Проклятие Водяного

14:20
0
535
views

Удивительно, но на благословенной Кировоградщине есть села, куда не ступала нога Водяного, то есть мифического персонажа, отвечающего за наполнение колодцев и систем централизованного водоснабжения живительной влагой. К сожалению, даже после всех социальных и экономических экспериментов разного направления и продолжительности у нас, говоря языком официального протокола, еще имеются «населені пункти, що користуються привозною водою». За этой скромной формулировкой скрывается проблема общечеловеческого значения на отдельно взятой территории – люди не имеют возможности пользоваться питьевой водой по своему усмотрению, то есть вдоволь!

 Секретные материалы

Трудно поверить, но даже в Интернете достаточно сложно найти полный список населенных пунктов области, которые используют привозную воду. Но общей информации о проблемах безводных сел во Всемирной паутине предостаточно. В Украине привозной водой пользуются почти 850 тысяч человек из 1274-х «несчастливых» населенных пунктов. Удивительно, но в период с 2005-го по 2010 год количество «безводных» сел даже возросло. Но нас прежде всего интересует ситуация с отсутствием водоснабжения в Кировоградской области, и так обиженной в смысле наличия, вернее, отсутствия централизованного водоснабжения. К слову, этой услугой у нас охвачено всего 20% сельского населения, но остальные 80% имеют хотя бы развитую систему колодезного. Плохо, конечно, но это еще не предел для любителей экстремального выживания. По обнаруженным в Интернете данным, 26 населенных пунктов области вообще лишены питьевой воды в каком бы то ни было виде, кроме привозной. Правда, «огласить весь список» оказалось достаточно сложно, хотя казалось, что вопрос такой важности, как перечень населенных пунктов с отсутствием снабжения питьевой водой, должен быть на повестке каждого дня районных и областных властей.

На наш запрос откликнулись в департаменте ЖКХ Кировоградской ОГА, где подготовили соответствующую справку. Из нее следует, что проблемы с питьевой водой у нас имеют не только жители сельских населенных пунктов, но и горожане. Привозной водой вынуждены пользоваться некоторые жители райцентров Долинская, Новоукраинка и Устиновка. В Устиновском районе больше всего сел, где жители не имеют в достаточном количестве питьевой воды и пользуются привозной. Заметим, что в данном случае термин «привозная вода» не имеет отношения к развозке бутилированной воды, которой пользуются работники городских офисов. В селе все круче, потому что питьевую воду здесь доставляют не в пластиковых бутылках, а бочками, при помощи тракторов! В «устиновском» списке – 12 населенных пунктов, включая и саму Устиновку. В райцентре без централизованного водоснабжения существуют даже такие важные объекты социальной инфраструктуры, как районная больница….

Надо отметить, что за последние лет десять ситуация в области со снабжением питьевой водой сельских населенных пунктов несколько улучшилась. Во всяком случае попытки найти села с привозной водой в Бобринецком районе, о которых когда-то пришлось писать, не увенчались успехом. Зато удалось поговорить с председателем Апрелевского сельского совета Натальей Гартман, она как раз приехала в областной центр по делам. Несмотря на громкое название (меломаны со стажем должны помнить продукцию Апрелевского завода грампластинок), наши люди не имеют к пластинкам никакого отношения. Здесь просто вернули селу историческое название, которое оно носило до 20-х годов прошлого столетия. Однако задолго до возвращения «весеннего» имени в селе смогли решить более важную проблему – обеспечили население центральным водоснабжением.

 

«Не було й не буде»

Наталья Гартман стала сельским головой в 2006 году. К тому времени сеть централизованного водоснабжения, оставшаяся в наследство от бывшего колхоза, не действовала уже несколько лет, и воду приходилось возить бочками из скважины за 4 километра. Привозную питьевую воду сливали в дворовые бассейны емкостью от 3 до 10 кубометров и пользовались ею по несколько месяцев. Бассейны, конечно же, выкапывали сами, бетонировали и оборудовали по своему усмотрению, но такая традиция существовала тут и при наличии центрального водопровода. Колодезная вода была здесь жестковатой и не годилась для приготовления пищи и питья, а центральное водоснабжение работало нерегулярно.

В 2008 году Наталья Гартман решила принять участие в проекте ООН «Місцевий розвиток, орієнтований на громаду», причем ей советовали сделать проект попроще, что-то из серии замены дверей-окон, но она настояла на своем. Примечательно, что и местное население тоже отнеслось к идее без энтузиазма, мол, «не було води в колгоспі, не буде й зараз». По причине тотального неверия в успех предприятия к уже проложенному водопроводу сначала присоединилось всего несколько дворов, но сейчас положение изменилось – 70 процентов сельчан пользуются централизованным водоснабжением, и процесс подключения продолжается. Стоит заметить, что решение организационных вопросов заняло около двух лет. Пришлось разрабатывать бизнес-план, создавать общественную организацию, коммунальное предприятие, просчитывать стоимость проекта и создавать условия для софинансирования. В результате – 50 тысяч гривен выделил Проект, а остальную часть суммы обеспечили общественная организация, сельсовет и государственные органы власти. Бобринецкая РГА выделила 30 тысяч гривен, а Кировоградская ОГА – 5 тысяч. Таким образом собрали необходимые сто тысяч, за которые поменяли 4 километра труб. Правда, люди за свои деньги проводили воду во дворы и сейчас за пользование водой платят из расчета 10 грн/метр кубический. Денег для содержания водопровода все равно не хватает, даже при наличии экономного итальянского оборудования. Хуже всего, что на «пути прогресса», то есть обеспечения сельского населения питьевой водой, стоит само государство, которое выдвигает к сельским водопроводам нереальные финансовые, организационные и даже санитарные требования, как будто это город с его возможностями. Но все равно пример Апрелевки важен хотя бы потому, что он показывает наличие самой возможности решения проблемы. Была бы, как говорится, политическая воля…

 

«Зона»

Даже наличие желания не всегда приводит к его осуществлению. В этом мы убедились, работая по, условно говоря, «устиновскому списку», в котором, как уже отмечалось, находится 11 населенных пунктов с привозной водой. Вернее, их больше, так как в сельские советы входят по несколько сел. Например, сельский совет села Ингульское включает в себя еще Завтурово и Медвежью Балку.

Пару лет назад жители Ингульского были всерьез обеспокоены перспективой смены названия областного центра, который мог стать… Ингульском, что создало бы дополнительные трудности для решения местных проблем, а может быть, и наоборот. Но если без шуток, то в селе, расположенном на берегу Ингула, самая большая проблема – отсутствие питьевой воды. При этом даже развоз воды по дворам жителей – достаточно дорогое удовольствие. Трехкубовая бочка питьевой воды обходится заказчику в 214 гривен, а для жителей Завтурового – и все 300 гривен. Для сравнения: в Кропивницком кубометр воды обходится примерно в 11-12 гривен при норме потребления 4 кубометра воды на одного жителя в месяц. У кого денег нет – пользуется водой из Ингула. Говорят, что речную воду берут только для технических нужд, но в такую избирательность на безводье верится с трудом.

Сельский голова Ингульского Любовь Винник была с нами достаточно откровенной: «Виходу не бачу. Ми б і хотіли знайти кошти на будівництво мережі централізованого водопостачання, але ні копійки нема. Нема навіть на замовлення проектно-кошторисної документації, без чого годі й говорити про якісь проекти. Нам треба пробивати свердловину, робити розводку, а це на сьогодні дуже великі кошти».

На самом деле деньги на территории сельсовета вроде бы и есть, но по факту их нет. Поясню: здесь находится исправительное учреждение, которое задолжало в местный бюджет около полутора миллионов гривен в виде неуплаченных местных налогов и сборов. Причем на территории учреждения находится и единственная в окрестностях скважина питьевой воды, доставшаяся почему-то в наследство от совхоза «Ингульский» не местной громаде, а именно этому учреждению. Оно же осуществляет и торговлю привозной водой для нескольких населенных пунктов. В том числе и для жителей Анно-Требиновки. Здесь, по информации председателя сельсовета Светланы Мельничук, когда-то был колхозный водопровод, которым пользовались и позже, уже после реформирования сельскохозяйственной отрасли. Предыдущий сельский голова приобрел за свои средства насос, при помощи которого и осуществлялась подача воды населению, но в дело вмешалась прокуратура. Якобы воду селяне пили незаконно, без создания коммунального предприятия, которое, в свою очередь, должно иметь лицензии на оказание услуг.

В самой Анно-Требиновке ситуация с водоснабжением немного полегче, чем в Ингульском. Недавно удалось за средства сельсовета обустроить Шнейдеровый колодец, как называют его в селе, находящийся за его пределами. Кроме того, поскольку здесь, в отличие от Ингульского, земля распаевана, на своих гектарах работает много единоличников, владеющих тракторами и машинами. Они ездят за водой сами, и вода «самовывозом» обходится несколько дешевле – 190 гривен за бочку. Но есть другая проблема. Пенитенциарное учреждение не принимает за воду наличных денег, поэтому расчет производится через сельсовет. Воду здесь расходуют экономно, но все равно для двора с живностью (а в селе наличие коров, свиней или птицы – необходимое условие для выживания) в месяц нужно привезти и залить в бассейн как минимум две бочки – это 6 кубов питьевой воды. Зато для пенсионеров и неимущих действуют льготы – для них местные фермеры бесплатно привозят бочку питьевой воды. Один раз в год…

 

Коммунальное чтиво

Собственно, тема коммунальной отсталости украинского села не ограничивается отсутствием питьевой воды в некоторых населенных пунктах и практически полным отсутствием централизованного водоснабжения, не говоря уже о канализации. Мне несколько раз доводилось поднимать тему необходимости свершения на селе настоящей коммунальной революции, но даже первые лица государства, которым удавалось задать об этом вопрос, отвечали на него абсолютно невнятно. Идея проста – создание на селе коммунальных предприятий для оказания населению коммунальных услуг. Это должно способствовать созданию соответствующей инфраструктуры. В каждом доме каждого села должны быть централизованные водопровод, отопление и канализация. Коммунальщики должны предоставлять услуги по строительству и ремонту домов и тому подобные вещи, которые называются созданием социальной инфраструктуры, одновременно с созданием рабочих мест и возможностей для наполнения местных бюджетов.

Нельзя сказать, что государство об этом не думает. Готовя материал, я обнаружил огромное количество разного уровня программ, направленных на решение проблем жизнедеятельности села. Там много слов о «ліквідації недоліків і диспропорцій», «поліпшення умов життєдіяльності», «розвитку місцевого підприємництва» и даже «бурінні артезіанських свердловин у населених пунктах, що користуються привозною водою». Есть даже «Державна цільова програма розвитку українського села», которая предусматривает «забезпечення упорядочення сільських садиб з урахуванням нових стандартів забудови сільських територій, поліпшення їх забезпечення засобами зв’язку, електро-, газо-, тепло- та централізованим водопостачанням і водовідведенням, здійснити побудову необхідної інфраструктури для надання сільському населенню житлово-комунальних послуг, поліпшення їх якості». Удалось найти даже раздел о финансировании первоочередного обеспечения централизованным водоснабжением сельских населенных пунктов, пользующихся привозной водой. К примеру, постановление КМУ от 2008 года предусматривало для этих целей 221,5 млн грн на 2009 год, но в проекте государственного бюджета на 2009 год «кошти на виконання програми передбачені не були». В общем, хороших программ и постановлений, даже законов, направленных на решение проблем сельских жителей, у нас много, есть что вдумчиво почитать на досуге. Но на самом деле, как почти дословно говорил классик: «Все это великолепие разбивалось о вывеску “Денег нет”».

Помните, председатели сельсоветов говорили об отсутствии в сельском бюджете «страшних грошей» в сумме 100 тысяч гривен, необходимых для бурения скважины? А ведь это просто смешные деньги для обедающих в киевских ресторанах чиновников Министерства регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства! На самом деле типовой проект стоимостью в два миллиона гривен на строительство скважины, водонапорной башни и водопровода не кажется неподъемной суммой для областного и даже районного бюджетов. Однако похоже, что коммунальная революция, о которой так много говорили чиновники, проходит практически без участия самих министерств и ведомств, как говорится, самотеком. Люди понемногу самостоятельно решают свои проблемы, как в Бобринецком районе. Но сказать, что это то, что соответствует нуждам и требованиям жителей украинского села на современном этапе, нельзя.

Сергій Полулях

Сергій Полулях

Журналіст «УЦ».