«Она была нам, как вторая мама…»

12:31
2459
views

5 апреля оборвалась жизнь талантливого тренера по художественной гимнастике, матери трёх дочерей и ещё сотен воспитанниц, к каждой из которых она относилась, словно к своим родным детям. В 46 лет от прогрессировавшей онкологии не стало Ольги Николаевны Гейдаровой.

Она боролась за жизнь в течение 6 лет. О своей болезни узнала, когда была беременна третьей дочерью Златой.

В этой статье мы собрали воспоминания об Ольге Николаевне. Из того, что нам рассказали, становится ясно, что это была совершенно необыкновенная, очень светлая и добрая личность. Не о каждом человеке, покинувшем наш мир, можно услышать так много хорошего.

Коллега, подруга и соратница Ольги Гейдаровой, с которой они вместе проработали много лет, тренер Людмила Виноградова первая поделилась с нами своими воспоминаниями об Ольге Николаевне.

«Еще студентками мы с ней вместе тренировались на факультете физвоспитания в педагогическом университете. Тогда-то и сдружились. Когда Ольга Николаевна родила свою первую дочь Катю, какое-то время ей нужно было побыть с ребенком дома, и она попросила меня потренировать её воспитанниц. Я тогда работала только со студентками на факультете физвоспитания и подхватила её детей. В группе были её первые ученицы – Аня Коваленко, Зарина Бондаренко, Яна Сазонова и другие. Когда дочка подросла, Ольга Николаевна вышла и забрала свою группу. Я же, поработав с детьми, и сама захотела набрать малышей. Так мы по жизни с Ольгой вместе и шли.

Тренерская деятельность требует, конечно, много нервов и переживаний, потому что мы всё пропускаем через душу и сердце, и порой невозможно хладнокровно относиться к некоторым моментам.

Уйдя в декрет с третьей дочерью, Оля узнала о своем диагнозе – раке молочной железы и левого легкого – и начала лечение. Рак лёгкого появляется зачастую у заядлых курильщиков. Она же вообще не имела подобных вредных привычек и вела абсолютно здоровый образ жизни. Поэтому, мне кажется, это всё появилось на нервной почве, а нервов в тренерской работе, как я уже говорила, немало. Ведь мы не делим детей на “своих” и “чужих”. Для нас каждый – родной. Ольга Николаевна была очень справедливым, светлым, правильным человеком и какие-то несправедливые или нечестные моменты, особенно по отношению к детям, переживала тяжело.

Именно спортивная сила духа и вера в Бога, наверное, помогли ей стойко воспринять информацию о своей болезни. У неё вся семья глубоко верующая. Помню, как я вышла из собора, где провожали Ольгу в последний путь, а мама её маленьких воспитанниц говорит: “Людмила Степановна, так хорошо батюшка сказал об Ольге Николаевне! Чувствуется, что он говорил это искренне, от души, потому что очень хорошо её знал”. Они регулярно бывали в том храме. Пожалуй, вера ей и помогала прощать людей, не помнить зла, а только хорошее. Она всегда делала добро. И детям, и родителям. Все её вспоминают с очень хорошей и светлой стороны.

Какое-то время Ольга Николаевна проходила курс лечения в Израиле, а также в Одессе, и болезнь у неё уже была в стадии ремиссии. Но в прошлом году она переболела воспалением лёгких, и оно, видно, дало толчок, пошли метастазы. Тогда же она вернулась на год в зал и окунулась в тренерскую деятельность. Однозначно это приносило ей определенную дозу положительных эмоций.

Сейчас люди как-то больше ожесточились, не хватает в мире доброты, а вот Ольга Николаевна была очень светлым человеком, и хотелось бы, чтобы таких, как она, было больше. Потому, наверное, у неё всегда в зале было много детей. Многих своих воспитанников она отдала в Киевский областной лицей-интернат физической культуры и спорта в городе Белая Церковь. Ведь оттуда уже гораздо легче выйти на высокие спортивные результаты, чем просто из Кировоградской области.

Мы были сходны с ней по характерам. Очень больно и жалко терять близкого друга… Знакомых много, а вот настоящих друзей – единицы», – отмечает Людмила Степановна.

Ниже приводим воспоминания воспитанниц и их родителей об ушедшем тренере.

Анна Коваленко, первая ученица: «Ольга Николаевна – это огромная, неотъемлемая часть моей жизни. Она привела нас с Зариной, своих первых воспитанниц, в мир художественной гимнастики и спорта, когда нам было 7-8 лет, а ей – слегка за 20. Она учила нас с добротой, улыбкой и позитивом. Помню, как готовила нас с Зариной к первым показательным выступлениям на факультете, мы были совсем малышками, она очень волновалась и переживала, как мы выступим. Я это видела и осознавала уже тогда. Но самое важное, что я поняла за эти 20 с лишним лет, так это то, что она для меня не поменялась. Да, она повзрослела, вышла замуж, стала прекрасной мамой, но она была всё той же Ольгой Николаевной – молодой, улыбчивой, добродушной, отзывчивой и всегда переживающей за своих детей-гимнасток. Поэтому мне не верится, что ее больше нет. В моей памяти остались ее приятный смех и улыбка».

Зарина Бондаренко, еще одна из первых воспитанниц Ольги Гейдаровой: «Запомнились слова Ольги Николаевны: “Если бы у меня была еще одна жизнь, я бы ее провела тут, в зале, но работала бы в сто раз больше”. Эти слова, которые я услышала в мой переходный возраст, на тот момент остались мною непонятыми. Мне хотелось просто всё бросить и уйти из зала. И только сейчас понимаю, что другой жизни себе я и не хотела. А если бы у меня была еще одна жизнь, я бы тоже работала в зале еще больше».

Яна Сазонова, ученица: «Наверное, больше всего запомнилось, что в самые тяжёлые времена моей учебы в интернате Ольга Николаевна всегда была на связи в любое время суток, всегда поддерживала, успокаивала. После разговора с ней ты понимаешь, что ты не одна и есть тренер, для которого ты важна не только как гимнастка»

Анна Терёшина, мама воспитанницы Даши Кучеренко: «Это тяжелая тема… Ольга Николаевна всегда была им как вторая мама. Она всех принимала такими, какие они есть, для каждого находила слова поддержки. И не только детям, но и их родителям. Всегда переживала за учениц, не важно, было ей самой плохо или хорошо. Постоянно спрашивала, как выступления, что нужно подтянуть – вне зависимости от того, в какой команде ее воспитанницы занимаются. Да и они сами, например, будучи на чемпионатах Украины и переживая, звонили в первую очередь не родителям, а ей, желая услышать слова поддержки именно от неё.

На разминочном ковре перед выступлениями она всех растягивала, как бы плохо себя ни чувствовала. К ней все бегали показывать элементы, даже не ее воспитанницы. Никому никогда ни в чем не отказывала. Всюду успевала – и дома, и на работе. Детям из малообеспеченных семей находила даже купальники для выступлений.

В день, когда ее не стало, мы заходили к ней в палату. Чувствовала она себя хорошо, хотела побыстрее вернуться домой и готовилась выписываться. Мы тогда проговорили про всех деток, про соревнования, про тренеров. Никогда ничего плохого я от неё не слышала, кто бы ее и чем ни обидел. В наших сердцах и сердцах детей она всегда будет жива, и все победы дети будут посвящать ей…»

Ирина Безверхая, мама воспитанницы Ани Безверхой: «Ольга Николаевна – первый тренер моей дочери Анны. Она была строгим и одновременно добрым тренером. Несмотря на маленький возраст девочек (4-5 лет), относилась к подопечным, как ко взрослым, давала советы, воспитывала самостоятельность. Во время декрета Ольги Николаевны у Ани менялось несколько тренеров, но я благодарна судьбе, что она опять свела нас с Ольгой Николаевной! Как никогда, ребёнок с удовольствием бежал на тренировки. В один момент тренер вложила в неё все свои силы и душу, и Аня поднялась вверх по пьедесталу. Она поверила в ребёнка, а для гимнастки это очень важно.

После того, как дочка проявила себя как сильная гимнастка, тренер твердила: “Пора покорять другие города и страны”, – и понеслась череда соревнований по Украине. Каждые выходные – новый город как новое приключение. Шаг за шагом тренер вела дочь к вершинам. Ольга Николаевна всегда говорила, что только трудолюбие и настойчивость Ани приведут ее к успеху.

Рассказывала про своих маленьких подопечных, у которых уже в настоящее время свои семьи и маленькие детки. Помню забавную историю, которой поделилась Ольга Николаевна. Однажды ее маленькая гимнастка, насмотревшись чемпионатов мира по художественной гимнастике, после окончания своей программы на ковре начала посылать зрителям воздушные поцелуи направо и налево, кланяться и улыбаться с нежеланием покидать ковёр. Это было очень смешно: маленькая гимнастка вела себя, как чемпионка мира.

Наша гимнастическая семья, зная, что болезнь тренера не отпускает, сплотилась в беде и желании помочь, поддерживали финансово, морально… Я до сих пор не могу поверить в то, что случилось. Очень жаль, что мы не уберегли своего тренера, ведь она для девочек была, как вторая мама. Она воспитывала девочек, как своих детей, несмотря на то, что у неё своих трое.

Каждая победа гимнастки – это результат вклада, усилий, терпения и безгранично доброго сердца тренеров: Ольги Николаевны и Людмилы Степановны. И верим, наш тренер-ангел оберегает наших девочек с небес, а они в свою очередь сделают все, чтобы тренер ими гордился».

Мария Костанди, ученица, тренер и крёстная дочь Ольги Гейдаровой: «Мой тренер, моя крёстная мама, моя вторая мама… Мы разговаривали с ней по телефону часами и никогда не могли наговориться. Это настолько добрый и светлый человек! Таких людей я больше не встречала… Она всегда прививала любовь к спорту, к детям. Благодаря ей я сама стала тренером. И полностью скопировала тренировочный процесс и любовь к детям, как нас учила Ольга Николаевна!

Она всегда говорила: “Маша, иди к своей цели”. Она радовалась моим победам и помогала во всех неудачах. Я с такой теплотой вспоминаю наши соревнования! Это настоящее детство. Я не знаю ни одного тренера, который так бы относился к своим воспитанникам. А как нас Ольга Николаевна кормила на соревнованиях, на сборах! Я думаю, что все помнят в Харькове её курочку-гриль, а в Бердянске – пончики.

На тренировке она была Ольга Николаевна, но дома для меня – просто тетя Оля. Тяжело осознавать, что тети Оли больше нет… Но я верю, что она все равно рядом со мной. Я чувствую, что рядом».

Елена Присяч, мама воспитанницы Ани Присяч: «Свою дочь я привела на занятия к Ольге Николаевне, когда ей было 4 с половиной года. На тот момент у неё в группе было 6-7 человек, и каждая из девочек была талантлива по-своему. Однажды Ольга Николаевна мне и другим родителям сказала одну очень мудрую вещь: “Мамы, поймите, один ребенок раньше достигает успеха, другой придет к нему лет в 10, третий – чуть позже”. Тогда эти слова меня очень успокоили и подбодрили. Прошло время, моя дочь стала достигать высоких результатов, и всё это – заслуга мудрости, терпения и характера Ольги Николаевны. Что мне в ней ещё нравилось, так это то, что она никогда не была злой. Она настолько умела выразить правильно свои эмоции, что дети любили её за то добро, которое она излучала, и слушали её беспрекословно. С самого маленького возраста она приучала их к трудолюбию, дисциплине и дружелюбию. Старшие ученицы уделяли внимание малышам, были для них, как старшие сестры. Моя дочь, когда ей было всего 5 лет, впервые поехала на соревнования в Симферополь на 5 дней. И я как мама могла спокойно её отправлять вместе с Ольгой Николаевной, потому что её она слушала беспрекословно. Дисциплинированность и самоорганизация – это то, что Ольга Николаевна умела с самого маленького возраста привить детям, за что я ей очень благодарна. Такого тренера, как она, будет сильно не хватать…»

Ольга Павлова, мама гимнастки Марии Павловой: «Об этом человеке можно говорить часами. Моя дочь прошла вместе с ней путь от маленького гусёнка до чемпионки Украины. Это невероятный тренер и необыкновенная женщина. Она могла найти подход к каждому ребенку, была способна научить не только растяжке и каким-то элементам, а пониманию жизни, общечеловеческим чертам и качествам. У детей в любом случае наступает возраст, когда начинается соперничество, а она всегда находила возможность обходить острые углы.

Мало того, что она замечательно занималась с детьми, она ещё и параллельно учила родителей, работала с их амбициями. Это самые теплые воспоминания… Она собирала нас, родителей, и просила объяснить детям, что соперничать они должны только с собой, а не с кем-то другим. Каждый раз, выходя на площадку, они должны побеждать лишь себя вчерашнего. Она знала, кого нужно похвалить, и тот расцветет, а кого нужно подтолкнуть более строго. Она настолько тонко чувствовала, как это должно быть. Её малышата всегда были очень подготовленные, собранные, дружные. И спустя много лет её ученики продолжают общаться друг с другом, регулярно созваниваются, встречаются в зале. Такое ощущение большой, крепкой семьи… Многим из них пережить и воспринять сейчас эту утрату тяжело.

С Ольгой Николаевной у нас связано огромное количество воспоминаний. Помню, когда-то мы поехали в Севастополь на соревнования. Нас было несколько мам и около 14 детей. Поездка началась весело – с того, что в автобусе до Знаменки одна из девочек забыла телефон. Мы с Ольгой Николаевной звонили диспетчеру, диспетчер – водителю автобуса. В итоге телефон передали тренеру из Александрии, а она его в выходные повезла в Кировоград на соревнования и передала родителям девочки, которая его потеряла. Потом в Севастополе мы поселились на базу, где должны были жить. Там было всё включено, и питание в том числе. Но буквально за двое суток до отъезда назад нам сообщили, что эта база продана и нужно срочно с неё съезжать. Нас переселили на базу по соседству и вернули деньги. Но загвоздка оказалась в питании: оно в новые условия проживания не было включено. А рядом к тому же – ни одного магазина! Только море и пляж…

Тогда мы оставили старших девочек на базе, а младших взяли с собой и поехали в Севастополь за продуктами. Дорога до Севастополя была неблизкая. Вначале нужно было полтора километра идти по виноградному полю, потом ехать минут 10 на маршрутке, а дальше уже на пароме переправляться в Севастополь. Денег у всех было тоже в обрез. Ценовая политика к тому же в Севастополе была выше, чем у нас. В общем, Ольга Николаевна и мы, родители, выложили почти всё, что было, и закупились продуктами. Пришли к парому, чтобы вернуться назад, стоим, ждем, а его всё нет. На море начинается шторм… И тут нам говорят: “А вы не ждите его, он не приедет. Последний маленький паром отправляется через 10 минут”. А до него ведь надо ещё дойти! И мы берем детей на руки, с пакетами, полными продуктов, бежим к тому парому, расталкивая людей в очереди, потому что нас там, на базе, ждут ещё дети, причем голодные! Мы втиснулись в последний паром. Его качало, был шторм. Но, слава Богу, приехали. А потом готовили и выдавали под счёт овсянку с молоком, чтобы всем хватило. Хорошо, что взяли с собой кипятильники и электрочайники.

Помню, как часто в поездках Ольга Николаевна и чемоданы, и обручи за маленькими детьми тащила, и даже их самих на руках носила. Все воспитанники чуть что, сразу бежали к ней с любыми горестями и радостями, как к маме. И казалось, что по-другому быть не может. С хорошим тренером непременно возникает это ощущение дома и семьи. У Ольги Николаевны с Людмилой Степановной был вообще невероятный тандем! Одна – строгая, но справедливая, вторая – помягче, одна – даст напутствие, вторая – ещё и по голове погладит. У них два разных взгляда на подходы, но в комбинации – это сила. Сколько кандидатов и мастеров спорта они воспитали, сколько чемпионок Украины, скольким детям они дали шанс на интересное будущее, отправив их на дальнейшее обучение…

Ольга Николаевна видела в каждом что-то отдельное, индивидуальное. Музыку, предметы, упражнения, даже цветовые сочетания на купальнике она подбирала индивидуально под каждого ребенка. Она могла посмотреть и сказать: “Вот в этом цвете ей хорошо, а этот никогда в жизни не надевайте”. И всё, что она говорила, всегда было в лучшую сторону. Она понимала четко, что она делает и как это нужно сделать. У её воспитанников грамоты и медали лежат дома стопками, потому что она учила детей работать. Не для мамы и папы, а в первую очередь для себя. Она приучала к трудолюбию и ответственности. Благодаря этому в школе у нас не было проблем с тем, что ребенок что-то не сдал или не выполнил. Для моей дочери и многих других девочек – учениц Ольги Николаевны было наказанием не пойти на тренировку.

В первые годы занятий многим деткам трудно, они плачут, не хотят ходить на занятия. Но вот, как я знаю, среди учениц Ольги Николаевны тоже в определенный период многие плакали, но при этом всегда разворачивались и всё равно шли на тренировку. И родители точно так же за ней всегда шли. Для тех детей, которые долго занимались с Ольгой Николаевной, и их родителей её болезнь и уход стали большим ударом. Воспитанницы на её похоронах отпускали в небо шарики, чтобы хоть как-то попрощаться с тренером и отдать ей должное.

Она по жизни была бойцом, никогда не жаловалась, всегда была оптимистично настроена. И мне кажется, это именно тот случай, когда человек на самом деле победил смерть, потому что она останется жить в каждом из тех детей, которых она воспитала».

Инна Теплова, мама воспитанницы Лизы Тепловой: «Когда Ольга Николаевна ушла в декрет, мы потеряли почву под ногами. Моей дочери было на тот момент 12-13 лет, и за полтора года в её группе поменялось два тренера. Для девочек, привыкших к стабильности, порядку, к тому, что к их мнению прислушиваются, это было сложно. Они почувствовали себя никому не нужными. Но Ольга Николаевна всегда держала руку на пульсе. Старшие девочки могли в любой момент приехать к ней домой, пообщаться, потренироваться. Бывало такое, что дочь приходила в слезах после занятий с новыми тренерами с намерением бросить гимнастику. Я, если совсем не могла её сама успокоить, набирала Ольгу Николаевну, и она с ней разговаривала. На выходные Лиза могла поехать на личную беседу к ней домой и порой даже остаться с ночевкой. Там с маленьким ребенком на руках и двумя постарше Ольга Николаевна тренировала ещё своих девочек-воспитанниц, каждую из которых надо было обласкать, обнять, поддержать и сказать, что нужно идти дальше. Мы оставались и ждали до последнего Ольгу Николаевну, её выздоровления и выхода из декрета. И даже когда стало ясно, что через полгода декрета, как планировалось изначально, Ольга Николаевна не выйдет, мы всё равно не чувствовали, что отошли для неё на второй план. Наши дети для неё были как свои. Настолько она любила всех своих воспитанниц. Постоянно у неё в зале были её выпускницы, даже те, которые не связали своё будущее с гимнастикой. Вокруг неё всегда были дети. Её дети…

Когда мы ездили на соревнования, то, помимо них, ходили ещё на экскурсии, посещали разные интересные места, как настоящая большая дружная семья.

Ольга Николаевна договорилась, чтобы, пока она болеет, Лиза занималась в группе у Людмилы Степановны. Там ей очень понравилось, и она привыкла. Потом, когда в прошлом году Ольга Николаевна ненадолго вернулась к тренерской деятельности, Лиза не знала, к какому тренеру ей ходить, потому что хотела и туда, и туда. Но Людмила Степановна и Ольга Николаевна работали в тандеме, поэтому было принято весьма мудрое решение, что два дня в неделю она с девочками будет посещать занятия у Ольги Николаевны, а три дня – на факультете у Людмилы Степановны. Два тренера дополняли друг друга и работали очень слаженно.

Уезжая на соревнования, Лиза всегда оставалась на связи с Ольгой Николаевной, сбрасывала ей видео с выступлений, даже если знала, что где-то ошиблась или накосячила. И эта связь у них была в первую очередь духовная.

Ольга Николаевна всегда учила побеждать себя, а не кого-то. Говорила, что не важно место, на котором ты стоишь, а важно то, как ты себя показала и насколько выложилась. “Нужно стремиться бороться с собой, а не пытаться обойти какую-то условную конкурентку, преодолевать себя. Не получается что-то – делай это до тех пор, пока не сможешь это выполнить с закрытыми глазами на автомате. Когда ты научишься побеждать себя, тогда и в жизни тебе будет легче”, – вот такие наставления она давала девочкам. И действительно, у них есть закалка, выдержка. Они очень организованны в быту, у них нет паники, когда уезжают на соревнования, дочь всегда сама собирала свои вещи и все привозила обратно. Она даже не хотела, чтобы я ездила с ней, потому что тогда она могла бы жить в комнате с Ольгой Николаевной, а это был огромный бонус для каждой из воспитанниц.

В ситуациях, когда её обижали, она всегда прощала, говорила: “Это просто такой человек”, ни с кем не воевала, старалась понять всех, могла найти подход к каждому ребенку. Группы у неё были большие – по 50-60 человек, но никогда не было такого, чтобы кто-то остался без дела или был обделен вниманием. Все работали. Она могла смотреть в другую сторону, и при этом знать, что происходит у неё за спиной. От Ольги Николаевны никто не уходил, потому что каждый получал необходимое ему внимание».

Елена Кишлян, мама воспитанниц Евы и Киры Кишлян: «Не могу принять и поверить, что Ольги Николаевны больше нет. Для нас она была как неотъемлемый член нашей семьи.

Это был человек, с которым можно было часами говорить абсолютно на любые темы – невероятно умная и интересная женщина. Дети слушались Ольгу Николаевну не только в плане гимнастики, она могла повлиять на них в совершенно любых вопросах. Порой бывало так, что, если ребенок не слушается или не хочет делать уроки, родители обращались к Ольге Николаевне, и ей хватало буквально одного разговора, чтобы ребенок снова стал на правильную стезю.

Когда немного подросла моя вторая дочь Кира, Ольга Николаевна сказала: “Приводите её в зал, пускай она с девочками раззнакомится, привыкает”. Так я понемногу её приводила. И был однажды интересный случай: в одну из суббот Ольга Николаевна звонит и говорит: “Пускай Кира тоже приходит”. А это как раз был обед, и я знала, что в это время она захочет спать, но Ольга Николаевна сказала: “Не переживайте. Всё будет хорошо. Приводите!” Я привела, Кира немного позанималась, я приезжаю через время за ней, смотрю – а её нигде нет. Потом вижу: сидит Ольга Николаевна, идёт тренировка, в зале гремит музыка, возле батареи лежит мат, а на нем – спящая Кира, сверху укрытая ещё одним матом. Ольга Николаевна меня увидела, говорит: “У нас всё хорошо. Вы езжайте, а когда Кира проснется, я вас наберу”. Это была очень милая ситуация.

Примечательно, что Ольга Николаевна своих детей не забывала нигде. Даже если они разошлись по другим коллективам и давно выпустились. Всех она знала пофамильно, помнила особенности каждого ребенка, часто рассказывала истории о своих воспитанницах. Очень хотелось бы, чтобы наши дети впитали её опыт и передали его дальше. Нельзя сказать, что таких тренеров, как она, больше нет, но нет её… Она была особенной. Как минимум лично для меня, для моей семьи и детей».

Анастасия Гладких, ученица: «С Ольгой Николаевной у меня связаны только хорошие воспоминания. Для меня она была как вторая мама… Конечно, как тренер она была строгой, но как человек – замечательной. На всем моем спортивном пути я слышала от неё только слова поддержки во всех моих начинаниях. В периоды минутных слабостей она напоминала, для чего я всё это начала, и вдохновляла идти до конца, не сдаваться. Она могла помочь не только в спорте, но и в жизни, как мама. Я могла обратиться к ней с любым вопросом и знать, что она подскажет, как поступить правильно»

Мы пообщались с четырьмя ученицами Ольги Николаевны – Аней Присяч, Евой Кишлян, Лизой Тепловой и Машей Лавриненко. Девочки поделились воспоминаниями о любимом тренере.

– Она всегда направляла нас в правильную сторону, давала наставления, как лучше поступить. Воспитывала, как мама.

– У неё не было любимиц. Все для неё были на равных. Никогда не повышала голос, а если наказывала, то только по делу.

– До слёз, не считая растяжки, никогда не доводила.

– У неё была черта: на тренировке она – строгий тренер, но как только тренировка заканчивается, то она – мама, которая всегда спросит, как дела, какие проблемы.

– Последние годы вообще можно было приехать к ней домой, поговорить по душам…

– Даже когда я была у другого тренера, она постоянно меня поддерживала и помогала. Помню, она даже приходила ко мне лично и просто занималась, усложняла программу. Это было очень классно! Она сама передала меня другому тренеру, объяснила ситуацию и сказала: «Пожалуйста, не бросай гимнастику хотя бы ради меня».

– Когда Ольга Николаевна ушла по болезни, я не знала, что делать дальше – ходить на гимнастику или бросать. Приехала к ней как-то вечером в гости, мы поговорили, и она сказала, что нужно продолжать.

– Всех своих воспитанниц она передала разным тренерам, в зависимости от характера и особенностей каждой.

– Помню историю, как впервые я поехала без родителей за границу на сборы с Ольгой Николаевной. Дело было в Египте. Там был огромный бассейн, но я умела плавать только с надувным кругом. Ольга Николаевна говорит: «Давай без круга!» А я ей: «Нет, я боюсь». И она взяла, да и подтолкнула меня в бассейн без круга. Так я впервые сама и поплыла.

– В поездках не было такого, чтобы она всё время сидела в каких-то своих делах. Она постоянно с нами плавала, общалась, была на одной волне.

– Ещё одна интересная история была, когда мы ехали на соревнования в Одессу. У нас задержалась электричка, и мы опаздывали на поезд. Он уже было чуть не начал отъезжать, но Ольга Николаевна успела схватиться за дверь вагона и стояла так до тех пор, пока мы все в него не забежали. Кто-то коленки посбивал, кому-то ногу прищемило, но успели все.

– Приезжая в другой город на соревнования, никогда не было такого, что мы видели только зал, тренировки и отель. Мы специально ехали с расчётом где-то на два дня больше, чтобы побыть на море, сходить в дельфинарий, ещё куда-то. А некоторые тренировки проходили у нас вообще прямо на пляже!

– Она всегда меня понимала, знала ко мне подход и могла объяснить даже самые сложные техники просто и доступно.

– Поскольку она растила нас с самого детства, то знала подход к каждой.

– Сейчас нас тренирует Людмила Степановна. Замечательный тренер, но один может сказать одно, а другой – добавит ещё что-то свое. И, конечно, не хватает тех замечаний, которые давала нам Ольга Николаевна.

– Она настолько хорошо нас всех знала и понимала, что даже просто по глазам могла вычислить, кто из детей украл у кого-то деньги или телефон, когда возникали такие ситуации.

– Перед выступлениями она знала, кому какую фразу сказать, что выступить плохо было бы просто грешно.

– Мне она часто говорила: «Разозлись сама на себя и выступи так, чтобы все упали».

– Она учила настраивать себя на то, чтобы сделать свою задачу хорошо, а не оправдываться, что кто-то помешал, что-то не так пошло, предмет не такой и так далее. Нет, ты отвечаешь за себя, говорила она.

– Теперь все наши выступления и вся наша деятельность в гимнастике – для неё.

– Всё, что она дала нам, мы постараемся передать следующим поколениям девочек…