Принципиальность или буллинг?

13:22
0
519
views

Сюжет об этой вопиющей ситуации был показан в «ТСН». Он настолько поразил зрителей не только Кировоградской области, но и всей Украины, что мы не смогли ограничиться просто просмотром или комментарием в соцсетях. Мы встретились со Светланой Шитель, рабочим местом которой в последние месяцы является стол в коридоре «Ощадбанка».

 

Светлана Петровна 37 лет проработала в банковской системе. Вернее, 35, до тех пор, пока ее не уволили. Увольнение было мотивировано тем, что упраздняется занимаемая ею должность. За десятилетия работы банковская служащая уверенно поднималась по карьерной лестнице. Начинала с ведущего специалиста, затем работала главным бухгалтером, перед увольнением занимала двойную должность: заместитель начальника управления – начальник отдела денежного обращения кассовых операций.

С июня 2017 года двойные должности были разделены. Светлане предложили должность начальника отдела, где зарплата была в два раза ниже. Естественно, она отказалась, за что была уволена. Суды длились два года, в результате уволенная сотрудница выиграла апелляционный суд и сразу же пришла на работу. Да, как только она подала иск в суд, ее мужа, работавшего в службе безопасности этого же банка, уволили. «Мы очень тяжело пережили зиму, так как оба были безработными», – вспоминает Светлана Шитель.

Несколько дней сотрудница банка, восстановленная в должности по суду, приходила на работу и сидела в ожидании приказа. Когда приказ о восстановлении в прежней (двойной) должности был издан, «случился» еще один приказ – о реорганизации отдела, который она возглавляет. Но должность заместителя начальника управления была вакантна. Естественно, Светлана Петровна написала заявление о переводе, но ответа не последовало.

Вот как Светлана Шитель описывает то, как ее приняли на работе: «Меня посадили в клиентский зал возле лестницы. Целый год я помогала бабушкам и дедушкам оплачивать коммуналку, чтобы чем-то быть полезной. У меня был стол, компьютер, на который приходила только информация о благотворительности и предложения дистанционного обучения. В жизни банка я участия не принимала – меня не допускали.

Однажды и стола не стало. Объяснили, что в банке начинается ремонт. Я сидела на стульчике. А когда отделение банка закрыли в связи с ремонтом, моим «рабочим местом» стал стол на лестничной клетке между вторым и третьим этажом. Поднимается жуткая пыль, и мне приходится ею дышать. Потом стол перенесли в фойе третьего этажа. Последней «новацией» стала камера видеонаблюдения, которую повернули в мою сторону».

С управляющей банком за весь период конфликта Светлана виделась всего раз. В январе этого года сотрудница просила четыре дня за свой счет – у мужа были проблемы со здоровьем. «Я полдня ждала в приемной – управляющая не хотела меня принимать. А когда зашла без приглашения и попросила подписать заявление на четыре дня за свой счет, услышала, что она подпишет только заявление о моем увольнении. И это еще не все. Она подала заявление в полицию о том, что я на нее напала», – рассказала Светлана Петровна.

Банковская служащая, претерпевая унижение из-за игнорирования ее прав, писала письма руководству банка, обращалась к уполномоченному по правам человека, Госслужбу по труду, Госпотребслужбу, санстанцию с просьбой провести аттестацию ее рабочего места. Но у перечисленных структур нет полномочий проводить проверки.

«Я хочу работать в полную силу, – говорит Светлана. – Тридцать пять лет была нужна, и вдруг – стол в коридоре. Я жила работой, иногда уходила в девять-десять вечера. Мне сейчас морально очень тяжело и унизительно. Мне не стыдно смотреть людям в глаза, я никому не сделала ничего плохого. Единственное, что меня сегодня обнадеживает, – это поддержка людей. Те, кто меня давно знает, говорят: «Петровна, потерпи. Должен же быть выход». И я терплю. И ищу работу».

Кстати, о поисках работы. Свое резюме Светлана разослала по банкам, даже в киевские отделения «Ощадбанка». Но ей до пенсии осталось доработать два с половиной года, а у нас не берут на работу в таком возрасте не только в банки. Знания и опыт оказываются ненужными.

Светлану Шитель активно поддерживает правозащитница Анна Соломатина: «Обидно, что за последнее время, с приходом новой управляющей в кировоградское управление, очень много людей ушли из банка. И это уже вопрос к Пышному (председателю правления ПАО «Ощадбанк Украины». – Авт.). Возмущает то, что ни одно государственное учреждение Светлане не помогает. А в банке ей устроили настоящий буллинг. Ждем нового парламента и нового Кабмина. Может, что-то изменится».

Редакция, конечно же, попыталась взять комментарий у начальника областного управления «Ощадбанка» Елены Семеняки. Но на двери центрального отделения на Декабристов висит объявление «Банк закрыт», там ведутся ремонтные работы. Попытки дозвониться до пресс-службы учреждения оказались безрезультатными. Мы с удовольствием предоставим газетную площадь для комментария второй стороны конфликта.

Елена Никитина, «УЦ».