«В Украине есть честность об экономическом классе»

18:55
313
views

Почему жительнице благополучной Канады жизнь в Украине кажется более «здоровой», вплоть до желания перебраться на ПМЖ, как там живут через год после полной легализации марихуаны, а также о землетрясениях, карманниках и коррупции говорили с жительницей Монреаля Сарой Джонкас.

Она приехала сюда в составе миссии CANADEM наблюдать за выборами президента и парламента, но давать им оценки в СМИ не имеет права. Потому мы общались на нейтральные темы.

 

Есть такая работа…

Отправка наблюдателей на выборы по всему миру – часть усилий по его, мира, демократизации, в которую ее страна активно вкладывается, поясняет Сара Джонкас.

– Мы посылаем не только наблюдателей, но и советников по вопросам выборов. Хотя наши избирательные системы очень разные, у нас есть специалисты, которые могут помогать другим странам становиться демократическими и консультировать такие страны, как Украина, которые являются демократическими, но, возможно, им нужно немного больше.

– Почему лично вы это делаете?

– Я работаю на правительство Канады, часть моей работы связана с министерством иностранных дел, не только с помощью людям, которые приезжают в Канаду, но также с помощью странам, куда нас отправляют. Подумала: это то, что я бы хотела попробовать. Попасть туда, где никогда не была, делать работу, которой я раньше не занималась. Я работала везде – в Западной и Северной Африке, в Индии, Карибском регионе – Гаити, Доминиканская Республика и так далее.

– Распространенное мнение – что в большинстве этих мест опасно…

– Неважно, где ты находишься, ты сам отвечаешь за свою личную безопасность. Я могу быть дома, в Монреале, и оказаться не в том месте не в то время. Я не смотрю на это так. Везде, где я путешествовала, люди были очень радушны и горды принимать нас, поэтому безопасность никогда не была важным вопросом. Да, ты всегда сталкиваешься с мелким криминалом, карманниками, преступлениями против собственности, но я нигде не чувствовала особенной угрозы.

– То есть с вами никогда нет охраны?

– Иногда есть, когда мы посещаем определенные регионы страны, где идет конфликт. Но, если нет, ты живешь как обычные граждане страны, в которой находишься. Это самый простой способ чувствовать себя «как дома», комфортно – ходить в магазины вместе со всеми, знакомиться с соседями и так далее.

– Где было наиболее некомфортно?

– Наверное, на Гаити. Я была там в 2010-м, когда случилось сильное землетрясение, разрушившее значительную часть страны. Это было очень сложно. Я была там по работе в канадском посольстве, когда случилось землетрясение. Нужно было помочь канадцам, которые там находились, вывезти их семьи назад, в Канаду, была большая операция.

 

В сравнении

Украина стала первой европейской страной, куда наша собеседница приехала не путешествовать, а работать.

– Это казалось менее интересным, но, в конце концов, дело в людях, которых ты встречаешь. Я завела много друзей. Мне кажется, Украина очень красива, я на самом деле подумываю о том, чтобы купить здесь недвижимость и, возможно, жить часть времени или даже постоянно. Мне кажется, жизнь здесь здоровее (чем в Канаде. – Авт.), в том смысле, что там жизнь – это гонка. Там, где я живу, я за 20 лет ни разу не заговорила с соседями и не думаю, что это когда-то случится. Здесь гораздо спокойнее, и мне это очень нравится.

– В Канаде много украинцев, вы как-то связаны с диаспорой?

– Нет, у меня нет прямых связей, но вокруг живет много украинцев, я знакома с этой культурой.

– Сильно ли, по-вашему, отличаются канадские украинцы от украинских?

 – Не думаю. Возможно, это зависит от того, когда именно они перебрались в Канаду, – Украина меняется, а они сильно привязаны к той Украине, которую они знали, когда были здесь. Это очень гордая и активная диаспора, они все объединены тем фактом, что они украинцы. Они знают друг друга, даже если живут в разных местах, проводят много фестивалей – украинские народные танцы и музыка в Канаде очень популярны.

– В последнее время в Украине много разговоров о бедности, «зубожінні» – насколько, на ваш взгляд, силен контраст между уровнем жизни здесь и в Канаде?

– Думать, что у нас нет бедности, – неправильно, хотя это не то, что освещают средства массовой информации. Если вы поедете на север страны, где живет коренное население (дословно «люди первой нации». – Авт.), стоимость жизни там очень высокая, поесть свежих овощей, например, практически невозможно. В больших городах – Торонто, Ванкувере, Монреале – немало бездомных, большинство из этих людей не имеют постоянного адреса, поэтому не могут получать помощь от государства. У нас также есть те, кого мы называем «работающими бедняками», – они трудоустроены, но получают минимальную зарплату и, несмотря на то, что работают, не могут обеспечить свои нужды, вплоть до еды и одежды. Я думаю, в Украине есть честность об экономическом классе, которая была потеряна в Северной Америке, Канаде и США. Здесь это жизненный факт, что у одних людей больше денег, чем у других, в Канаде это, наверное, более скрыто. Но мне кажется, обе страны работают над тем, чтобы решить свои проблемы.

– А если сравнивать с Африкой, Гаити?

– Гаити – одна из беднейших стран в мире. Ее сложно сравнить с любой другой страной, она постоянно становится жертвой стихийных бедствий – каждый год ураганы, землетрясения… И уровень коррупции очень высокий.

– Выше, чем здесь?

– Просто как гость страны могу сказать, что да. Я не могу говорить о политиках этих стран. Но мне кажется, что вызовы Гаити несравнимы (с украинскими. – Авт.). Если сравнивать с Марокко, то это монархия, там все совершенно по-другому устроено. В Западной Африке, где были колонии Англии, Франции и Португалии, их наследие влияет на сегодняшнее положение вещей, на то, как все работает сейчас. Тяжело сравнивать с Украиной, их история абсолютно разная.

Legalizeit!

Вот уже год, как в Канаде наступил полный «легалайз», – коноплю-марихуану можно свободно купить в магазине, хранить и курить, не опасаясь уголовного преследования. По мнению работающей на государство Сары Джонкас, это стало хорошим решением с точки зрения доходов казны. Спрос, а значит, и оборот, хорош, вплоть до возникновения дефицита, когда специализированным магазинам приходилось закрываться на несколько дней в неделю.

– С точки зрения здоровья я думаю, что продукт, который продают легально, – лучшего качества, он контролируется, ты знаешь, что покупаешь, в отличие от того, что продают на улицах. Тем более что в уличную торговлю наркотиками обычно вовлечена организованная преступность… Были опасения, что люди начнут употреблять больше, если это будет легально. Но, я думаю, те, кто хотел, и так употребляли. Сейчас они могут покупать продукт там, где это безопаснее.

Общественная дискуссия по отдельным аспектам продолжается: в Монреале, например, многие собственники недвижимости не хотят, чтобы их жильцы употребляли. То есть, если ты снимаешь квартиру, ты не сможешь курить там. Были вопросы по поводу размещения магазинов близко к школам, но не думаю, что даже это стало проблемой. В некоторых районах города запрещено употреблять в публичных местах, продолжаются споры о том, является ли это нелегальным поведением. Но, когда идешь по улице, – ничего не изменилось…

– То есть нет обкуренных толп повсюду?

– Нет. Наша культура очень открытая и либеральная, возможно, другие части Канады получили другой опыт… У нас скоро выборы, и были опасения, что после них решение о легализации может быть отменено. Но из прочитанного мной по теме можно сделать вывод, что, какая бы партия ни пришла к власти, если она попытается это решение отменить, то не будет больше избрана. Поэтому я думаю, что это уже устойчивая позиция, больше не «новая история». Я не употребляю, но я за легализацию – из-за того, как она влияет на криминальный аспект. Плюс доходы от налогов, которые можно использовать на дороги, больницы, школы…

Записал Андрей Трубачев, «УЦ».