Самая главная фраза – «не острое!»

13:43
768
views

В одном из предыдущих номеров «УЦ» были опубликованы рассказы наших земляков, находящихся сейчас в Китае, о ситуации с коронавирусом. Одной из наших рес­понденток была преподаватель английского Александра. На нее нас «вывел» ее брат Евгений, несколько лет назад работавший в Китае. Конечно, мы не упустили возможность с ним пообщаться.

Евгений окончил факультет автоматики и энергетики ЦНТУ. Еще в школьные годы увлекся брейк-дансом, научился делать базовые трюки, привнес что-то свое. Крутился на голове, прыгал на руках и «допрыгал» до Китая.

– Женя, это настолько просто: захотел и поехал?

– У меня были знакомые, которые ездили в Китай в качестве танцоров. Причем их уровень брейк-данса был ниже, чем у нашего коллектива. Тропа вроде бы была проторена, но все равно были определенные сложности.

Сначала надо найти работодателя, связаться с ним. Высылаешь ему материалы, которые есть: фото, видео. Собеседование – по скайпу. После работодатель связывается с китайским посольством в Украине. И затем уже посол решает, давать визу или нет. Часто отказывают, потому что нет специального образования. Нужно доказывать, опять же портфолио демонстрировать. Если получаешь первую визу, на ее основании можно получить вторую, третью и так далее. Кто успел до 2015-16-го года получить визу, даже не имея диплома о специальном образовании, у того больше шансов снова поехать в Китай на работу.

– А почему ты выбрал Китай?

– Я долго вынашивал эту мысль. Сначала хотел поехать сам, но здесь образовался коллектив, которому я предложил поехать. Сначала ребята восприняли эту идею негативно, но со временем согласились. Мы дважды были в Китае. Первый раз поехали в 2015 году на два месяца, работали в семнадцати городах. Второй раз – в 2016-м на полгода. А год назад я даже поработал во Вьетнаме.

Дело в том, что наша страна в целом и город в частности пресыщены танцорами. У нас не так ценится хореография, танцевальное зрелище, как там. В Азии почему-то европейские лица «в цене». Так как европейцев приглашать дорого, нанимают украинцев, россиян, белорусов. Даже при отсутствии достаточного танцевального уровня многие берут публику костюмами, зрелищностью.

Китай в этом плане немного отстал от остальных. У них есть своя, аутентичная культура, а современного, популярного во всем мире, но отечественного, пока нет, и они это черпают извне. Правда, китайцы это поняли и меняются. Я считаю, что лет через двадцать они будут ездить по всему миру и танцевать.

– На каких площадках вы работали?

– В клубах и парках. В клубах мне не очень нравилось: работали ночью, публике, по большому счету, до нас дела нет. И сцены нет, а хотелось выступать на уровне, показывать трюки. Шанхай был самым сложным: к десяти вечера приезжали в клуб и в четыре утра возвращались. В принципе, в клубе мы были фоном. Если ты только там поработал, то потом не рассказываешь направо и налево, что ты был в Китае, что ты такой крутой танцор. Нечем хвалиться.

Парк – другое дело. Во-первых, работа дневная. И там есть посетители, они же зрители. Ты на какой-то локации показываешь шоу, на тебя реагируют, аплодируют, есть взаимосвязь, и ты получаешь удовольствие.

– Какой он, Китай, глазами кропивничанина?

– Высокотехнологичное государство. Сколько новых станций метро открывается в Киеве за год? А в одном городе Шэньчжэнь – двадцать! Это и подземные, и надземные коммуникации. Ночью перевозят громадные бетонные конструкции в сопровождении патруля, потом монтируют, какое-то время тестируют и открывают станцию. Вот это масштаб!

У нас бытует мнение, что все китайское – некачественное. Да это мы покупаем некачественное, а у них, для них все на высшем уровне. Дороги, скверы, парки – все супер. Человеческая культура, правда, пока недотягивает до европейской. Люди сорят, грязно. Но они воспитывают культуру, в общественном транспорте транслируют видеоролики, где показано, как правильно выбрасывать мусор. На кого-то это действует. И это я видел пять лет назад. Сейчас, возможно, ситуация изменилась.

Проведу такую параллель. Если у нашего человека спросить, путешествовал ли он, выезжал куда-то отдыхать, он расстроится и скажет, что нет такой возможности. А китаец на подобный вопрос ответит вопросом: «А зачем?» У них есть все возможности и условия для отдыха. Не выезжая из страны, они могут и на лыжах покататься, и на море отдохнуть, и по доступным ценам. И они этим вполне довольны. Даже мы «умудрились» на сноубордах покататься, когда нигде не было снега. А там на курорте пушками снег настреляли и сделали трассы.

Добраться до любого места предполагаемого отдыха не проблема. Поезд, скорость 300 километров в час – и ты на месте. Мы с ребятами мечтали о том, чтобы из Кропивницкого в Киев можно было на таком поезде за час добраться, выступить и уехать домой. А еще пять лет назад у нас Приват24 только развивался, а там уже везде можно было рассчитываться посредством QR-кода.

– Какие китайцы?

– Уравновешенные, спокойные, приветливые. И себя среди них чувствуешь уверенно и спокойно. Конечно, не без инцидентов. Но они тоже своеобразные. Мне рассказывал знакомый, как однажды где-то в глубинке китаец, увидев человека европейской внешности, выпустил ему в лицо сигаретный дым и пробормотал что-то по-своему. Прямой агрессии не было, и на этом «конфликт» был исчерпан. Но такое может быть в любой стране.

Китайцы в своем большинстве трудолюбивые. Но есть исключения. Пример: нужно отремонтировать кондиционер, вызывается мастер. Придет один человек, посмотрит, потом еще семь человек, посмотрят, потом еще десять, они посовещаются и будут говорить одному, что нужно сделать. И это продлится целый день. Или некоторые предприниматели нанимают людей для того, чтобы продемонстрировать окружению свою возможность иметь подчиненных. Не для того, чтобы оптимизировать работу, а чтобы удовлетворить свое эго. Этим объясняются большие автомобили, золотые браслеты на детях и так далее. То есть финансово они достигли определенного уровня, а культурно, ментально не понимают, как этим пользоваться. Но я уверен, что это временно.

Я заметил еще одну особенность китайцев: они никогда не отказывают. Попросишь о чем-то, они говорят: «Хорошо, согласен, завтра». Но это завтра может длиться недели, месяцы и никогда не случится. Но не отказал же? И никакого конфликта.

– Как вы там общались с местными?

– Еще здесь я у знакомых киевлян, которые уже там были, спросил тридцать-сорок слов на китайском, которые могут пригодиться. Записал, выучил и пользовался ими. Это счет до десяти, приветствие, дежурные фразы в магазине – базовый набор. Но самая главная фраза – «не острое». Покупая еду, надо понимать, что лучше просить вообще не острое, чем не очень острое. Блюда такие обжигающие, что забиваются все рецепторы, и ты вообще не чувствуешь вкуса еды.

Взрослое население английского языка не знает. Молодые люди до тридцати лет более-менее по-английски могут изъясняться. Одна моя знакомая как-то сказала, что она быстрее выучит китайский, чем они английский. Но Китай делает серьезное вложение в детей, молодежь. Есть даже курсы английского для годовалых детей. Вроде бы абсурдно, но результат определенно будет.

– Там можно нормально зарабатывать?

– Наши граждане, естественно, получают больше, чем могут получить здесь. А китайцы… Опять же, говорю о событиях пятилетней давности. Я интересовался у местных, сколько мог бы получать, если бы пошел на стройку неквалифицированным рабочим. Тогда это было 2-3 тысячи юаней, или пятьсот долларов. Квартиру, плохонькую, можно было снять за тысячу юаней, на жизнь остается две, на которые можно жить, что-то откладывать. А если есть специальность, то и зарплата выше. У них шестидневная рабочая неделя, и все мечтают о пятидневке.

– Чем ты сейчас занимаешься?

– Вспомнил свою специальность, энергетику, освоил систему видео­наблюдения. Возвратившись из поездок, мы здесь снова создавали танцевальную команду, пытались выступать, но у людей нет денег нас заказывать и платить достойные деньги. А задешево выступать не хочется.

Можно открыть студию, набрать группу, учить их трюкам брейк-данса, но эту группу нужно довести до определенного уровня, а я ищу возможность уехать за границу. Поездив, я понимаю, что особо меня никто нигде не ждет, и лучше, чем дома, нигде не будет. Поэтому я намерен уехать, заработать деньги, вернуться и здесь что-то придумывать, имея стартовый капитал.

– Нам сказали, что ты еще и барабанщик.

– Во Вьетнаме я взял несколько уроков. Было желание позаниматься больше, но времени не было. Я жонглирую четырьмя мячами – полезно для умственной деятельности и для координации. И на барабанах могу выбивать разные ритмы, перебивки. Есть в этом небольшой опыт. На сцене с коллективом никогда не барабанил, но желание есть, и я об этом задумываюсь.

Более того: моя жена поет, наш четырехлетний сын воспринимает звуки, уже интонирует, напевает. Можно создать семейный арт-проект и выступать, но не у нас. У меня есть много знакомых, которые ездят по миру и выступают. Артисты между собой коммуницируют, обмениваются впечатлениями, рекомендациями, где лучше выступать. Со временем можно сделать интересный сценический номер и куда-то поехать. Это будет конкурентно.

Знакомый аккордеонист спросил меня, смог бы он зарабатывать в Азии. Я сказал, что все реально. Вьетнамцы создали парк, в котором воспроизведена Европа, ее архитектура. Вьетнамцам и китайцам не надо ехать в Европу. Приехали в парк, сделали фото, отдохнули и поехали обратно. И это не за сумасшедшие деньги. То есть они создали Европу у себя. И в этом парке есть уличные шоу. Я предложил аккордеонисту придумать программу. Например, исполнять французские мелодии во французской части парка. Надо сделать видео, отправить куда надо и предложить себя как жанр. Я дал ему контакты харьковской компании, которая набирает туда артистов, и думаю, что у него все получится.

– Тоскуешь по Китаю?

– Там комфортно жить. А человек ведь тянется туда, где ему комфортней, легче. Причем легче не столько финансово, сколько эмоционально. Вот мой знакомый, живущий в Америке, говорит, что ему там эмоционально тяжело. А все потому, что он один. Когда есть с кем разделить, как говорится, радости и горести, то в любом месте жить комфортно.

Я очень хочу, чтобы в нашей стране были созданы условия для того, чтобы все вернулись. Если украинцы всего мира продадут все, что у них есть в разных странах, и вернутся обратно, получится поднять страну. Но для возвращения должны быть условия, для предпринимателей – зеленый свет.

– И последний вопрос: какие свежие новости из Китая? Что говорит Саша?

– Сестра сказала, что пока не объявляют, когда выходить на работу. Ну, пусть отдыхают.