Вдали от мирской суеты, или Два часа под землей

12:41
1205
views

Журналист Оксана Чиканчи вернулась недавно с 10-дневного ретрита (уединения), где вдали от городской суеты занималась различными практиками для внутренней работы над собой под руководством двух опытных психологов – Натальи Валицкой и Юлии Головкиной. Одной из таких практик было… закапывание в землю минимум на 2 часа… Её Оксана тоже прошла и поделилась своими впечатлениями с читателями «Украины-Центр».

– Оксана Владимировна, расскажите для начала, как и почему решили отправиться на такой эксперимент и что там было?

– Я уже давно собиралась на такой глубокий ретрит именно к Наталье Валицкой, поскольку не раз видела её на фестивалях личностного развития, таких, как «Сказочный город», «ТАВАЛЕ» и другие. Она очень интересный коуч. Мне хотелось попасть на тот её летний ретрит, где, помимо множества других практик, есть ещё и закапывание. И в этом году такой случай подвернулся, звёзды, как говорится, сошлись. Вот так я поехала на мистерию «Я и моя сила» и очень тому рада!

Ретрит проходил в лесах Киевской области, на берегу Каневского водохранилища. Место замечательное. Мобильной связи там практически не было, и телефонами мы вообще не пользовались. А это немаловажно, потому что, когда есть гаджеты, это уже не уединение. В таком случае не отключиться от информационного мусора. Попасть в это место тоже, кстати, было непросто. Мы ехали по кочкам и оврагам на спецтранспорте. Зато добрались в такие дебри, где не было лишних людей, поэтому атмосфера там была совершенно особая.

– Какие практики больше всего запомнились?

– Интересных практик была масса! Но это тема десяти статей. Самыми мощными для меня оказались «слепые» практики и «Закапывание воина», поэтому в своем рассказе сосредоточусь на них.

О «слепой» практике можно говорить до бесконечности. С плотной повязкой на глазах в течение 12 часов мы и ели, и купались, и бродили по лесу – и это была буря новых острых ощущений. Казалось бы, дома можно завязать глаза и сделать то же самое. Но ничего подобного, такого эффекта точно не будет. Важно, чтобы это было вдали от цивилизации, в волшебной атмосфере ретрита. Происходило это следующим образом. Мы разделились по парам. И в первый день мой партнер ходил с завязанными глазами, а я была его «ангелом», держащим его в поле своего зрения и контроля. Мне попался в пару интересный киевлянин, давно занимающийся эзотерическими практиками, прогрессолог, таролог. Он достаточно легко ориентировался вслепую. А вот когда мы поменялись ролями и «ангелом» стал он, я долго чувствовала жуткую беспомощность. Первые полчаса длилась эйфория от того, что я ощущаю и узнаю что-то новое, но потом поднялись блоки страха, поскольку вместо направлений и визуальной геолокации остались только дезориентация и «космос», и проводилась практика в молчании. К тому же я так надела повязку, что закрыла ею себе и уши тоже, и из-за этого было ещё тяжелее. В какой-то момент ощутила нотку отчаяния, но команда помогла мне с этим справиться, ведь параллельно мы участвовали и в других практиках. Вообще провести день с завязанными глазами – это экстремально необычные ощущения. К примеру, когда я в тот день завтракала, тарелка показалась мне огромной, и я с трудом отлавливала в ней что-то. Я заметила, что, не видя пищу, есть её было неинтересно, аппетита вообще не было в этот период. Совершенно по-новому для меня раскрылись звуки. До этого я думала, что слышу всё, а оказалось, что лишь очень малую часть. Исключив надолго визуальный канал, начинаешь слышать бесконечно объемные звуки нашей Вселенной, подобно тому, как их слышат животные и насекомые. За этот день я прожила маленькую жизнь. Когда поздним вечером повязку сняли, было состояние дичайшего запредельного восторга от красоты нашего мира. Это действительно замечательная практика.

Что касается практики закапывания, на профессиональных кэмпах её сразу не делают. Потихоньку, в процессе разных других практик, мы наращивали необходимый уровень для того, чтобы сполна осознать смысл ритуала. Мы готовились основательно. Во-первых, за несколько дней до этого нам дали задание записать на бумаге в 100 пунктах все наиболее стрессовые ситуации своей жизни, начиная с самого раннего детства.

Во-вторых, мы сами принимали участие в выкапывании символических могил, или, если говорить точнее, «ям для перепросмотра», чтобы выработать схему самостоятельного решения своих проблем в жизни. Нас было 12 участников, и в практике закапывания тоже участвовали парами: один человек ложится в яму, а другой, ситтер, находится наверху и молча контролирует процесс. В любой момент можно крикнуть «стоп» и прекратить процесс. То есть, по большому счету, всё безопасно. Но наши рефлексы работают настолько мощно, что, даже если создаётся модель ситуации, всё равно страх присутствует. Как минимум до того момента, пока ты туда не спустишься, а дальше уже у всех по-разному. Мне, допустим, страшно не было. Даже наоборот…

Спустившись вниз, нужно было представить перед собой мысленно киноэкран и «проецировать» на него один за другим стрессовые случаи из своего прошлого, а затем продумать и продышать определенным образом каждую из этих историй. Теоретически вследствие данного метода шлейф событий, которые на протяжении жизни вытягивали из тебя энергию, должен тебя покинуть. И это действительно работает, потому что после практики я почувствовала себя так, будто с меня упала тонна груза! Настолько стало легче и больше сил!

Интересно, что, когда идешь в «яму для перепросмотра», тебя провожают чуть ли не всем лагерем: коуч, его помощник, твои друзья, которые быстро за этот период находятся в команде… Поэтому особо не страшно, хотя в глубине души всё же волнительно. И когда откапывают, тоже приходит «группа поддержки». Тебя встречают, как после долгой разлуки. Подруга, например, принесла мне букетик лесных ромашек. Все обнимаются. Очень трогательно видеть солнечный свет и краски после сплошной темноты.

Есть два варианта этой практики – короткий (два часа) и длинный (на всю ночь). Новичкам рекомендуют для начала короткий. Такой проходила и я, хотя, думаю, могла бы продержаться и дольше. Когда-нибудь интересно будет попробовать на всю ночь.

– Какая глубина этой ямы и как она сооружается?

– Никто не замерял точных параметров, думаю, метра полтора. Там можно было не только лежать, но и свободно сесть. Конструкция следующая. Кроме небольшого пространства, через которое туда заходишь, всё перекрыто бревнами, потом выкладываются ветки, мох и сверху плотный слой глины. Съемную крышку тоже делают переложенным плотно крест-накрест настилом из веток и сверху засыпают мхом и глиной, чтобы ни через какие щели не проникал свет. В яме мы лежали на каремате и в спальнике.

Когда я по возвращении читала об этой практике в Интернете, долго смеялась. Пишут такую чушь, мол, там нельзя пошевелиться, невозможно дышать, что обязательный дресс-код – плащ с капюшоном и противогаз с воздуховодом. В России даже делали анекдотическое шоу якобы на основе этой практики, где некто Петровский, шоумен, приглашал звезд, их погружали в гроб, закапывали, ставили туда видеокамеру, а потом задавали разные вопросы, и те из-под земли на них отвечали. Это такая профанация этой практики, что большей даже придумать нельзя! Она ведь не для этого создавалась. Не для шоу и понтов. А для самоосознания. И она больше о жизни, чем о смерти.

– Какие были ощущения и мысли, когда находились внутри ямы?

– Очень необычные. Для меня стало открытием, что, когда глаза привыкают, можно различать десятки оттенков темноты! Ещё у меня был страх, что там могут ползать черви, но ничего подобного не было. Оказывается, многое зависит от почвы, содержания в ней песка. Комарики и букашки, конечно, были, но особо они не донимали. Микроклимат, в общем, был нормальный. Я руками щупала глиняные стенки, это было интересно. Страшного запаха затхлости и близко не было. Наоборот, ощущался аромат природы, земли как живой субстанции. Это было дивное ощущение. Настороженность сменилась чувством любознательности, гармонии со Вселенной. Я убедилась, что земля реально, физически дает большие силы. Выражение «земля-матушка» в фольклоре – это не просто слова. Она действительно источник энергии жизни.

Лёжа в яме, я прокручивала в голове одну историю за другой из списка 100 стрессовых ситуаций. В какой-то момент я устала, потому что это огромнейшая внутренняя работа. И мне вдруг захотелось петь. Я спела «Призрачно всё» и «Чёрный ворон», только заменила в конце второй песни слова на более оптимистичные. Конечно, ситтер, который в этот момент был наверху, очень удивился, и потом на шерринге рассказывал: «Слышу из-под земли какой-то приглушенный голосок. Слов не разберешь, но мелодию угадать можно». Потом я думала о жизни и смерти, но без эмоций, а скорее в философском ключе. Думала о том, что в цивилизации слишком много наносного, лишних страхов и поводов для суетных волнений. Время там тоже ощущается совершенно по-другому. Как фрагмент вечности. Как безвременье.

Когда участники ретрита прошли этот ритуал, мы обсуждали личный опыт каждого в группе. У всех были разные восприятия, но в основном ребята пережили погружение спокойно. Недаром эта практика носит название «Закапывание Воина». Кстати, популярной в странах СНГ она стала после того, как Кастанеда в своих трудах описал подобный опыт, который существовал у мексиканских индейцев. Сама эта практика существует издревле в разных странах и культурах мира. У славян она тоже была, но в несколько другой вариации. Например, когда человек болел, его закапывали по шею в землю, и он как бы отдавал свою болезнь земле, а сам при этом, как пишут, исцелялся. Я размышляла также, почему с 2020 года так усилился интерес общества к практике «Закапывание Воина». Скорее всего, в связи с пандемией, когда блоки страха у людей поднялись в глобальных масштабах и этому стрессу нужно было противостоять изнутри…

– Могло ли быть так, что особо страшно не было ещё и потому, что была подстраховка – наверху тебя охраняет человек, в любой момент ты можешь сказать «стоп», и тебя вытащат?

– Возможно, это тоже. Я не думаю, что была бы в таком благостном настроении, если бы не было ни ситтера, ни страховок. Если бы это было в каких-то самых жестких вариациях, не думаю, что я вообще на такое бы пошла… Но то, что технология безопасна, на мой взгляд, это правильно. Ситуация всё равно достаточно экстремальна. Для неподготовленного человека и это может быть довольно страшно.

– Что в конечном итоге вам дало прохождение этой практики?

– Вначале я шла на это больше из любопытства, поскольку видела много серьезных позитивных изменений в жизни моих подруг, которые ездили на подобные ретриты и проходили эту практику. Причем никто из них особо не рассказывал об этом опыте. И то, что я делаю это сейчас, немного противоречит правилам. Человек должен это допрожить и допродумать. Но в связи с тем, что тема важная и есть много кривотолков в Сети вокруг этой техники, то, наверное, кому-то все-таки стоит рассказать о ней объективно, чтобы люди пользовались этой практикой. Я считаю, она очень полезна и эффективна. Лично во мне изменилось многое, произошли сущностные перемены. Первое из них – это распирающее чувство, что я – ЖИВАЯ! Это был настоящий катарсис. Краски стали гораздо ярче, все суетные проблемы стали ничтожными и неважными. Появилась прекрасная детская безмятежность.

Вернувшись в кэмп, я сразу же пошла купаться, постирала в речке вещи, в которых я была под землей. Это был дополнительный обряд очищения. Осознания стали приходить не сразу. На следующий день во время обсуждения я продолжала переваривать этот процесс. Он подобен нарастающей волне и продолжается со мной до сих пор. Уже когда я вернулась, многое в моей жизни изменилось. В буквальном смысле, стали происходить новые неожиданные события. Я изменилась внутренне, ушло много страхов. После недавно перенесенного мною ковида это очень важно. Добавилось много ресурсности, потому что ушло что-то лишнее. Это инициация. И я счастлива, что прошла её. Впереди – новые приключения…