Сергей Сергеев: «Нужно в корне менять подход к лечению людей»

15:05
0
586
views

Вы знаете, где работает первая в Украине частная амбулатория, имеющая договор с Национальной службой здоровья? Оказалось, совсем недалеко – в городе Светловодск. Ее руководитель – семейный врач Сергей Сергеев. И его можно смело называть первопроходцем в своей сфере.

На сегодня амбулатория Сергея Сергеева обслуживает 8 тысяч человек при общем количестве населения в Светловодске около 35 тысяч. И у врача весьма амбициозные планы – сделать так, чтобы в его родном городе исчезла необходимость в коммунальных центрах первичной медицины. Почему?

– Я не просто семейный врач, в документах на мою деятельность указано, что я веду профессиональную и хозяйственную деятельность в медицинской практике по специальности «Семейная медицина»,отмечает Сергей Александрович.– Имею наемных врачей в количестве 5 человек и сотрудничаю с еще одним врачом – физлицом-предпринимателем. Так что с недавнего времени я уже не единственный частный врач в Кировоградской области, сотрудничающий с государством и пользующийся государственными гарантиями.

– А как начиналась ваша частная практика и что послужило толчком к работе с Национальной службой здоровья? В Кропивницком, например, частные врачи работают, но сотрудничество с НСЗ не рассматривают.

– Политическая ситуация, которая сложилась в городе, вынуждает поступать именно так, иначе выжить трудно. Во-первых, у нас тут уже несколько лет политический кризис местного уровня, и он отражается на жизни города не лучшим образом. Кроме того, мне не нравилась политика нашего коммунального учреждения, причем настолько, что в 2018 году я уволился. Я давно мечтал иметь собственную частную практику, но это было на уровне мечтаний. А жизнь меня по факту вытолкнула ногой из поликлиники, но при этом дала возможность реализовать мечту – обстоятельства сложились так, что стало возможным сотрудничать напрямую с государством.

– То есть частные врачи-новаторы в Светловодске появились благодаря шаткой политической ситуации? В областном центре, например, семейные врачи предпочитают оставаться под крышей коммунальных амбулаторий…

– Это скорее вопрос смелости и готовности к переменам. Частная практика – это все-таки серьезная личная ответственность, причем отвечаешь ты не только за лечение людей. Но мы уже наработали определенный опыт и с радостью готовы им поделиться со всеми семейными врачами, рассматривающими возможность создания ФЛП и частной практики в тандеме с Нацслужбой здоровья.

– Расскажите тогда, как работает частная амбулатория и насколько надежным партнером является государство.

– Я вообще начинал c одного частного кабинета, в котором принимал сам, в мае 2018 года. А в июне заработала НСЗ, я подписался, получил первые деньги, пощупал их руками – и сразу забрал к себе на работу жену. Она тоже является семейным врачом. Так мы вдвоем работали до января, другие врачи с осторожностью за нами наблюдали. А в январе к нам пришел еще один врач, а потом еще один. Мы начали стремительно расширяться, так как врачи увидели, что государственное финансирование частной практики – не миф, все работает. А я, в отличие от коммунальной структуры, предлагаю более комфортные условия работы.

– На каких условиях работает договор с государством? Какие из медицинских услуг оплачивает НСЗ, а какие – пациент?

– На данный момент мы не предоставляем частных услуг просто потому, что на это не хватает времени. В договоре четко прописано требование к врачу-ФЛП: в полном объеме реализовать перечень гарантированных государством услуг, а уже потом предоставлять частные. А перечень гарантированных государством услуг очень большой. Это в первую очередь осмотр и амбулаторное наблюдение семейным врачом, выполнение базовых диагностических процедур (измерение давления, определение веса и так далее). При этом государство поставило перед нами задачу – основные силы бросить на профилактику и раннюю диагностику онкологических, сердечно-сосудистых заболеваний и сахарного диабета. Поэтому, например, для каждого пациента мы определяем ряд показателей вроде индекса массы тела, чтобы выявить риск заболеть чем-то из вышеперечисленного. Сюда же относятся измерения уровня глюкозы, холестерина в крови, онкопроф скрининг мужчин на определение гормонов, сигнализирующих о патогенных процессах простаты. Ну и, понятно, общий анализ крови, мочи – то, что необходимо в работе любому семейному врачу. С недавнего времени мы также взялись проводить быстрые тесты на наличие ВИЧ и вирусного гепатита. Еще один анализ – скрининг уровня тропонина в крови. Тропонин – это маркер ранней стадии инфаркта или нестабильной стенокардии. Этот анализ позволяет за пару минут определить инфаркт или предынфарктное состояние без кардиограммы. Оборудование и реагенты для всех этих процедур закупаются за счет государства. В моем рабочем кабинете есть автоматические анализаторы крови и мочи, глюкометр и холестеринометр. Мы не являемся лабораторией, но можем выполнять широкий спектр скрининговых исследований, позволяющих понять общее состояние здоровья пациента. Кроме того, я приобрел для амбулатории гематологический анализатор – в рассрочку под государственные гарантии.

– А для чего он нужен?

– Благодаря этому прибору в зимнее время у нас значительно упало количество назначений антибиотиков. Доходило до смешного – прибегали фармацевты, спрашивали, почему наши пациенты не покупают антибиотики. А потому что у нас стоит этот анализатор, и мы видим, когда нужно назначать антибиотик, а когда нет. Приходит человек с классическими симптомами сезонной болезни – с помощью анализа мы определяем, это вирусная инфекция или бактериальное воспаление, и назначаем соответствующее лечение. То же самое с анализом мочи – приходит человек с болями в пояснице, думает, что это радикулит. Делаем быстрый анализ на месте – пиелонефрит. Мы сохранили пациенту время и не позволили болезни развиться, вместо больничного на 2 недели человек лечится 3–5 дней. Но все эти схемы пока еще нарабатываются, они требуют большой методической и аналитической работы. Мы анализируем явки, их причины, разрабатываем методы профилактики.

– Давайте перейдем к такому щепетильному вопросу, как зарплата семейного врача. Внедряя реформу, Минздрав утверждал, что теперь заработок врача будет зависеть от количества подписанных деклараций, за каждого пациента НСЗ будет платить врачу деньги.

– Не врачу, а субъекту, предоставляющему медицинские услуги. Тому, на кого открыт счет. Это может быть главврач коммунального предприятия или врач-ФЛП, как я.

– Существует большое расхождение в зарплатах – одни врачи получают 20 тысяч гривен, другие – 8 тысяч. Хочется понять, почему так и как врачу добиться нормальной зарплаты.

– Все хуже – в Александрии врачи одного из коммунальных предприятий показывали мне платежки: они вообще получали минималку. Но в этом виновато не министерство, оно честно оплачивает каждого пациента, эти средства позволяют амбулаториям платить своим врачам нормальные зарплаты, закупать аппаратуру и так далее. Но как эти средства будут распределяться, решает распорядитель счета. Так что спрашивать о зарплате нужно у руководителя учреждения. До меня доходили слухи о том, что главврачи некоторых учреждений насчитывали себе зарплату в 80–120 тысяч гривен, а своим врачам платили 6–8 тысяч.

– Значит, все упирается в главврача и его политику?

– Да. У нас в Светловодске, насколько я знаю, местный центр первичной помощи платит своим врачам нормальные зарплаты, но это потому, что есть я и моя амбулатория, которую они рассматривают как конкурента, переманивающего врачей. С другой стороны, как мне рассказывали бывшие коллеги, в коммунальном центре сохранили такие вещи, как доплаты за стаж, категорию и так далее. Я вижу в этом элемент несправедливости, так как врач со стажем и категорией по факту может обслуживать в три раза меньше пациентов, чем молодой специалист. Он работает меньше, а получает больше.

– Средств, которые выделяет государство на оплату ваших услуг, достаточно для полноценной работы частной амбулатории?

– Можно сказать, что в целом да, хотя в медицине «достаточно» – это растяжимое понятие. Поначалу, когда мы только начали работать по договору с НСЗ, казалось, что это даже много. Но сейчас хотелось бы большего. Всегда хочется большего – например, закупить более качественные тест-системы, более современную компьютерную технику, обновить мебель, чтобы пациенты чувствовали себя комфортно. Хочется выделить больше денег на санитарно-просветительскую работу, развивать сайт. Хочется каждому нашему врачу купить служебный автомобиль. Так что средств в медицине никогда не хватает, но того, что платит Нацслужба здоровья, более чем достаточно для нормальной работы и выполнения перечня услуг, гарантированного государством.

– Служебные автомобили врачам, кстати, закупают за счет местных бюджетов. С вами власти идут на сотрудничество? Все-таки 8 тысяч пациентов – это ощутимое количество избирателей, нужно считаться с этими людьми.

– Как бы вам сказать… Местные власти нас не замечают, хотя мы, по сути, забрали себе почти четверть населения. Коммунальные учреждения находятся на бюджетном дотировании – и их дотируют в том числе на тех 8 тысяч человек, которых обслуживаем мы. Есть другие нехорошие вещи – например, на лечение от онкологии людей, которые заключили декларации с нами, местные власти денег не выделяют. В этом направлении нет никаких уступок – люди обращались, им отказывали. А для пациентов поликлиники эти средства выделяют. Со стороны местной власти это дискриминация пациента – они вынуждают людей, которым нужно получить льготное лечение, обращаться в коммунальную поликлинику. По сути – лишают права выбора врача. Сейчас мы думаем над тем, как правильно оформить документы по этому вопросу и направить их в прокуратуру. У нас для защиты прав наших пациентов есть два возможных пути: обивать пороги чиновников или перетянуть на свою сторону такое количество населения, что власти вынуждены будут начать с нами диалог.

– Уточните, пожалуйста, кого вы имеете в виду в данном случае под словом «мы»? Ведь это достаточно важный вопрос, одному частному врачу он не под силу.

– Мы – сообщество семейных врачей частной практики. 29 июня во Львове должен состояться съезд ассоциации медицинских практик (интервью записывалось 22 июня. – Авт.). Фактически я за год пришел к тому, что в Светловодске будет находиться центральный офис  Всеукраинской ассоциации медицинских практик. Сама ассоциация будет иметь статус общественной организации, в нее мы приглашаем не только частных врачей, но и всех медработников, которые понимают, что нужно кардинально менять подход к своей работе. Проблемы, с которыми столкнулся я, не являются уникальными – по всей Украине на уровне местных властей идет противодействие медицинской реформе. Причем – и это самое важное – они даже не понимают, какое напряжение сейчас нарастает внутри самой системы государственной медицины. Я не говорю о частных врачах, в коммунальных учреждениях многие врачи понимают, что нужно в корне менять подход к лечению людей, нужно огромные силы бросить на просветительскую работу с населением, учить людей сохранять свое здоровье, а тех, кто имеет хронические заболевания, учить поддерживать полноценную жизнь с этими заболеваниями.

– Но это же совершенно непаханое поле?!

– Я хочу создать в Светловодске школу здоровья, где наши специалисты будут читать лекции о правильном питании, режиме дня и так далее. Эту работу мы уже ведем с разной степенью успешности, в том числе потому, что население у нас до сих пор стремится получить от врача таблетку или примочку и дальше гробить себя. Данный факт уже выходит за пределы сугубо медицины – это вопрос организации жизни человека. Почему лучшим способом отдохнуть наш человек считает посиделки за выпивкой? Потому что его с детства приучили к этому. А почему? Потому что нет альтернатив. А почему их нет? Потому что власти не озаботились этим вопросом. Почему? Не хватает компетенции. Почему реформу в медицине проводит команда под руководством специалиста из США? Потому что у наших руководителей нет необходимых знаний.

– Вы не боитесь, что после парламентских выборов и смены власти реформу свернут?

– Я бы хотел, чтобы команде Ульяны Супрун дали возможность реформировать вторичное звено – уровень узких специалистов. В идеале, конечно, хотелось бы, чтобы им позволили довести реформу до конца. Но если им этого не позволят, то, скорее всего, первичку уже не будут трогать, она будет работать в том законодательном поле, в котором работает. Нет в нашей стране специалистов, способных выстроить грамотную систему медицины, так что, думаю, в худшем случае все оставят так, как есть сейчас.

Сергей Сергеев бросил небольшой камешек и в наш, журналистский огород. Оказалось, что в течение этого года в Светловодск приезжали представители десятка всеукраинских СМИ – от газеты «Сегодня» до телеканала «Интер». Всем было интересно, как работает реформа на примере частной амбулатории. А из местных СМИ «УЦ» оказалась едва ли не первой…

Виктория Барбанова.