Художников день

15:23
478
views

В воскресенье в Украине был День художника. Ну и где было провести этот день, как не у, пожалуй, самого известного нашего местного художника Анатолия Шаповалова?! Картины Анатолия Гавриловича популярны за рубежом. Десятки его полотен были проданы через главные мировые аукционы – «Сотбис» и «Кристис». А живет себе в селе Аджамка Кропивницкого района, где родился, и тут ему хорошо. Анатолий Гаврилович любезно принял 16 гостей из Кропивницкого, в первую очередь художников, конечно. Они без дела никуда просто так не поедут, писали аджамские виды, ну и присоседившийся журналист даром времени не терял.

Раньше уже доводилось бывать в гостях у Шаповалова. Но в который раз убедился: Аджамка – олицетворение нашего степного края. Из окон дома Анатолия Гавриловича степь просматривается на несколько километров в даль, через речку, необъятная, прекрасная, настоящая…

Шаповалов не ночует в хате, где появился на свет, глинобитной, ей за сто лет. Там он пишет, хранит часть работ, эскизы, наброски. Живет в другом доме, у него несколько участков земли, где он картошку уже не садит, – не те годы, не те силы, да и нужды нет. Зато какой он домашний коньяк готовит!

Организатором поездки на пленэр и просто в гости к Шаповалову выступил Андрей Хворост, глава областной организации Национального союза художников Украины, старый товарищ. Мы поговорили о том, как сейчас живется художникам в наших местах.

– Андрей, сколько в областной организации пишущих людей?

– К сожалению, стало 41, еще недавно было 42, но Виктор Васильевич Френчко, член союза, недавно ушел из жизни. Не так много, ведь, к примеру, во Львове, где я учился в Украинской академии печати, где-то 700 художников в местной организации.

– Организации художников, во главе которой ты стоишь, всего тридцать лет. Объясни мне, почему так? Сколько наш край дал миру хороших художников! Феодосий Козачинский, иллюстратор «Мертвых душ» Николая Гоголя. Амшей Нюренберг, Аминадав Каневский, создавший Мурзилку, Иван Похитонов, Александр Осмеркин,  Петр Оссовский, и можно долго еще перечислять великие имена. Почему не было у нас своей организации художников?

– Сложный вопрос, на который нет ответа. В те времена ряд наших местных художников был приписан к Одесской организации. Все же тогда решалось в Москве, видимо, считали наш город и область слишком маленькими.

– Власть сейчас поддерживает художников?

– Все национальные творческие союзы получают скромную поддержку, спасибо областному совету и его главе Александру Черноиваненко, в бюджете прописывают какие-то суммы. Понятно, что это немного, но вот хотя бы автобус для поездки в Аджамку я могу арендовать.

– У вас же немало своей недвижимости. Только площади на Некрасовке у Художественного фонда, так  это всегда называлось, довольно приличные. Я давненько там у вас бывал, запущено было, не думаю, что сейчас лучше…

– Все дело в том, что вся эта недвижимость Худфонда принадлежит не городу, не области, а Киеву, она в системе Министерства культуры. Мы никак не можем влиять на состояние того же немалого помещения и округи. Мы, конечно, насколько можем, поддерживаем  территорию в нормальном состоянии, – траву косим, что можем, штукатурим, красим. Но мы не собственники, мы не можем распоряжаться. Была мысль хлопотать о том, чтобы из киевского подчинения территорию и здания Худфонда передали области или городу. Но… Кто знает – достанется области или городу это все и что будет? Вполне может быть, что там какие-то склады устроят или продадут коммерсантам каким-то. А так пока там работают в мастерских наши художники, которые не боятся холодов.

– Давай о творчестве.  Сколько ты картин в месяц пишешь? Можно ли за счет творчества жить современному художнику в Украине?

– Делаю несколько работ. Что-то продается, что-то ждет своего времени. Что-то за сотни, что-то за тысячи. Но, к сожалению, я не такой крутой, как Шаповалов, поэтому я еще работаю в рекламном агентстве.

– Много лет длилась эпопея с художественным салоном прямо напротив дома с колоннами. Художники  проиграли?

– Закончился договор аренды на это помещение, несмотря на то, что десятки лет это было у Союза художников и находились варианты решения проблемы. И все наши авторы выставлялись там, и было какое-то движение, ну и в центре города были не только маркеты и кабаки, но и места для людей с другими запросами. Да даже иностранцы, которые к нам иногда приезжают, – что они видят в центре города?  А в худсалон много их заходило, покупали наши картины, вышиванки, керамику. Все, история закончилась, это помещение уже не наше, это собственность города.

– У нас сейчас пошла мода на муралы. Разрисовывают стены в полный рост. Как ты, человек, у которого была персональная выставка в Париже, оцениваешь эти работы? Имеют смысл?

– Да конечно же. Что лучше – серая невнятная стена или украшенное, пусть не всем по вкусу пространство? Это только в плюс. Мне другой момент не очень нравится. Почему все эти муралы творят ребята из Киева? У нас своих творческих людей хватает. А это же работа на сотни тысяч гривен! Почему их должны зарабатывать приезжие, а не наши художники? Ну это вопрос, конечно же, к спонсорам. Но наши бы сделали точно не хуже, а может, и даже лучше, с пониманием духа города.

– Помнишь, в советские времена в дни праздников на фасаде главного здания на площади Кирова вывешивали портреты всех членов Политбюро? Не фото, а именно портреты. А в кабинетах начальства что в городе, что в районах были портреты Брежнева, Горбачева, да и областных руководителей, помню, видел портреты Самилыка где-то в селах. Сейчас есть такая тема? Заказывают портреты главы областной администрации?

– К сожалению, практически нет. А в то время это был хороший заработок для художников. Некоторые просто годами жили за счет изображения членов Политбюро. За все годы независимости, пожалуй, вспомню один раз, не буду называть ни имя губернатора, ни художника, не надо, но был заказ. Эта традиция прервалась. Сейчас это не модно, скажем так. Знаю пару случаев, когда делали портреты наших крутых известных бизнесменов ко дню их рождения.

–  Знаешь, все же наш город не такой уж запущенный в плане отношения к живописному искусству. Работает отличный музей под управлением Татьяны Ткаченко, великолепная частная галерея Николая Цуканова (кстати, Николай Николаевич заглянул в воскресенье в Аджамку, поздравил Анатолия Гавриловича и всех нас с праздником), есть салон «Аполлон» и еще некоторые. В Светловодске есть галерея, когда-то был на ее открытии. Не все так плохо?

– Слава Богу, есть люди, которые ценят живопись. Но, если честно признать, больше работы наших мастеров ценят за границей. Некоторые наши художники больше работают там, к примеру, Владимир Волохов, Кондратьевич, как все мы его называем, ты его хорошо знаешь, – так он в Париже работает, человек довольно уже немолодой, но востребован!

– На твой взгляд, что нужно творить сейчас, чтобы быть востребованным? Анатолий Гаврилович своими знаменитыми балеринами закрыл нишу, кстати, а его портреты внуков просто шедевральны! Что нужно писать – «хати шевченківські, поля неозорі, степ безкрайній»? Или красивых женщин без одежды?

 – Нет ответа. Вот Бенкси на улицах Лондона на стенах рисовал девочек с воздушными шарами, каких-то работающих мальчиков с завязанными глазами, целующихся полицейских, – и его работы оценивают в миллионы. Каждый должен найти свою тему.

Геннадий Рыбченков, «УЦ». Фото Александра Шулешко.