Талант собирательства, или Семь потрясающих коллекций

14:53
0
1643
views

В прошлую субботу третий этаж одного из корпусов летной академии превратился в огромный выставочный зал: металлические скульптуры Евгения Василевского и бумажные самолеты Игоря Шатохина, потрясающие коллекции пластиковых стендовых моделей и керосиновых ламп. Официально это мероприятие называлось «Кропивницкий – город рекордов», поскольку за один час в нашем городе было зафиксировано 12 рекордов Украины. Причем последний из них – рекорд по количеству одновременно зафиксированных рекордов.

Но на самом деле рекорды – это, скорее, повод для проведения потрясающей выставки коллекций (семь рекордов касались именно самых больших коллекций). Формат мероприятия придумал Игорь Шатохин – обладатель самой крупной коллекции моделей самолетов из бумаги, причем все свои самолетики Игорь Шатохин склеил собственноручно! Его поддержали друзья-коллекционеры, а с организацией помогли начальник летной академии Сергей Неделько, глава наблюдательного совета компании «УРГА» Николай Типайло и руководитель «Объединения болгар “Нашите хора”» Сергей Осадчий. И их всех стоит поблагодарить, поскольку организовать такую выставку – не так уж просто. Одно дело выставить коллекцию медицинской фалеристики или советских новогодних открыток – хозяева могут их в руках принести и за полчаса разложить. Совсем другое – привезти и расставить сотни хрупких бумажных моделей самолетов и танков или сотни керосиновых ламп с тончайшими стеклянными колпаками.

Представитель Книги рекордов Украины Игорь Пидчибий в кулуарах говорил о том, что рекорды – это, конечно, всегда интересно, и он видел много потрясающих коллекций, но даже на него произвела впечатление коллекция металлических скульптур Евгения Василевского. Жители Кропивницкого хорошо знают работы этого мастера. Многие из них постоянно выставляются в библиотеке Чижевского, да и «Птица счастья» (она же муха) на улице Шевченко – тоже его. На этой выставке было представлено 260 скульптур из металлолома – для рекорда этого достаточно. Но на самом деле у Евгения Василевского, конечно, гораздо больше работ – всех и не сосчитаешь. Автор говорит, что никак не может собрать у себя полную коллекцию велосипедов (по задумке, в ней должны быть все известные модели велосипедов всех времен), поскольку их быстро раскупают. Действительно, маленькие велосипедики с крошечными крутящимися педалями, цепями, звездочками – потрясающий подарок. Но нам больше понравились анималистические скульптуры, в которых автор обыграл первоначальную форму предметов, найденных в пунктах приема металлолома. Слоник из металлического чайничка, ящерица из велосипедных цепей, муравьи, пауки и т. п.

Игорь Пидчибий, кстати, несколько раз спрашивал: а почему город не заказывает скульптуры Василевскому? Такие скульптуры из металлолома могли бы стать фишкой Кропивницкого, как парк кованых изделий, например, был фишкой Донецка, а скульптуры Владимира Цисарика являются фишкой Львова… Действительно почему?

Представитель национальной Книги рекордов также отметил, что впервые видит коллекцию керосиновых ламп, раньше ему, мол, и в голову не приходило, что их можно собирать. А вот хозяин всего этого добра – Сергей Ворона – свою коллекцию уникальной не считает. По его словам, керосинки в нашей стране собирают аж пять человек. На выставке Сергей представил сто пятьдесят керосиновых ламп, хотя говорит, что на самом деле у него их больше. Первая керосинка досталась ему от деда, это была самая обычная лампа «Хортица» заводского производства 1950-х годов, такие есть у многих. А сейчас в его коллекции есть и совершенно уникальные экспонаты: керосинка 1907 года, немецкий железнодорожный фонарь 1941 года с номером, по которому, по словам коллекционера, можно отследить историю фонаря! Этот, например, использовали во время войны. Железнодорожные керосинки вообще очень отличаются от бытовых.

А еще есть шахтерские керосинки – коногонки. Это отдельная тема, поскольку коногонки являются одним из символов шахтеров, их изображают на значках, делают брелки в виде коногонок, в Бельгии их даже на монетах изображают. Так что Сергей собрал еще одну околокеросиноволамповую коллекцию.

Но самые интересные и разно­образные керосинки все-таки бытовые, ведь лампы в доме выполняют не только утилитарные функции, но еще и интерьер украшают. Китайская расписная фарфоровая керосинка, больше похожая на соусник или маленький чайничек, лампы-малышки, которые умещаются на ладони, керосиновое бра и т. п. Большинство этих ламп в рабочем состоянии, но поскольку Сергей Ворона хранит их все у себя в комнате, то перед тем, как занести домой, обычно тщательно отмывает от керосина и по назначению никогда не использует.

Потрясает воображение и коллекция Игоря Шатохина. 178 моделей самолетов из бумаги в точности повторяют оригиналы в масштабе 1:33. Игорь Шатохин клеил эти самолеты больше тридцати лет. Автор упаковал каждую модель в отдельную коробку, привез в летную академию и пять дней монтировал выставку на месте. Возле каждой модели – описание и история самолета. Но нам самыми интересными показались модели, которые находятся в процессе сборки, - на них очень хорошо видно, какой это колоссальный труд. Внутри каждого самолетика штурвалы, приборы, кресла, даже ремни на креслах! В готовых самолетах эти детали часто вообще невозможно рассмотреть через крошечные иллюминаторы, но Игорь Шатохин считает, что если уж он заявляет, что модель полностью повторяет оригинал, то и внутри все должно соответствовать.

Самая странная коллекция, которая была представлена на выставке, принадлежит Вадиму Лефтору и Татьяне Онул. 65 советских фабричных неваляшек всех цветов и размеров. Впечатления от коллекции двоякие: куклы-неваляшки, довольно симпатичные по отдельности, собранные вместе выглядят как-то жутковато… Вадим и Татьяна подчеркивают, что они собирают именно фабричных неваляшек и только «девочек». Эта коллекция началась случайно – с одной старой неваляшки, которую Вадим увидел у знакомых и принес жене. Татьяне она понравилась. На блошином рынке купили еще одну. А потом друзья и знакомые стали отовсюду сносить им неваляшек. По словам супругов, их коллекция совершенно уникальна, такой нет больше ни у кого.

Еще одну потрясающую коллекцию собрал врач, преподаватель медицинского колледжа Вадим Кащенко. Он собирает медицинскую фалеристику – значки, медали, знаки отличия. Сейчас в его коллекции 1200 предметов, а началась она тридцать лет назад со значка, который Вадиму Борисовичу вручили на международной медицинской конференции в Москве. Тогда и сам коллекционер не мог предположить, что в мире существует столько медицинских значков и наград. Самый ценный экспонат в коллекции Кащенко – орден Пирогова. Вадим Кащенко говорит, что стоит такой орден не так уж дорого – около трехсот долларов, а вот найти того, кто согласится отдать эту награду коллекционеру, – дело непростое. Ведь и сама награда довольно редкая, и получают ее обычно профессора медицины, академики, заслуженные врачи. Продавать награду ради денег никому из них неинтересно. В коллекцию ее может передать только тот, кто знает и понимает коллекционера. Но нам интересней всего было разглядывать медали Красного Креста времен Первой мировой войны: австрийские, польские, английские, французские.

Вадим Кащенко рассказал, что его коллекция совсем не уникальна, даже в Кировоградской области, в Добровеличковском районе, есть еще один врач, который также коллекционирует медицинскую фалеристику.

А еще были коллекция советских новогодних открыток Александра и Сергея Куцев, самая большая в Украине коллекция стендовых моделей, покрашенных вручную, без использования аэрографа (это, наверное, понятно только посвященным), Виталия Логова. В общем, получилось мероприятие на тему «Собирать можно все». И мы почти уверены, что каждый, кто побывал на этой уникальной выставке, выйдя оттуда, задумался: а не начать ли и себе что-нибудь коллекционировать?

Увы, это не всем дано. Коллекционеры – люди совершенно особенные, непохожие на других. 33 года клеить бумажные самолетики! И ведь Игорь Шатохин их не продает, не раздаривает. 33 года он просто клеит самолеты и хранит их все у себя дома, знает историю каждого и т. п. А Сергей Ворона, который хранит сотни керосиновых ламп в комнате общежития! А Евгений Василевский, который методично обходит пункты приема металлолома, чтобы увидеть какой-то предмет, форму, механизм, который покажется смутно знакомым и вдохновит на создание скульптуры! Эти люди живут своими коллекциями, дышат ими. И именно в коллекциях предметы, самые обычные по отдельности, приобретают смысл и, что немаловажно, материальную ценность. Одна неваляшка – просто старая кукла. А 65 неваляшек, изготовленных в разные годы на разных заводах, - это уже неплохое капиталовложение. Один значок, который Вадиму Кащенко вручили на конференции 30 лет назад, скорее всего, не стоит ни копейки, а вот коллекция медицинской фалеристики – это уже небольшое состояние. Коллекционеры продают свои коллекции, такое случается не так уж редко. Ведь коллекция – это еще и своеобразная страховка. Но парадокс в том, что собрать такую коллекцию с целью продажи просто невозможно, такие коллекции собирают только с любовью. А любить, оказывается, можно все. Вадим Лефтор и Татьяна Онул, например, весело согласившись с тем, что их коллекция выглядит «стремно» (надеюсь, у них есть отдельная комната для кукол), тут же прочли нам целую лекцию о том, на каких заводах изготавливали неваляшек, как они назывались, откуда пошла мода делать им выпученные глаза и румяные щеки.

Ольга Степанова

Ольга Степанова

Журналист «УЦ».