, как и на сцене, так одевается, такую музыку слушает.

Меня поразили в нем мощная харизма, подлинная любовь к этой музыке. Я точно знал, что на нашем, простите за похабное слово, музыкальном рынке такого проекта нет. А такая музыка многим людям нужна. Потому что давно не существует Shocking Blue, украинцу попасть на концерт The Rolling Stones практически нереально, мало кто может это себе позволить. А родной музыки юности ведь хочется! И вот есть человек, который в 2019-м выглядит, как в 1971-м, поет, как пели в 71-м. При этом великолепно играет на гитаре и клавишных, когда Богдан играет The Doors, это просто фантастика.

И я настоял, убедил начать такой наш проект. Он долго ломался, сопротивлялся, говорил, что ему ближе и роднее играть длинные джазовые импровизации, американский джаз-рок. И прогрессив-рок, King Crimson. Но под King Crimson не танцуют люди в наших пабах. А под The Rolling Stones и Beatles – с удовольствием.

– Богдан, знаете, как-то для настоящего рокера участвовать в шоу типа «Х-Фактор» ну не комильфо.

– А я не виноват, что туда попал! Так получилось. Я в одной винницкой группе работал клавишником. Мы по средам играли в одном ресторане, независимо от того, есть люди или нет. Просто играли. Пел я всего три песни, не больше, ну и на гитаре поигрывал. А наш вокалист рвался куда-то попасть, развиваться, светиться по телевизору. И вот был у нас конкурсный отбор на «Х-Фактор». И он как-то боялся, зовет – идем со мной для уверенности. И жена меня подталкивала: а ты пойди, настоятельно прошу. И я пошел. Надел старый синий вельветовый пиджак, вышел, сдвинул брови, рявкнул буквально одну какую-то фразу из Creedence Clearwater Revival. И мне говорят: все, все, хватит, достаточно. Мы вам перезвоним. И таки перезвонили, и я так и дошел до финала.

– Вы живете в своем доме в мире старинных вещей, я видел на фото холодильник какой-то легендарный, и т.д. И одежда у вас тоже до восьмидесятого года?

– В основном да. Хотя есть исключения, например, у меня есть джинсы и кофта «Мисс сиксти» двухтысячного года, но они идеально стилизованы под те года. Даже швы прошиты красной ниткой, как в старых настоящих джинсах.

Но это не значит, что я какой-то ретроград. Я рад, что есть телефоны без кнопочек, и пользуюсь ими, блютус, вай-фай и т.д. – конечно, я пользуюсь, это очень удобные и хорошие штуки. Как и все в мире, все зависит от того, кто и зачем этим пользуется, со злыми или добрыми намерениями.

– А есть сегодня публика, которая на свои солидные корпоративы приглашает не Олега Винника, а группу типа вашей, играющей настоящий классный рок?

– Есть! Понятно, что таких меньше. Но нас даже и на свадьбы серьезные зовут. Я когда-то был на свадьбе, так мы весь вечер играли Джимми Хендрикса, Doors и Led Zeppelin, как заказал винов­ник торжества. Это было не так и просто – на целую свадьбу иметь столько материала, пришлось репетировать много нового из того же Хендрикса. Была свадьба, где мы играли Beatles все время.

– Я бы хотел сказать пару слов об «Х-Факторе», – говорит Алексей Иванович. – На самом деле они эксплуатировали шикарный образ парня-хиппи из семидесятых, колорит, такой рок-динозавр. Но «Х-Фактор», так же, как и «Голос країни», поэксплуатировали некоторое время образ, имидж человека, но все равно в итоге попса победила.

Такая же история была с другим нашим солистом, Иваном Вороном (он недавно выступал на рок-фестивале в честь юбилея нашей газеты. – Авт.). Он, как и Богдан, является солистом супергруппы Rock You, в состав которой входят музыканты из разных городов. Его заметили на «Голосе», колоритного такого, в косухе, но все это не долго продолжалось. Всерьез воспринимать эти вещи не стоит. Вот что, Богдан, изменилось в твоей жизни после «Х-Фактора»?

– Да ничего. Только долги образовались. Я же почти полгода торчал в Киеве, когда снимался весь цикл, деньги зарабатывать, чтобы кормить семью, было некому.

Сейчас в моей жизни все по-другому. Я постоянно в работе. Я постоянно играю. Раньше мы перебивались случайными заказами, сегодня у нас все стабильно. Хотя не хватает даже времени съездить на фестиваль «Шипот». Семья, дети, плюс очень много времени отнимает аппаратура. Все время приходится что-то ремонтировать, все время паять. У меня же вся аппаратура и инструменты старые, настоящие, современные не дают нужного звука.

– Сколько в твоей коллекции инструментов?

– Только клавишных у меня 38 экземпляров! Я считаю, что самые лучшие клавишные выпускались в 1960-е годы. У них такое звучание сырое, настоящее! Каждый инструмент звучал неповторимо. Даже американские «Хаммонды» и «Родесы», выпущенные на одном конвейере подряд – один сошел, потом второй, – так у них уже немного разное звучание у каждого инструмента!

Я играю на «Хаммонде» 1964 годы выпуска, усилители у меня 1966-го и 1968 годов.

В первую очередь я по клавишным, конечно, но, если попадается что-то интересное из гитар, я тоже беру.

– Кроме концертов в рамках проекта «Последний хиппи Украины», еще где-то как-то играешь?

– Богдан сейчас задействован сразу в трех проектах, – говорит продюсер Иванович. – Кроме «Последнего хиппи», он участвует в концертах супергруппы Rock You. Супергруппа – это не от «скромности», это принятое в мире музыки определение. Это такая коллаборация разных музыкантов из нескольких городов, такая себе сборная Украины с людьми из Киева, Днепра, Запорожья, Кривого Рога, Белой Церкви, Винницы, Коломыи. Все вместе собираются, на сцене сразу три солиста, рядом с ними лучшие инструменталисты – и дают жару. У Богдана в этом проекте свой блок из хитов шестидесятых. Также там есть проект «Лирическая баллада», в нем тоже участвует Богдан – Imagine, Let It Be, Hey Jude – и в таком же духе исполняет. Очень востребовано людьми, море эмоций вызывает.

И у нас в проекте такая задумка. Богдан очень любит Doors, великолепно играет партии Рея Манзарека – клавишника группы. С сохранением всех нюансов. Это высочайший уровень. Люди в шоке, впервые слыша и видя это. Поэтому в наших планах сделать полноценную концертную программу, создать трибьют-группу The Doors, надеюсь, у нас на это хватит сил.

– Богдан, а вы свою музыку пишете или лучше Doors все равно не напишешь?

– Я вот только недавно почистил карту памяти в телефоне, там было более ста песен. Сбросил на компьютер. Записать все на высоком уровне не хватает средств и времени. А главное – не хватает таких же идейных, как я, побратимов, чтобы засесть в студии надолго, таких же патлатых, как я, и не носящих кроссовки.

У меня нового материала на полноценный альбом. В стиле прогрессив-рока семидесятых, немного в стиле Yes и King Crimson. Две вещи есть попроще, хард-рок с налетом психодела, точно даже стиль не назовешь. Хочется играть такое, но мы работаем для людей, а людям надо Can’t bye me love. А я Beatles тоже люблю не меньше, чем King Crimson.

– Вы же в большей мере самоучка?

– Да, меня выгнали из музыкальной школы за то, что я любую классику начинал играть как рок-н-ролл.

 – Человек поет душой, всем сердцем, как бы это банально ни звучало, – говорит Алексей Иванович. – И у него все получается. Когда мы только начинали, у меня были сомнения, что Богдан вытянет Led Zeppelin, все-таки вокал у Роберта Планта уникальный. Но у Богдана получилось, напрасно боялся.

– Да уж, – продолжает Богдан. – Один раз пришлось подряд четыре раза петь Black Dog Led Zeppelin, а там вокал надрывный. Но что было делать? Это было в Киеве в пабе, а там есть такая практика, как и в ресторанах, – люди за деньги заказывают песни. И вот какой-то человек все заказывает и заказывает песню. И дело не в деньгах. Я бы четыре раза пел бы и бесплатно на «бис».

Кстати, мне на «Х-Ффакторе» немного подпортили голос. Мне его там начали немного переделывать профессиональные педагоги, из лучших побуждений, конечно. У меня от природы само собой получалось петь нормально, но там виднее. И когда я вернулся со съемок, чувствую, что два тона – всё! И это не только постановка голоса под их видение, но и нервный фактор сыграли свою роль. Но понемногу голос восстанавливается. 

– Сейчас Богдана не заставишь петь то, что ему не нравится, – продолжает продюсер Иванович. – Он поет только то, во что верит.

– Богдан, у вас, как у каждого нормального хиппи, должна быть мечта съездить в Сан-Франциско, пройтись по Хейт-Эшбери, прокатится на канатном трамвае, сыграть на Пирсе-39?

– Хиппи – они ведь разные бывают. Были хиппи – алкоголики и тунеядцы, которым лишь бы потусить. Были хиппи – дети богатых родителей, просто от скуки подавшиеся в это дело. А были и идейные – против войны, за мир и любовь. Я больше отношусь не к тем, у кого мечта помолиться на могиле Джима Моррисона, и не к тем, которые говорят – ты неправильный, у тебя клеша не 40 сантиметров внизу. Для меня важнее всего философия, и она у меня гибкая. Я использую телефон без кнопок, чтобы записывать на него свою же музыку, я не отрицаю этого только потому, что во времена «Вудстока» таких телефонов не было. Может, кто-то посчитает, что я не чистый хиппи, а только исповедую эстетику хиппи. У меня философия обычного человека – чтобы не было войны, не было насилия, чтобы не деньги владели миром. В общем, чтобы все было по добру.

Геннадий Рыбченков

Геннадий Рыбченков

Журналист «УЦ».