Смертельное задержание: вопросов прибавилось

12:56
0
308
views

Следователь Государственного бюро расследований назвал причину смерти Александра Собченко во время задержания патрульными в Кропивницком. Вместо того, чтобы расставить точки над «i», это вызвало новые вопросы.

 

Днем в прошлый вторник мы сдали в печать номер газеты с публикацией о том, что ни родственники умершего, ни их адвокат вывода судебно-медицинской экспертизы не видели, его сразу отправили в ГБР. А вечером того же дня выдержки из этого самого вывода, которые цитирует в ответе на информационный запрос следователь Александр Алесин, опубликовали коллеги.

Из документа следует, что смерть наступила вследствие острой коронарной недостаточности на фоне атеросклеротического кардиосклероза, алкогольного опьянения, психоэмоциональной нагрузки и острого панкреатита. Следователь также упоминает о легких телесных повреждениях, полученных незадолго до смерти, которые не имеют прямой причинной связи с ее наступлением, и средней степени опьянения, которой отвечает найденное экспертами в крови количество этилового спирта. Этот факт Алесин подчеркнуто называет информацией, которая может быть общественно значимой.

Впрочем, вопрос ведь не в том, употреблял ли Собченко алкоголь, а в том, почему он умер практически сразу после того, как, ударив несколько раз дубинками, его положили лицом на асфальт. Процитированное выше, по мнению автора этих строк, на исчерпывающий ответ не тянет.

– Панкреатита не было, все эти диагнозы мы впервые увидели и услышали, – говорит Ольга Собченко, невестка покойного.

По ее словам, не было у свекра и проблем с сердцем – во всяком случае, он об этом никогда не говорил, не жаловался. Поскольку родственница – лицо, безусловно, заинтересованное, мы обратились к независимому эксперту, медику с сорокалетним стажем, в прошлом – одному из ведущих специалистов Кировоградской городской больницы скорой медицинской помощи. Из соображений «цеховой» этики просил его не называть, но опубликованный текст прокомментировал.

– Состояние опьянения средней тяжести не может привести к смерти, – говорит эксперт. – Острый панкреатит (воспаление поджелудочной железы. – Авт.) – может, но это небыстрая и очень болезненная смерть, до наступления которой должны пройти стадии некроза, которые не отмечены в выводах экспертизы. С атеросклерозом живет 60-70% жителей Кропивницкого старше 50 лет, живет и не умирает. Еще отмечено психоэмоциональное напряжение, стресс. Именно это может послужить ключом к острому спазму коронарной артерии. Можно говорить именно о таком варианте – если судить по моему врачебному опыту, тем немногим словам, которые написаны в выводе СМЭ, и тому, что я читал в Интернете, если бы не было этого стресса, не было бы и смертельного приступа. И говорить о том, что побои не имели причинной связи с наступлением смерти, нельзя, – именно они, скорее всего, послужили причиной стресса, который привел к спазму.

Адвокат семьи Юрий Усатенко уже обратился к следственному судье о назначении судебно-медицинской экспертизы в другом городе. У него сомнения другого рода.

– Потому что при вскрытии одни повреждения, а в выводах эти повреждения не указаны. Например, синяк в области сонной артерии – дальше его нет нигде, откуда он возник, почему он там? – говорит адвокат. – На видео четко видно, как его задушили, – его душат, он бьет рукой по земле и затихает.

За время с прошлой публикации в начатом уголовном производстве были проведены следственные действия, родных умершего, присутствовавших на месте события, вызывали для ознакомления с видеозаписями бодикамер полицейских – участников смертельного задержания.

– Больше видео, чем показали в Интернете, но там тоже есть вырезки, – говорит Ольга Собченко. – Нам изначально сказали, что копии видео нам предоставят после просмотра, но потом следователь пришел и сказал: я тут посоветовался с прокуратурой, мы решили вам их не давать.

Опубликованный ранее полицией монтаж видеозаписей бодикамер адвокат Усатенко вовсе называет «дезой».

– На нем не видно, как его (Александра Собченко. – Авт.) бьют, а самое главное – не видно последних кадров, когда он затихает, задушенный, – говорит он. – Когда на нем полицейский лежит, горло ему рукой передавил, а он рукой бьет по земле, как борцы… Что он не может дышать, даже кричать не может, потому что пережато горло.

По словам адвоката, полностью показали только видео четверых полицейских, в отношении которых проводится дисциплинарное расследование.

– А остальных, которые видели со стороны, видео порезано, начиная с того, как человек стоит над трупом. Для того, чтобы не было четко видно, как его убивают. Становится понятно, почему (патрульные. – Авт.) напали на двух других (свидетелей. – Авт.) – девочка и мальчик, и видео постирали. Они снимали как раз с того места, где было видно, как его душили. Когда все произошло, кто-то (из полицейских. – Авт.) отобрал у них мобилки и постирал видео…

Андрей Трубачев, «УЦ».