Озолотится ли Кировоградщина в этот раз?

13:01
6223
views

О месторождении золота в районе села Клинцы, что в окрестностях областного центра, мы писали, наверное, десятки раз. О «планов громадье», о блестящих, как слиток, перспективах горнорудной промышленности на Кировоградщине. Тема то возникала, то угасала. И вот – новый поворот: золото из наших недр таки могут начать добывать! И даже есть надежда, что это не прожектерство, потому что впервые в истории извлечением золота из нашей плодородной земли займется не государство, а частный бизнес.

 

Компания «Лира Майн Минералз» на днях в пресс-центре информагентства CBN провела общественные слушания по оценке воздействия на окружающую среду потенциальной добычи золота на Клинцовском месторождении. Похоже, планы у этой компании серьезные. Кстати, по ряду данных, ее корни из Ужгорода, а под Ужгородом, как известно, в единственном месте в Украине хоть некоторое время, да добывали золото на Мужиевском месторождении.

В Клинцах золото нашли не наши геологи, а черкасские. Случилось это в 1988 году, тогда советское правительство сделало ставку на золото, и его искали не только наша легендарная ГРЭ-37, геолого-разведочная экспедиция №37, нашедшая в свое время урановые руды, но также и изыскатели из Кривого Рога и Черкасс. То, что золото есть, понимали все – уран и золото почти всегда соседствуют в земле. Впрочем, наши геологи тоже даром не работали – обнаружили месторождение золота Юрьевское в Компанеевском районе.

В начале девяностых группа ученых-геологов из России исследовала кировоградские месторождения и сказала: можно вести промышленную разработку, подтвердив выводы наших изыскателей. Где-то с 1993-го по 1995-й велись работы по разработке месторождений. Содержание золота у нас не такое, как на Клондайке, но все же имело смысл его добывать – рентабельной считается добыча, если из тонны породы извлекают 7 граммов желтого металла. На Клинцовском месторождении разные пробы из разных шурфов давали результат от 8 до 15 граммов на тонну. Средний показатель был – 9 граммов. Плюс есть еще много немаловажных факторов, которые влияют на цену добываемого золота. У нас все рядом. Железная дорога, опытные шахтеры (им что уран добывать у нас, что уголь в Александрии – принципиальной разницы нет), в Светловодске есть заводы по очистке металлов. А вы представьте, сколько стоит только один бульдозер доставить куда-нибудь в глубь Колымы, потому там хоть золота и больше, но оно гораздо дороже. Как когда-то в интервью «УЦ» рассказывал главный геолог ГРЭ-37 Николай Кирьянов, у нас можно было выйти на добычу около 3 тонн золота в год в Клинцах.

Дальнейшая история грустная. Были оконтурены самые «жирные» участки месторождения, пробурили шурфы по 45 метров, начали строить первые надрудные сооружения. Из первого добытого золота отлили трезубец и подарили президенту Леониду Кучме. А потом все умерло. Собственность на месторождение переходила от одной государственной компании к другой – «Золото Украины», «Украинские полиметаллы» «Закарпатполиметаллы» и еще каким-то. И ничего не делалось. Денег не было. А отдать кому-то – чиновников жаба давила и желание откатов. Хотя пробовали заходить канадцы, что-то вложили, но поняли, что с нашими каши не сваришь, и просто бросили это дело. Сейчас те шурфы под Клинцами просто затоплены…

Наконец-то где-то наверху разрешили попробовать добывать золото приватному бизнесу. Представитель «Лира Майн Минералз» кандидат геологических наук Алексей Фалькович рассказал о планах фирмы. В производство будет инвестировано больше 3 миллиардов гривен. В год намечается извлекать 100 тысяч тонн руды, это не так уже и много, то есть будет разрабатываться часть месторождения, где подтверждено наличие 7,5 граммов золота на тонну. По предварительным наметкам, чистого золота будут получать примерно 465 килограммов (извлечь все до миллиграмма золото из породы неимоверно дорого).

Кому оно достанется? Стоит обязательно упомянуть, что, согласно закону, все добытое на территории Украины золото добытчик обязан продать Национальному банку Украины. Учредителем фирмы «Лира майн Минералз» является Владислав Владимирович Диброва. В Интернете можно найти сведения о человеке с такими данными, он мастер спорта по дзюдо, выпускник Каменец-Подольского университета имени Ивана Огиенко. Возможно, это разные люди…

Так или иначе, 6 июня Министерство экологии Украины, Департамент экологической безопасности и разрешительно-лицензионной деятельности, дал старт работам по оценке воздействия на окружающую среду добычи золота на Клинцовском месторождении в Кропивницком районе, и Юрьевском в Компанеевском.

Кстати, кроме золота, «Лира Майн Минералз» интересуется добычей тантала в так называемой Ганновско-Звенигородской зоне, она располагается в Новомиргородском и Маловисковском районах, в основном возле маленького села Мостовое (там всего 7 жителей). По размеру месторождение небольшое, но концентрация редкого металла там высокая по мировым меркам – 0,10 – 0,15 граммов на тонну. Тантал используется в первую очередь в электронике для производства конденсаторов. В каждом гаджете у вас на столе или в кармане есть доля тантала. Ну и, когда вы попадаете в больницу (дай Бог здоровья всем) или в кабинет к стоматологу, вы сталкиваетесь с танталом. В каждом современном скальпеле или пинцете есть тантал – он придает инструментам прочность и абсолютную защиту от коррозии.

Но пока главное внимание – к Клинцовскому месторождению. Под добычу драгоценного металла планируется занять 30 гектаров, это земля в государственной собственности. На во всех смыслах золотой шахте будет работать более трехсот человек, и есть надежда, что люди, добывающие золото, будут получать отнюдь не медяки. В год планируется платить примерно 50 миллионов гривен налогов, из них 15 – в бюджет Кропивницкого района, 35 – в государственный.

Сейчас «Лира Майн Минералз» находится в процессе получения государственной лицензии на добычу. Реально золото у нас начнут выдавать на-гора года через два. Кроме всех разрешительных процедур, надо пробурить минимум два шахтных ствола, предварительно глубиной до 500 метров, а, как говорят специалисты, на проходку и оснащение такого ствола уходит год.

Что симпатично – это долговременные инвестиции. Мировой опыт показывает, что такая шахтная добыча золота начинает окупаться через 8-10 лет. То есть к нам заходят не временщики, а всерьез и надолго. Ну а тем, кто хочет костьми лечь, но не отдать «наше» золото буржуям, еще раз повторим – все золото добытчик обязан продавать государству, Национальному банку.

Геннадий Рыбченков, «УЦ».