Стая шакалов у сквера «Пантеры»

14:19
0
775
views

 Фраза «Ищет полиция, но не может найти», которая свидетельствует об активных поисках «парня какого-то лет двадцати», устарела. Сейчас речь идет о поисках не одного, а полутора десятков вполне конкретных отморозков, избивающих людей в самом центре Кропивницкого.

 

Именно такая история произошла 2-го февраля, около 18-ти часов, в сквере возле краеведческого музея. Сквер имеет неофициальное название «Пантеры» и расположен в двухстах метрах от площади Героев Майдана с находящимся там же зданием Кировоградской областной государственной администрации и Кировоградского областного совета.  К сожалению, обстоятельства инцидента пришлось уточнять в больнице, куда после избиения группой молодежи попал старшеклассник одной из школ Кропивницкого.

 

Информационный повод

Так случилось, что одним из наиболее пострадавших в этой безобразной истории стал известный в городе молодой автор книги стихов о героях АТО Денис Бирзул. Впрочем, не стоит думать, что СМИ замолчали бы подобное побоище, окажись на больничной койке кто-нибудь менее известный. На момент нашего посещения Денис находился в больнице уже шестые сутки, но следы побоев не сошли до сих пор. То есть речь не может идти о случайном повреждении, полученном в мальчишеской стычке. Речь идет о намеренном желании нанести увечья, о чем свидетельствует и сломанная рука другого потерпевшего.

Первый наш вопрос – о здоровье. Денис слабо улыбнулся, мол, немного лучше. Рядом, практически неотлучно, находится мама, врачи приписали ее сыну строгий постельный режим. Она просит, чтобы не очень напрягали парня, потому что ему тяжело и в физическом, и в моральном плане, да и врачи запретили много говорить. «”Скорую”, после того как друзья привезли Дениса домой, вызвала я. Врачи диагностировали сотрясение головного мозга, многочисленные гематомы  лица, рану губы, ушибы».

Сам Денис говорит, что в этом сквере они с друзьями решили посидеть впервые в жизни, и до этого он не слышал о разделении города на зоны влияния молодежных группировок. К тому же он очень занятой человек, многим интересующийся, – гулять некогда. В центре города они отмечали день рождения друга, в кафе съели пиццу, причем без алкоголя. Далее в планах ребят, которых сначала было пятеро, стояло посещение спортивного зала, расположенного в помещении кинотеатра «Портал», где они намеревались поиграть в теннис. Но, поскольку с собой была еда, решили поесть на лавочке, как раз возле скульптурной группы «Пантеры». Разложили фрукты и бутерброды, поставили бутылку «Колы».

«Неожиданно к нам подошли двое ребят нашего возраста, выпивших. Они начали рассказывать нам, что празднуют субботу, и хвастались, что выпили два литра водки», – рассказывает Денис. Они просили ребят отойти, поскольку не хотели общаться с пьяными: «Мы видели, что они пьяные, зачем нам это? Один из парней отошел в сторону и начал звонить по телефону, и уже через полминуты подошло около тринадцати человек. Они были где-то рядом».

Сначала показалось, что ситуацию удастся урегулировать, хотя ощущалось желание парней найти повод для конфликта. Ответ «Мы из этого города» был истолкован как желание назвать себя его хозяевами. Настроение у подошедших драться реализовалось практически сразу – толпа начала наносить удары сидящим на лавке. Один из друзей Дениса смог вырваться и, отбежав в сторону, пытался вызвать полицию и позвать на помощь прохожих, но – безрезультатно. Под расправу попали три человека, но позже двоим таки удалось убежать, и Денис остался один. Тот, что начинал драку и остановил избиение, даже помог Денису подняться и посоветовал уходить, обронив при этом фразу: мол, он тоже «поповский» (т.е. житель улицы Попова в микрорайоне Космонавтов, достаточно далеко от центра).

Залитый кровью Денис подошел к дверям детской поликлиники, но никто не открыл. Потом вернулись друзья, и они прошли через весь центр, причем все прекрасно видели, что ребята были в крови. Немного  умыться удалось только в торговом центре DEPOt.  Кстати, друзей, которые сумели вырваться, хулиганы преследовали по Большой Перспективной, но никто из многочисленных прохожих этому не удивился и не попробовал остановить драку или хотя бы вызвать полицию. Домой Дениса (на улицу Попова) везли  в маршрутке, и уже потом мама вызвала «скорую» и полицию, которые приехали почти одновременно.

 

А почему вы там появились?

Точного времени никто не отмечал, но получается, что фактически не меньше  получаса продолжалось избиение и преследование с участием большой группы пьяной молодежи. В это время входит и попытка окровавленных потерпевших попасть  в больницу, напомним, что у одного из них была сломана рука.  Они прошли вдоль всей Большой Перспективной, вплоть до Больницы Святого Луки и уже оттуда уехали на маршрутке. За время нашего разговора мама Дениса несколько раз просила  не писать ничего такого, что могло бы навредить ребятам. Родителей можно понять, они волнуются, но не только из-за того, что случилось, или из-за того, что может произойти, но и из-за того, как это событие подается в информационном пространстве, включая и социальные сети.

Отец одного потерпевшего прямо заявил, что не понимает авторов текстов, которые пишут о происшествии без согласия родителей, а  откровенные сплетни могут только навредить. А еще – он очень недоволен ходом расследования, более того, ему пришлось подавать заявление во второй раз, и только после того как удалось попасть в кабинет к полицейскому начальству, обнаружилось… первое, «утерянное» заявление. Он расценивает это как попытку спустить дело на тормозах, поскольку создается впечатление, что в полиции ничего невозможно узнать. А еще его удивили вопросы следователя, который интересовался, почему это ребята приехали в центр города и каким образом они защищались: «Они что, должны спрашивать у кого-то разрешения? Я их спрашиваю, а почему полиция не приехала сразу? Говорят, вопрос не к ним. Получается, что с нами работают два различных ведомства, не знающие, чем занимаются коллеги. Много начальников, и никто ни за что не отвечает».

Похоже, что длительное расследование играет на руку нападавшим. Уже ходят слухи, что они бахвалятся, мол, мы скоро сделаем, что это вас было 15, а нас четверо, и что это вы были «бухие», а не мы. Этих парней видели на Попова, и будто бы уже поступают угрозы: «Если они (потерпевшие) обратились в полицию, то мы начинаем на них облаву». Более того, один из нападавших после общения со следователем… неожиданно сам попал в больницу, причем в соседнюю палату с Денисом, но вскоре его оттуда забрали. Его мать заявила, что  сын был трезв и сам пострадал. Правда, от кого – неизвестно, но он якобы прибежал помогать друзьям, которых будто бы избивали. Фамилии нескольких нападавших уже знают, вполне может быть, что некоторые из них занимаются единоборствами. И очень даже может быть, что под эгидой спортивного общества… «Динамо». Все это и должно установить следствие.

Дениса одного не оставляют. В больницу приходят и педагоги из школы, и руководители кружков, и друзья… Но никто из родителей нападавших даже не поинтересовался состоянием здоровья потерпевших!

 

Бывали хуже времена,  но не было подлей

Надо признать, что ничего нового в этом неприятном инциденте нет. Молодежная субкультура всегда существовала отдельно от мира взрослых. Там свои порядки и свои табели о рангах, свои моральные принципы и свои устои. Масштабные драки молодежных группировок случались во все времена. Как обычно, должен быть лидер, заводила, который и провоцирует остальных на нападение. Вполне возможно, что кто-то попал в агрессивную толпу из-за ложного чувства чести или стыда оказаться слабым. А может быть, и у нас сформировались банды малолетних преступников, во всяком случае, украинская лента новостей почти каждый день сообщает о нападениях больших групп малолеток на сверстников или даже взрослых. Как бы то ни было, случилось то, что случилось, но в данном случае страшно не только за избитых, но и за будущее нападавших. Похоже, что никто из них не раскаивается в содеянном, более того, они стараются оболгать потерпевших, это если не говорить о возможной мести за обращение в полицию.

Им есть с кого брать пример – безответственность  за более страшные преступления так называемых мажоров у всех на виду. Адвокаты изо всех сил стараются обелить преступников, родители во всем поддерживают своих «святых и божьих» отпрысков, правоохранители запутывают следствие, журналисты извращают факты, а судьи не видят очевидного. Не хотелось бы, чтобы такое произошло и в нашем случае, хотя среди нападавших пока что не обнаружено «громких» фамилий. Разве что отец одного из них, того самого, который якобы сам пострадал…  является служителем культа, т.е. священник одной из православных конфессий. На его страничке в социальных сетях зарегистрировано множество друзей – политиков, журналистов, военных и волонтеров, впрочем, как и на страничке Дениса.

Есть множество мудрых изречений о Божьих заповедях, но вот в данном случае Отец Небесный не вразумил отца земного, хотя именно он должен был как-то отреагировать на ситуацию и постараться ее смягчить. В крайнем случае – хотя бы проявить христианское сочувствие к потерпевшим и желание наставить на путь истинный заблудших. Мы попробовали связаться с ним по телефону, но он отказался обсуждать тему, и чувствовалось, что человеку трудно: «Я не хочу про це говорити. Я не буду говорити про це. Я розумію свої батьківські обов’язки дуже добре і намагаюсь виконувати. У державі є багато інших тем. Ми не байдужі до ситуації. Вибачте». Бог, как говорится, простит.

Вполне возможно, что хулиганов «отмажут», что они смогут как-то запутать дело и выйти сухими из воды.  Даже в суде ожидать сурового приговора, а значит, и бояться его, им не стоит. Максимум, что грозит юнцам, – это условный срок или общественные работы. Наверняка следствию будет сложно установить, кто, кому и какие травмы наносил, или найдутся другие смягчающие обстоятельства. Но вот как будут вести себя в дальнейшем хулиганы, которые не без поддержки и защиты своих родителей могут сегодня чувствовать себя героями? Какой реальный тюремный срок может ожидать этих драчунов в будущем из-за того, что их пожалеют сегодня?

Родители потерпевших пока не собираются сдаваться. Отец другого мальчика говорит, что «крови не хочет», но: «Я жду правовой оценки и прекращения беспредела, хочу справедливости. Почему мы вынуждены лечить детей за свои деньги? Суд должен установить виновных. А еще мы хотим спокойствия и больше ответственности, в том числе и от желающих об этом писать». В общем, история далека от завершения, и вопросов пока больше, чем вразумительных ответов, хотя бы по поводу наступившей эры безразличия.

 

«Безпечне місто»?

Так называется программа, согласно которой едва ли не на каждой сессии Городского совета города Кропивницкий депутаты выделяют средства на помощь городскому отделу патрульной полиции, в том числе и для оборудования городских улиц средствами видеоконтроля. Прогресс в этом отношении, наверное, есть, особенно это видно на «ресепшене» того же Кропивницкого управления полиции. Но вот о наличии камер наблюдения в криминально опасных точках города как-то слышать не приходилось.

Должны они были быть и возле «Пантер», и точно есть по главной улице города, но ладно с камерами, может, денег на них не хватило, но куда смотрят мобильные полицейские патрули, которые просто обязаны постоянно проверять места скопления молодежи и не лениться спрашивать, кто и по какому случаю так громко радуется жизни?

Место, где пьяные подростки избили сверстников, явно не самое спокойное в городе. Говорят, что подобное избиение имело место в тот же день, но несколькими часами раньше. Или мы работаем только по факту и только в том случае, если об этом вовремя докладывают руководству полиции? В нашем случае – не доложили. И еще вопрос – не менее важный – к жителям города, к тем сотням взрослых свидетелей, которые спокойно наблюдали за избиением, за погоней, за кровопролитием. Вполне возможно, что сегодняшняя безнаказанность и вседозволенность скоро сформируют такую волну преступности, которая завтра захлестнет и вас самих, и ваших детей. Может, хватит молчать?

Фото CBN.