Памяти Константина Параконьева

14:25
868
views

Справка «УЦ»:

Константин Параконьев – народный артист Украины, лауреат Государственной премии УССР имени Шевченко. Родился 8 сентября 1920 года в селе Владимировка. С 1945 по 1967 год был ведущим актером и звездой кировоградского театра им. Кропивницкого, сыграв на его сцене около 200 ролей.

Высшее театральное образование получил на режиссерском факультете Киевского театрального института, который закончил с отличием в 1966 году (заочная форма обучения). С 1967 по 1987 год – актер и режиссер Запорожского музыкально-драматического театра им. Н. Щорса (теперь им. Магара).

Снялся в художественных фильмах: «Чудак-человек», «Сон», «Семнадцатый трансатлантический», «Повесть о женщине».

Молодежь его не знает, а старшее поколение называет легендой. Хотя, если бы он когда-то не переехал из нашего города в Запорожье, может, знали бы, открыли бы мемориальную доску, назвали бы улицу его именем… Тем не менее, есть много людей, помнящих и любящих Константина Параконьева, столетие которого камерно, по-домашнему было отмечено в библиотеке имени Чижевского.

Атмосферу тепла и какой-то едва уловимой тоски и ностальгии создавали фотографии, письма, афиши, представленные присутствующим. В создании экспозиции участвовали, кроме библиотеки, краеведческий музей, областной архив, музей Карпенко-Карого и дочь Константина Иосифовича Алла, приехавшая в Кропивницкий по случаю юбилея отца. Она заметила, что с биографией отца можно ознакомиться из множества источников, и поделилась детскими воспоминаниями.

– Вспоминать приятно и в то же время тяжело. Мой детский семейный мир родители сделали волшебным. И он был украшен тем, что они работали в театре. Родители на моих глазах творили чудо, становясь в театре другими людьми – с иными характерами, судьбами, опытом. Когда я видела родителей в калейдоскопе ролей, характеров, они для меня были необыкновенными и необычными.

С трех лет родители брали меня на гастроли, потому что не на кого было оставить. Пока они были на сцене (папа играл, а мама была балериной театра), я спала на стульях в гримуборной. А потом папа брал меня, спящую, и уносил. И эти теплые руки я до сих пор помню. Когда я стала взрослой, волновалась, когда смотрела спектакли, в которых играет папа. Каждое его слово, каждый жест я воспринимала остро и очень плакала, когда его герой на сцене умирал. Ну как с таким можно было смириться?

Только со временем я поняла, как должна гордиться своими родителями, сколько они дали мне богатого опыта, прекрасный пример, как надо работать, творчески развиваться, как нельзя останавливаться на том, чего достиг человек в определенный период.

Тяжелой была жизнь родителей, потому что на годы молодости пришлась война. Но жизнелюбие, оптимизм были присущи как папе, так и маме. Я никогда не слышала, чтобы они жаловались на жизнь, горевали, грустили. И когда я осталась без родителей, столкнулась со сложной проблемой, осознала, какая большая сила духа была у родителей, и взяла с них пример. Так что я иду по жизни с памятью о них и с чертами их характеров.

Константин Параконьев был одним из основателей театрального кружка при Кировоградском пединституте, который позже стал известным студенческим театром «Резонанс». Вот что вспомнила о том времени небезызвестная Элла Янчукова:

– Я с детства была театралкой и Параконьева помню во многих ролях. Я из зала воспринимала его как красивого человека, мужчину с глубокими, выразительными глазами. Я любила его из зрительного зала. А потом в аудитории пединститута мне пришлось лично Константину Иосифовичу читать стихи, чтобы он принял меня в студенческий театральный кружок. Это было более волнительно, чем если бы я читала перед залом.

Не знаю, как он отбирал людей для «Чайки», но собрал студентов с родственными душами. Спектакль был сложным, о нем много говорили. Мы были юными, а играли зрелых людей. Янчуков, например, играл Сорина, я играла Машу. Мы с Параконьевым много говорили о наших героях. Это был 60-й год. Наверное, мы хорошо поставили «Чайку», потому что когда нас смотрели московские журналисты и театральные критики, они сказали Константину Иосифовичу, что наша постановка была на уровне не самодеятельного, а профессионального театрального коллектива.

На встрече прозвучало сожаление о том, что в нынешнем театре Кропивницкого нет галереи актеров. В запорожском есть. И вот как о Параконьеве отзываются его запорожские коллеги: «Интеллигентность, строгость, интеллектуальная погруженность – вот те черты характера Константина Иосифовича, которые отличали его от других талантливых коллег. Приятный баритон и стройная фигура подчеркивали внутреннее изя­щество артиста. Художественная деятельность Параконьева обозначена строгой дисциплиной, выдержанностью, четко донесенной обоснованностью каждого творения. Его актерский талант больше раскрылся при создании образов, которые представляли собой художественное обобщение, несли на себе отчетливый отпечаток времени, истории, общественных идей».