Лежат в земле сырой…

12:40
1
761
views

Казалось бы, со времени окончания Второй мировой, которая у нас раньше называлась Великой Отечественной, прошло достаточно лет, чтобы знать все не только о боевых действиях, но и о захоронениях погибших советских солдат. Но чем дальше от нас война, тем меньше шансов не только установить фамилии поименно, но и захоронить останки воинов, которые до сих пор, не побоюсь этого слова, разбросаны по полям и посадкам Украины.

Более того, во многих случаях мы до сих пор не можем достоверно установить ни точное место вроде бы уже известных захоронений, ни даже количество похороненных там солдат.

Еще лет десять назад поисковики вроде бы установили место захоронения большой группы советских военнопленных возле села Вишняково Кировоградского района. По некоторым данным, там покоится от двух до трех тысяч человек, которых заставляли работать на строительстве дороги от Кировограда до села Ровное. Согласитесь, неизвестное захоронение на две или три тысячи погибших – это невероятно, но еще невероятнее то, что за эти годы факт наличия такого крупного захоронения не был ни установлен, ни опровергнут. То есть попросту не проверен…

Секретарь областной комиссии по делам увековечения памяти участников АТО, жертв войны и политических репрессий Павел Фещенко, пенсионер ВС, который работает на общественных началах, тоже не может сдвинуть дело освидетельствования захоронений с мертвой точки, и не только в селе Вишняково. В конце октября 1943 года в боях между Новой Прагой и Александрией 5-й механизированный корпус 2-го Украинского фронта понес крупные потери. Как свидетельствуют данные военных архивов, здесь только без вести пропало около 600 человек личного состава. Где они похоронены, почему так случилось – никто не знает. Возле села Светлополье была установлена памятная доска, напоминающая об этом случае, но что было на самом деле и куда делись пропавшие без вести – не установлено. Существует версия, что за формулировкой «пропали без вести» командиры иногда скрывали свои просчеты и неоправданные потери, за которые могли получить нагоняй. Так ли это – уже и спросить некого, поэтому вполне возможно, что неизвестная могила шести сотен погибших бойцов находится где-то неподалеку.

Время сделало свое дело – оно изменило ландшафт местности, стерло из памяти очевидцев важные детали, да и самих очевидцев практически не осталось. Был вообще удивительный случай, рассказывает Павел Фещенко, когда понадобилось перенести захоронение, над которым стоял памятник. Но никакого захоронения под памятником не оказалось! Вполне возможно, что какой-то местный чиновник, не утруждая себя лишними хлопотами, распорядился поставить памятник погибшим «аби де», а до настоящего захоронения руки так не дошли.

Такая же непонятная история больше 70 лет продолжается и вокруг захоронения советских военнопленных на территории кирпичного завода в Александрии, о котором мы уже не раз писали. О нем мне стало известно еще в 1995 году от очевидцев событий – двух пожилых женщин, бабушки Оли и бабушки Жени. Сохранилось и видео рассказа о лагере советских военнопленных, устроенном фашистами на территории неработающего кирпичного завода по улице Советской, на самом берегу Ингульца.

Тогда, осенью 1941 года, колонны советских военнопленных больше 10 дней вели из Кременчуга в Кировоград, а на ночь их оставляли на кирпичном заводе. Местные девушки готовили для пленных еду из продуктов, которые собирали по окрестным селам. Немцы это разрешали, но еды всем не хватало, к тому же содержались люди в ужасных условиях – без медицинской помощи, без теплой одежды, изнуренные тяжелой дорогой, израненные и изможденные в длительном окружении.

Это были бойцы армии генерала Григория Кирпоноса, которые летом и осенью 1941 года задержали наступающие на Москву немецкие армии, в том числе и танковую армию Гудериана. Гитлер лично приказал снять танковые части с московского направления, чтобы уничтожить окруженную в Полтавской области армию Кирпоноса. В то время уже была полностью оккупирована Белоруссия, занят Смоленск, и путь на Москву для немецкой армии был открыт. Поэтому мы должны помнить, что в Александрии лежат не просто военнопленные, а герои. Ведь это именно они сорвали «блиц-криг», уничтожив в безнадежных оборонительных боях значительную часть немецких вооруженных сил, которые должны были в течение сентября занять столицу СССР. График наступления немцев был сорван именно здесь, а не под Москвой! И этот факт тщательно скрывался и даже игнорировался советской историографией, которая выстроила свою версию Победы, начиная от берегов Волги.

Кстати, бывший первый секретарь Полтавского обкома партии Федор Моргун утверждал, что если бы Сталин разрешил Кирпоносу вовремя отступить из Киева и занять новые рубежи, то немцы не продвинулись бы дальше границ Украины. Моргун был опытным человеком, которому были доступны практически все архивы, поэтому он знал, что говорил. Но все сложилось так, как сложилось, и герои оказались сначала в окружении и сражались до полного окончания боеприпасов. В плен попало почти полмиллиона человек.

По разным данным, в могилах возле заводской стены покоится от 5 до 10 тысяч человек. Но так ли это и кто они – никто не знает. Павел Фещенко говорит, что чем дальше, тем сложнее будет идентифицировать останки, ведь у пленных почти не оставалось металлических вещей, но все-таки они были.

Еще двадцать лет назад в огороде местных жителей было четко видно большое желтое пятно (на фото вверху). Именно на него указывали очевидцы, как на место захоронения погибших и расстрелянных советских воинов. Теперь следов ямы почти не видно, ведь земля, на которой сажают картошку, каждый год перекапывается, а сама предполагаемая могила большей частью скрыта под строительным мусором и под стеной, которую со времен войны несколько раз переносили.

Теперь здесь хотя бы не сбрасывают мусор, а неподалеку, с улицы, поставили мемориальный крест. Но в любой момент территорию завода могут снова перестроить, и захоронение вообще исчезнет. Среди местных уже не осталось не только очевидцев, но и людей, что-либо знающих о трагедии. Память неумолимо умирает, и ее надо спасать! Иначе от памятника героям только и останется, что табличка с именами благодетелей. Можно, конечно, клеймить местные власти за невнимание и обвинять их в черствости, хотя и этого хватает. Были случаи, когда даже представители областных ветеранских организаций сравнивали вновь открытые останки бойцов с мусором и сетовали, что погибшими заниматься некогда: «Нам бы с живыми ветеранами разобраться, а мертвые нам вообще до одного места». Некоторые чиновники советовали вообще не трогать такие захоронения, мол, лежат, и пусть себе лежат. В общем, надо бы действовать, но оказывается, что даже местные власти не в силах инициировать процесс проведения исследований.

Просто взять и распорядиться провести хотя бы шурфовку, не может даже мэр города. Существует определенный порядок, который предусматривает получение от Министерства культуры разрешения на проведение поисковых работ, потом составляется акт на перезахоронение останков, в котором указываются детали. Акт подписывают руководители поисковой группы и местного совета. Право на эксгумацию в области имеет только КП «Ритуальная служба – специализированный комбинат коммунально-бытового обслуживания», а разрешение дает государственная межведомственная комиссия по вопросам увековечения памяти. Потом составляется акт эксгумации останков с возможной идентификацией, а местная власть готовит проект решения о перезахоронении.

Получается, что инициатива об исследовании возможного захоронения должна исходить не от государства в лице местной власти или Министерства обороны, и даже не от того же Министерства культуры, а от общественной организации. То есть в государстве Украина просто нет структуры, в обязанности которой входил бы не только контроль за состоянием воинских захоронений, но и проведение поисковых работ!

Это поразительно, тем более что у нас сегодня идет война, и проблема останков и воинских захоронений в районе проведения АТО еще долго будет актуальной. Между прочим, там поиски ведут сотрудники Национального военно-исторического музея, но вопросами исследований захоронений времен Второй мировой у нас заниматься некому. Хотя нет! У нас есть целый Институт национальной памяти, которому, как говорится, и карты в руки, но там больше занимаются борьбой с памятью, чем ее восстановлением.

В общем, министерств и ведомств много, а заниматься восстановлением памяти о погибших – некому. Во многих случаях некому заниматься и уходом за воинскими захоронениями, особенно теми, которые находятся за границей населенных пунктов. Когда-то эту ситуацию контролировало Министерство обороны СССР, которому местные власти регулярно отчитывались о состоянии памятников, а теперь все зависит от доброй воли местных властей. Вот и остаются бесхозными памятники в полях и на месте исчезнувших сел. Такие, как возле села Глубокое Недогарковского сельсовета, где в братской могиле лежат 18 воинов, среди них и Герой Советского Союза танкист Петр Баранов. Ограждение и цветной металл с памятника уже украли, вскоре дойдет очередь и до гранитных плит с именами. Это нормально, граждане потомки?

  • Даценко Василий

    Прекрасный материал, но надо внести поправку – Юго-Западным фронтом. попавшим в “Киевский котел” , командовал генерал-полковник Михаил Петрович Кирпонос.