Карты, деньги, два ствола…

15:31
1108
views

…и это далеко не полный перечень того, что прокуратура регулярно находит в камерах кропивницкого СИЗО.

18 октября сотрудники прокуратуры и СБУ задержали начальника кропивницкого СИЗО (официально – государственное учреждение «Кропивницкое государственное учреждение исполнения наказаний №14») при попытке дать взятку прокурору. За 2400 гривен (по версии СБУ, за 10000, а 2400 – лишь первая часть) и материальные ценности (изготовленные в СИЗО разные поделки) он просил смягчить или вообще не фиксировать результаты проверок.

19-го тюремщику официально сообщили о подозрении – часть 3 статьи 369 Уголовного кодекса (предложение, обещание или предоставление неправомерной выгоды должностному лицу, санкция – от четырех до восьми лет лишения свободы с конфискацией имущества). На следующий день Ленинский районный суд Кропивницкого избрал ему меру пресечения – 60 суток ареста с правом внесения залога в размере 128000 гривен. Сразу таких денег у арестованного не оказалось, и его под конвоем отправили – иначе как иронией судьбы это не назовешь – в Кропивницкое государственное учреждение исполнения наказаний №14. На момент сдачи этого номера в печать данных о внесении залога не было.

Еще немного о начальнике СИЗО. Зовут его Сергей Пазилов, 36 лет. Родом из Донецкой области, там работал в органах пенитенциарной системы. Имеет квартиру в оккупированной Макеевке. Непосредственно перед назначением в Кропивницкий – весной 2017-го – был заместителем начальника отдела охраны, режима, надзора и безопасности в управлении Государственной пенитенциарной службы Украины в Запорожской области.

Прокуратура регулярно проверяет условия пребывания заключенных в Кировоградской области, в том числе в УИН №14, и делится результатами со СМИ. Вот, например, цитата из официального сообщения: «В прокуратуру поступило письменное обращение психолога учреждения о нарушении ее трудовых прав как одинокой матери, воспитывающей малолетнего ребенка. Проверка фактов, изложенных в обращении, установила, что в нарушение норм трудового законодательства женщину неоднократно привлекали к работам в ночное время, к сверхурочным работам и работам в выходные дни».

Заставить психолога работать ночью – это феерично. Однако «ночные психологические тренинги» – мелочь, по сравнению с тем, о чем 19 октября на брифинге рассказал начальник отдела надзора за соблюдением законов при исполнении судебных решений по уголовным производствам прокуратуры Александр Замороз. Далее – его прямая речь с незначительными сокращениями:

– В учреждении постоянно нарушается конституционное право заключенных на предусмотренную законом жилую площадь не менее двух с половиной квадратных метров. В камере размером семь с половиной квадратных метров можно содержать не более трех человек. В таких камерах часто находятся по четыре и пять человек. При этом администрация учреждения постоянно нарушает порядок рассадки заключенных. Рецидивисты сидят с ранее несудимыми, судимые за тяжкие преступления – с лицами, которые совершили нетяжелые преступления.

Камеры находятся в ненадлежащем санитарном состоянии. Более восьмидесяти процентов камерных помещений вообще требуют капитального ремонта.

Есть существенные проблемы с водоснабжением. Вода подается дважды в день по графику, заключенные вынуждены набирать ее в разные емкости, чтобы затем использовать.

Вызывает много вопросов и организация охраны режимного объекта:

– В учреждении – 160 дверей на камерах. Здание построено в 1908 году, с тех пор никто двери не менял. Сильный удар в дверь – и заключенные могут выйти из камеры.

Сигнализация, установленная в восьмидесятых годах прошлого века, технически и морально устарела, постоянно выходит из строя, не срабатывает. Нормативные документы предусматривают пять рубежей охраны, фактически есть только один. Система видеонаблюдения работает крайне неэффективно. Кое-где видеокамеры вообще отсутствуют, те, что есть, – изображения почти никакого не дают. Администрация не имеет возможности контролировать как несение службы, так и перемещение заключенных по территории учреждения.

Через некомплект личного состава не все посты обеспечиваются людьми. Очень часто вместо двадцати постов выставляется десять, целые этажи остаются без присмотра. В результате заключенные нарушают режимные требования, самостоятельно выходят из камер. Они общаются между собой, имеют возможность влиять на соучастников преступлений, договариваться о показаниях в суде или на предварительном следствии и тем самым уходить от ответственности.

Прокуратура регулярно находит в камерах предметы, которым там не место:

– В каждой второй камере есть мобильные телефоны. Заключенные имеют возможность изготавливать бражные закваски, спиртные напитки, употреблять сами и продавать другим заключенным. Во многих камерах – большие запасы лекарственных средств, шприцы, ножи, отвертки, металлические ломы, молотки. Как они туда попали – ни администрация, ни заключенные объяснить не могут. Только за последние две проверки работники прокуратуры выявили более десяти ножей. Также обнаружили у заключенных три ключа от камер, то есть они сами могут открывать двери. Работники учреждения наладили внеслужебные связи с заключенными и не реагируют на нарушения режима.

По словам прокурора, «отсутствие в учреждении надлежащей охраны, сигнализации, неудовлетворительное состояние дверей в камерах, неспособность администрации обеспечить режим и порядок могут привести к тому, что в случае возникновения чрезвычайной ситуации или бунта заключенные выйдут на улицу. Существует реальная угроза безопасности жителей города».

– Прокуратура области в 2017 году через Генеральную прокуратуру внесла указание в Министерство юстиции с требованием закрыть Кропивницкое УИН №14, – сказал напоследок Александр Замороз. – Министерство это указание проигнорировало. После этого прокуратура внесла в Министерство юстиции еще восемь указаний, в которых подробно расписала все нарушения. Реакции нет.

Конечно, можно – и существенная доля правды в этом есть – сетовать на систему. Нарушения в многочисленных СИЗО, разбросанных по стране, были, есть и будут. Не раз мы еще увидим в Интернете фотоотчет с празднования дня рождения какого-нибудь авторитета прямо в камере, не раз откроем пресс-релиз с внушительным списком найденных за решеткой запрещенных и на воле вещей. Значит, пора менять систему. И начинать нужно с кропивницкого СИЗО.