Волшебство фотографии Вячеслава Белоуса

14:41
714
views

На днях со своей выставкой в Кропивницкий приехал Вячеслав Белоус – криворожский фотограф с ромскими корнями, член Национального союза фотохудожников Украины. 25 работ, выполненных в жанре художественной фотографии, можно увидеть в холле библиотеки имени Дмитрия Чижевского.

Фотографией Вячеслав занимается с 1992 года. Всерьез увлекся ею, ещё учась в педагогическом институте. Окончив обучение в ВУЗе, в 96-м году он основал свое творческое объединение «Имидж», вместе с которым провел более 10 выставок различных мастеров фотографии в Украине и за её пределами.

– В детстве я посещал фотокружок, который дал мне понимание волшебства фотографии. Мы печатали под увеличителем, и это было совершенно не так, как сейчас, когда можно просто нажать на кнопку и загрузить фотографию в Инстаграм. Изображение появлялось на бумаге в результате твоих действий, и ты не мог предугадать, каким оно будет. Фотографируя на пленку, невозможно быть уверенным на 100 процентов в результате. И в этом процессе было некое волшебство, – вспоминает Вячеслав.

– Какими были ваши первые работы?

– Первые свои осознанные кадры я сделал на Кавказе, куда поехал с друзьями уже после армии. Там было безумно красиво! Не могу сказать, что мои первые фотографии были идеальны. Я постепенно учился композиции и другим тонкостям. Потом я уже мог передать свой опыт другим и начал в своей студии проводить курсы по искусству фотографии.

– Вы называете себя фотохудожником. Можете объяснить, в чем разница между фотохудожником и фотографом?

– Фотохудожник, наверное, имеет право немного приукрашать действительность при помощи различных художественных приемов. Когда ещё не было фотошопа, фотохудожники всё равно вносили художественные приемы, только на уже напечатанные фотографии для того, чтобы усилить эффект. Это могло быть ручное маскирование или наложение кадров. В противоположность этому, есть фотографы, которые занимаются документальной фотографией, которая предполагает отсутствие каких-либо изменений. Хотя всё равно, в зависимости от того, на какую пленку снимаешь – на чёрно-белую или цветную или в каком цвете обрабатываешь, – акценты будут совершенно разные и, соответственно, их влияние на восприятие тоже.

– В каких уголках вашего творчества можно обнаружить колоритные ромские мотивы и отголоски традиций?

– Мой дедушка был ромом, но он не жил с нами. О том, что у меня ромские корни, я узнал от бабушки за три года до её смерти и мог догадываться об этом, потому что в детстве все ромы воспринимали меня, как своего. Традиций ромских и языка я, к сожалению, не знаю. Да, ромская кровь во мне есть, и она влияет на мой характер. Например, я очень люблю путешествовать, а это непосредственно отображается на творчестве (многие фотографии Вячеслава сделаны именно в путешествиях. – Авт.). Я не могу долго сидеть на одном месте, мне всё время надо перемещаться. К тому же я очень общительный. Везде, где бы я ни бывал, у меня появляются друзья.

Фотосессий в ромском стиле у меня не было, зато были в украинском. Когда мы были в Карпатах, я приобрел детям вышиванки, и мне захотелось пофотографировать их в них. Себя я считаю украинцем. С ромскими коллективами иногда сталкиваюсь на свадьбах. В частности, у вас в Кропивницком есть очень хороший ансамбль, и я дружен с его участниками.

– Как, кстати, относитесь к тому, что во многих таких «цыганских» коллективах настоящих представителей ромской национальности – единицы?

– Я думаю, это не страшно. Главное, что такие коллективы стараются нести культурные традиции и показать людям, что есть другая сторона ромского народа, а не только негативная.

– В каких странах были сделаны фото, которые мы видим сейчас на выставке?

– В самых разных. Здесь есть фотографии из французского города Брест провинции Бретань, на территории которой некогда проживали кельты.Я участвовал там в экспедиции и попал на самый крупный фестиваль парусных судов, который проходит лишь раз в 4 года. В определенное время суток, когда солнце находится под конкретным углом, корабли начинают отражаться в воде, и я заснял эту необычную картину. Посмотрев на кельтские рисунки, я начал понимать, почему они такие своеобразные. Скорее всего, кельты тоже наблюдали это зрелище. Очень любил также бывать в Крыму до его аннексии, мог за год туда раз по 5 ездить, поэтому многие снимки сделаны там. Сейчас чаще бываю в Карпатах, для меня они ещё до конца не раскрыты. Их пейзажи тоже можно увидеть здесь на выставке.

– Ваши фотографии – словно картины, написанные на холсте. Вы рисуете?

– Нет, в детстве я очень мечтал научиться рисовать, но родители отдали меня в спорт. Возможно, теперь фотография – это в определенной степени реализация моей детской мечты научиться рисовать…

– Что вы хотите сказать своим искусством?

– Фотограф, как и художник, ничего не хочет сказать. Он общается с миром через свои фотографии, как художник через свои картины… В основе фотографии лежат эмоции. Они проявляются, а потом можно придумать под это всё что угодно. Но на самом деле, если, делая снимок, ты будешь думать, что ты хочешь им сказать, то, наверное, это будет какая-то другая фотография. Возможно, социальная или политическая…

– Участвуете ли в каких-то профессиональных фотоконкурсах?

– Одно время принимал участие в таких мероприятиях. В последнее – уже нет. Как правило, оценка там всегда субъективна, и сам процесс участия занимает много времени. Лучше я потрачу его на то, чтобы творить. Ведь, участвуя в конкурсах, ты ничего не создаешь, кроме какого-то своего имиджа. А у меня нет стремления ни к наградам, ни к чьему-то признанию.