Возвращение театра. Пять лет спустя

15:18
2409
views

Чем масштабнее проект, чем больше выделяется на него денег, тем громче звучат различного рода слухи и обвинения людей, причастных к реализации этого проекта. Так было и с реконструкцией нашего театра. Скептиков и критиканов было больше, чем верящих в реальность запланированного. Но вопреки, а может, благодаря, этому Кировоградскому украинскому академическому музыкально-драматическому театру имени М.Л.Кропивницкого была дана очередная жизнь.

Попыток реставрировать наш Храм Мельпомены было несколько. Согласно документам, это было в 1908-м и 1911 годах, в 1927-м, 1954-58-м, 1975-76-м годах. В результате театр «утратил первоначальный интерьер, было изуродовано совершенство композиции его фасадов». Много лет до театра, как и до культуры в целом, никому не было дела. Здание пришло в плачевное состояние, было признано аварийным. Но в 2011 году невозможное стало возможным: на фундаментальную реставрацию из государственного бюджета были выделены огромные деньги – более 125-ти миллионов гривен.

Прошло уже пять лет со дня открытия отреставрированного, обновленного, реанимированного театра. С фасадом и интерьером обновилось духовное, творческое наполнение, появились новые люди, новые постановки. Аншлаги стали атрибутом не только премьерных показов. Зрители по-прежнему фотографируются на Театральной площади, на фоне здания, в фойе, в зале. А почему не запечатлеться на фоне такой красоты?

Помнится, сразу после открытия театра многие зрители, придя туда однажды, говорили одну и ту же фразу: «Теперь я буду сюда ходить». И ходят, и не разочаровываются, и радуются вот уже пять лет. Предлагаем вспомнить, как все начиналось. Уверены: вы сделаете для себя не одно открытие.

Бойцы невидимого фронта

Так себя называют проектировщики. И, действительно, нам видны действия, которые очевидны. Вырыли котлован – сделали работу. Поставили леса – перешли на следующий этап. Но ведь этому предшествует серьезная, ответственная, кропотливая работа специалистов, разрабатывающих проектно-сметную документацию.

Документацию для реконструкции театра готовил институт «Горстройпроект». Его директор Надежда Костенко по нашей просьбе вспомнила события более чем пятилетней давности и людей, объединенных масштабным проектом.

– Эскизный проект был разработан давно, а проектировалось все по кусочкам, по очередям – не было финансирования. И вдруг областная власть – администрация и облсовет – все, кто мог, занялись решением этого вопроса. В результате деньги на разработку проекта от начала до конца были выделены. То, что у нас было, устарело, пришлось начинать сначала: с дворовой части и до главного входа.

Готовую проектно-сметную документацию рассматривала киевская экспертиза. По городу пошли слухи, что нам за работу очень много заплатили. Я лично обратилась с письмом в экспертизу с просьбой нас проверить. Проверяли объективно, со всей строгостью и пришли к выводу, что разработанная нами документация отвечает всем требованиям, стоимость работ соответствует нормативным документам. В ходе реконструкции мы, авторы проекта, вносили некоторые изменения – имели на это право. Были пожелания эксплуатирующей организации – администрации театра – изменить количество гримерок. Некоторые помещения меняли местами. Это рабочие моменты, это нормально. Корректировки были небольшие.

Были пожелания подрядчика, которые мы учитывали. Здание ведь старое, и, когда вскрывали какие-то конструкции, возникали дополнительные вопросы. Подрядчик был грамотным – «Интерресурсы». Николай Москаленко – опытный руководитель, и на фронте строительных работ он был настоящим командиром.

Все работали плодотворно: архитекторы, конструкторы, сантехники, электрики. Наш институт – генеральный проектировщик, но у нас были и субподрядчики: «УкрНДІпроектреставрація», «Укркультмонтаж», «Агропроект». Помню, что нас критиковали за надстройку. Но это было необходимо, так как на сцене устанавливалось новое, современное оборудование.

Мы брали во внимание все сохранившиеся документы, которые касаются театра. Работать было очень интересно, ведь это памятник архитектуры, здание строилось давно. В советское время поменяли русло реки, вследствие чего поднялись грунтовые воды. Нам нужно было думать о гидроизоляции, чтобы в здании не было сырости.

А уникальная лепнина! Надо было думать творчески, мыслить, советоваться. Когда я приходила на объект, было ощущение, что я прикоснулась к истории. Вокруг театра все сплотились. Регулярно проходили заседания штаба, где все собирались, ставили задачи и находили пути их решения. Вел заседания Андрей Николаенко, заместитель губернатора, он же возглавлял штаб. Молодой, энергичный, перспективный. Он прекрасно ориентировался в ситуации, с ним легко было работать. Нередким гостем заседаний был тогдашний губернатор Сергей Ларин. Мне нравилось, как он ставит вопросы. Он не проводил совещания ради совещаний, как многие. Все – по делу. Нам очень помог Николай Сухомлин в решении ряда вопросов, всегда находил время для общения. Комфортно работалось с областным УКСом. Команда была дружная.

Наш институт, что бы ни проектировал, всегда отвечает за прочность, надежность и безопасную эксплуатацию здания. Все это мы гарантируем и в отношении театра. Заявляю, что со своими прямыми обязанностями мы справились.

Словами невозможно передать, что я чувствовала на церемонии открытия 17 октября 2012 года. Могу точно сказать, что я была счастлива. И с особым чувством я хожу на спектакли. Может, это странно, но я чувствую свою причастность и к тому, что происходит на сцене.

Оправданная авантюра

Сегодня, спустя пять лет, мы воспринимаем шикарное здание театра как должное. Театральная столица должна иметь именно такой храм. А тогда о реставрации можно было только мечтать, и то осторожно.

Вице-губернатор (на тот момент) Андрей Николаенко сыграл одну из первых ролей в реализации проекта, который сам тогда считал авантюрой. Когда все получилось, вдохновленный Николаенко поставил эффектную точку. До сих пор никто не знал, но скульптурный фонтан «Наталка Полтавка» был изготовлен на личные деньги Андрея Ивановича…

– Когда мы в конце 2010-го планировали, что будем делать в следующем году, я предложил Сергею Ларину реставрацию театра. Он сказал, что на это надо много денег, что нам их вряд ли дадут. Но все-таки в план поставили. Мы тогда не учли, что близится сто тридцатая годовщина театра, что в связи с этим у нас будут определенные сроки. Но за авантюру взялись, и в сентябре 2011 года мы начали копать котлован.

Стройка длилась тринадцать месяцев. Если бы мне сейчас предложили все это повторить, я бы не взялся. Большой масштаб объекта, сроки, в которые мы сами себя загнали. Если бы не такой отчаянный и с авантюрной жилкой человек, как Николай Иванович Москаленко, этого не было бы. Он, как и я, слепо верил в то, что мы все успеем.

Когда уже готовый театр первый раз планировался на открытие, должен был приехать Янукович. У нас еще не все было готово к торжеству, а я не сторонник подгонять объект под визит. Но Бог был на нашей стороне: начался такой сильный ливень, что окружение Януковича решило отменить его визит. Возможно, это было господнее провидение: театр открывал не Янукович, который сегодня сидит в Ростове, а Тигипко, который по-доброму всегда относился к Кировоградщине.

Я как руководитель штаба жил этим театром. Ни перинатальный центр до этого, ни ряд других объектов не были такими интересными, как этот. Я считаю, что большое количество строителей были награждены заслуженно. Они проявляли чудеса, когда одни стелили пол, другие делали лепнину, а третьи наносили на нее позолоту. Думаю, что, если бы тогда мы это не сделали, позже реализовать это было бы если не невозможно, то крайне сложно.

Самый обидный момент, связанный с театром, был в 14-м году. Тогда, после Майдана, только ленивый не пинал меня и Ларина: мол, мы построили плохой театр. Я не кировоградец, но не во славу свою работал, не дом себе строил, а старался сделать что-то хорошее для всех. Строители совершили фактически подвиг, а несколько людей в угоду политической конъюнктуре норовили пнуть если не заказчика, то подрядчика. Но мне приятно, что жители области своими посещениями театра и фотографиями показали, что они считают его достопримечательностью города.

Я уверен, что без тесной небюрократической коммуникации между администрацией и строителями ничего бы не произошло. У нас была договоренность, что город за свои деньги сделает площадь. Но, когда мы поняли, что такой возможности нет, было принято незапланированное решение – собрать деньги из городского и областного бюджетов.

Я много постановок смотрел в нашем театре. Но самым для меня трогательным моментом было, когда на спектакль после открытия театра я привез своих родителей. Они, как и все, кто впервые туда попадает, были потрясены красотой и масштабом сделанного.

До встречи в храме!

Директора театра Владимира Ефимова знают все, кто хоть раз сходил на спектакль. Для того, чтобы с ним поздороваться, не нужно идти в директорский кабинет – Ефимов всегда встречает зрителей в фойе перед началом действа. Он пришел к нам в 2014 году, но кажется, что работает гораздо дольше. Видимо, масштаб осуществленного им в тандеме с главным режиссером Евгением Курманом кажется весомым, и во времени в том числе.

– Я пришел в уже готовый театр. С чем-то был немного не согласен, что-то можно было сделать иначе, но имеем то, что имеем. А имеем мы хорошее помещение. И хорошо оно в первую очередь тем, что театральное. Мы ездим на гастроли и видим театры на тысячу – тысячу двести мест. Такое хотели строить там, где сейчас «Копилка». Это не театральные помещения. А наше – камерное. Все антрепризы раньше были в филармонии, а теперь актеры предпочитают наш театр. У нас настоящее театральное помещение, камерный зал, просторная сцена, с которой прекрасно видны все декорации.

Иногда в прессе появляются сообщения о том, что помещение театра трещит по швам, что его некачественно отремонтировали. Ничего у нас не трещит, не отпадает и не валится. Происходят естественные процессы, как в любом другом здании, как в квартире после капитального ремонта. Очень хотелось бы, чтобы на этих моментах не спекулировали. Ежегодно проходят проверки, выявленные проблемы мы устраняем. Это жизнь, и она идет.

Мы всегда ждем зрителей. Давайте относиться к театру все-таки как к храму. Приходите и наслаждайтесь!

Фото Павла Волошина, «УЦ»