Новая школа: что такое хорошо, что такое плохо?

14:13
7
1638
views

5 сентября депутаты ВР поддержали новый Закон Украины «Об образовании». В понедельник его уже подписал Президент.

В новой школе дети будут учиться 12 лет. При этом структура школьного образования изменится. Как и сегодня, будут существовать начальная (4 года), средняя (5 лет) и старшая (3 года) школы. Но все они будут автономны. После окончания начальной школы дети будут сдавать ВНО и поступать в среднюю школу. Старшие школы – академические и профессиональные – будут полностью отделены. Академические школы будут профильными, т.е. какие-то предметы в них будут изучаться углубленно, но в целом они будут являться подготовкой к высшей школе. В профессиональных лицеях базовому компоненту будет уделяться меньше внимания, зато параллельно ученики получат профессию. Впрочем, все это произойдет не завтра. Сегодняшние первоклашки станут первыми, кто будет учиться 12 лет. А ВНО после девятого класса начнут сдавать только в 2026 году.

Еще одно важное нововведение касается учителей и директоров школ. Директоров школ будут выбирать на конкурсной основе и заключать с ними контракты на шесть лет. При этом директор может занимать эту должность не больше двух избирательных сроков. Директор школы сможет сам назначать своих заместителей, нанимать на работу учителей и т.п. Зарплаты учителям существенно (хотя и постепенно) повысят, а обязательную аттестацию отменят. Вместо этого учителям предложат проходить добровольную сертификацию. Сертификат будет выдаваться на три года – в это время сертифицированный педагог будет получать 20-процентную прибавку к зарплате.

При этом планируется существенно обновить школьные программы. Речь идет об увеличении количества часов на изучение математических и естественных наук, а также о переходе от «напихивания знаниями» к тому, чтобы научить детей самостоятельно находить необходимую информацию (неужели детям наконец-то не нужно будет учить наизусть классы глаголов, строение лямблий и тангенс угла в 45 градусов?). При этом школы смогут самостоятельно распределять часы на изучение предметов и разрабатывать собственные программы.

Больше всего споров связано со статьей «О языке образования». Она уже вызвала протесты со стороны Закарпатской ОГА, Венгрии, Румынии, Молдовы и России. Парламенты двух государств – Венгрии и Румынии – официально осудили новый закон. Впрочем, если вчитаться в седьмую статью, то, кажется, не все так плохо. «Языком образовательного процесса в учебных учреждениях является государственный язык»,- говорится в законе. Однако дальше разъясняется, что в дошкольных учреждениях и в младшей школе дети могут учиться на языках нацменьшинств, параллельно изучая государственный язык в таком объеме, чтобы начать учиться в средней школе уже на украинском. На самом деле это не так плохо. Выпускники закарпатских школ традиционно сдают ВНО по украинскому языку хуже всех, именно за счет выпускников венгерских и румынских школ. Даже те из них, кто хорошо сдает ВНО по математике и истории, в результате не могут поступить в украинские вузы. Не так давно и в русско­язычном Кировограде приходили в ужас из-за отсутствия русских садиков и школ, но наши дети оказались способными освоить второй язык, и сегодня после окончания школы они более конкурентоспособны, чем выпускники русских, молдавских и румынских школ. К тому же, в соответствии с законом, в средней и старшей школе отдельные предметы по решению общественности могут преподаваться на языках Евросоюза (то есть абсолютно лишаются возможности учиться на родном языке только ученики русских и молдавских школ).

О плюсах и минусах нового закона мы попросили порассуждать экспертов – директора гимназии новых технологий Любовь Краснову и главу Независимого профсоюза работников образования и науки Украины Владимира Фундовного.

«Чем больше школа, тем сложнее реформы»

– Мне новый закон нравится, – говорит директор гимназии новых технологий Любовь Степановна Краснова. – Сегодня на законодательном уровне закреплено именно то, что мы делаем уже 25 лет. У нас уже есть и дистанционное обучение, и использование компьютеров на всех уроках, и воспитатели – полностью освобожденные учителя, которые занимаются только классом, и интегрированные курсы, и многое другое, что сегодня только внедряется. Я очень горжусь своей школой. Сегодня я вижу, что мы на правильном пути. У нас лучший результат ВНО по городу, 101-й результат по Украине из десяти тысяч школ. Но, когда начинали, мы двигались интуитивно, на ощупь.

Я думаю, для больших школ это будет непросто. У нас маленькая школа – всего 249 учеников. Мы ее создали в 1992 году как экспериментальную лабораторию при кибернетико-техническом колледже. Создали для себя. Мои дети учились в школе, и я видела, что нет учебников, нет программ, все разваливается на глазах. Нужно было искать новые пути. Но наша школа называлась «Экспериментальная лаборатория» – и учителя, и родители шли на этот эксперимент сознательно. Сюда приходили те, кто хотел что-то менять. Мы сначала даже два класса за один год проходили – и вполне успешно! Но чем больше школа, тем сложнее проводить эксперименты.

– Как вы считаете, реформа, рассчитанная на 10 лет, может состояться?

– Десять лет – это реальный срок. Нельзя покрасить в школе стены и зажить по-новому.

– А как вы относитесь к тому, что директор будет выбираться по конкурсу и работать не больше двух «сроков»?

– Мы, когда начинали тут работать, то и со мной, и с учителями ежегодно заключали контракт. В этом есть смысл. Потому что очень много бездарностей. Директор не может уволить учителя, потому что он бездарный педагог, – нет такой статьи в законе. Это беда.

А о сроках… С одной стороны, дети любят молодых, они тянутся к молодым. С другой стороны, формально я директор гимназии 10 лет, но я создавала эту школу 25 лет назад и ею руководила. И все эти годы я не прекращаю учиться. И мне есть чему учиться. Директор – это первый учитель в школе, первый методист, первый хозяйственник, он должен досконально знать нормативно-правовую базу, которая все время меняется, и т.п. Я до сих пор играюсь в какие-то международные конкурсы, в предметные олимпиады. Я учитель истории, и мои дети ежегодно идут на городские, областные олимпиады и занимают призовые места. Мне это интересно… А как работать, понимая, что через три-пять лет ты уйдешь? Вот смотрите: у нас городские головы приходят на четыре года. Пока разберутся, год уже прошел. Никто не успевает ничего сделать. И никто не заинтересован в том, чтобы начать какие-то серьезные преобразования – они знают, что завершить их не смогут.

– А как вы относитесь к профильному обучению в старших классах?

– Профильное обучение – это очень хорошо, при условии, что мы точно знаем, что потребуется нашим детям в высшей школе. У нас каждый год абсолютно все дети поступают в престижные вузы на бюджетное обучение. Но я смотрю на тех, кто идет в медицинские вузы, им очень тяжело! Им нужно сдавать ВНО по химии и биологии. Но ведь украинский язык и математику они тоже должны сдавать. Смотрю и думаю: вот если бы их освободили от математики… Ну зачем им логарифмические функции? В финской, голландской, американской школах дети даже не знают, что такое дискриминант, – и ничего, неплохо живут. Те, кто собирается заниматься дальше математикой или идти в технические вузы, освоят эту информацию, а остальным она не нужна.

Я так себе представляю профильное образование: 10 часов на базовые предметы и 25 – на профильные. Но как же тогда ВНО?

– А как вы относитесь к «языковой» статье?

– В нашей школе изучается русский язык. Я не вижу в этом проблемы, хотя я родом из Западной Украины, и мой родной язык – украинский. Сегодня мы слишком заполитизированы. Но школа не должна ориентироваться на политику. Сегодня у нас такие отношения с Россией, завтра они могут измениться. Но нам стоит изучать русский язык не потому, что это язык оккупантов, а потому, что это родной язык миллионов граждан Украины. И из практических соображений: когда мы едем в Грузию, в Прибалтику, мы на каком языке там разговариваем?

Реформы сегодня необходимы, и хочется, чтобы их довели до конца. Пятнадцать лет назад к нам в школу приезжали представители ЮНЕСКО. Ходили, смотрели и все хотели услышать ответ на вопрос: что изменилось в украинской школе за десять лет независимости? А я никак не могла придумать ответ. Вроде все постоянно реформируется, но что изменилось? Я в 1975 году пошла преподавать в вечернюю школу и купила себе карты. В 2002 году я их еще возила с собой. Что изменилось к 2017-му? Я смогла купить себе новые карты…

И еще: новая школа должна стать школой для всех детей – с любыми потребностями. Нужно начинать с инклюзивного образования. Сегодня это самое важное. Общество сейчас очень жестоко к слабым, к беспомощным, к тем, кто отличается от других.

«Это не тот закон, который хотели учителя»

– Новый закон об образовании нам необходим, – считает глава Независимого профсоюза работников образовании Украины Владимир Фундовный. – Но нужен ли он в таком виде? Безусловно, в этом законе есть рациональное зерно, но… Это не тот закон, который хотели учителя и родители. Это закон, который хотела Гриневич.

Министры у нас меняются. И каждый считает, что его предшественник был неправ, и начинает делать все по-своему. В таких условиях начинать реформы, рассчитанные на десять лет, можно только если их полностью поддерживает педагогическая общественность…

В законе очень много норм, к которым мы не готовы. Я приведу пример. Инклюзивное образование. С самой благой целью мы закрыли вспомогательные школы, их почти нет. Дети, которые отстают в развитии, учатся в обычных школах. С целью социализации. Раньше они учились в «стыдных» вспомогательных школах, по облегченной программе, но лет 10-11 находились «в семье». Потом они могли поступить в ПТУ и совершенно нормально там себя чувствовать. Мы хотели как лучше, но спросите у родителей таких детей, как они социализируются? Загляните в класс, где 35 здоровых детей и один нездоровый. Их обижают, их обзывают – в детском коллективе свои законы. Многие из таких детей просто отказываются ходить в школы, потому что им там плохо!

Двенадцатилетнее образование – это тоже спорный момент. В современных экономических условиях содержать взрослого уже человека еще год – это проблема для многих родителей. В Европе 12 лет? Ну и что? Израиль, например, взял за основу как раз советскую систему образования – самую сильную в мире. И эти люди на камнях сады сажают. Я не говорю, что в Израиле все хорошо. Но считаю, что слепо копировать «как в Европе» неправильно.

Мне не нравится система образовательных округов и филиалов – она превращает Украину в Австралию. Ну, проучится ребенок в филиале четыре года, а дальше? Родители бросят дом и переедут с ним в райцентр. Постепенно села исчезнут сами по себе. У нас будут только города и отдельные фермеры, которые будут жить на своей земле.

Что касается языка образования, то я думаю, что, по большому счету, венгры неправы. Нам все время приводят в пример Канаду, но в Квебеке тоже сильны сепаратистские настроения, там тоже хотят отделиться от англоязычной Канады. Язык – это вопрос государственности.

В начальной школе дети могут учиться на венгерском, но параллельно осваивать украинский – в том же объеме, что и родной язык. Тогда у них вообще не будет проблем с тем, чтобы в пятом классе начать учиться на украинском. То же касается русских и других национальных школ.

Но надо деликатнее… Надо понимать, что эти люди не приехали в Украину из России или Венгрии, здесь жили их деды и прадеды и говорили на родном языке. Сказать им сегодня «Не хотите говорить на государственном языке – едьте домой» нельзя. Они дома. Нужно сфокусироваться на преимуществах образования на украинском языке, а не на запретах.