Чем можно объяснить всплеск дикой агрессии в Украине?

14:40
0
1870
views

Невозможно жить в обществе и быть вне его. Особенно когда общество становится агрессивным и нетерпимым. Вот только три недавних события: участник АТО из батальона «Торнадо» расстрелял активиста, бывшего бойца из добробата «Донбасс»; двое военнослужащих зверски убили сослуживца и сбросили его тело в канализационный коллектор; активистке, управляющей делами горсовета Херсона, плеснули в лицо серной кислотой. В который раз редакция «УЦ» задает себе и нашим экспертам вопрос: как вы думаете, чем можно объяснить этот всплеск дикой агрессии в Украине?

 

Вадим Никитин, волонтер: – Причины нынешней ситуации заложены в 2004-2010 годах разделением страны и влиянием кланов – донецких, днепропетровских, киевских – на политику, экономику. В итоге заложником ситуации стал народ.  Никто так просто, из благородства или человечности, не отдает право властвовать. Качать будут страну еще долгие годы. Одна из  причин: мизер позитивных изменений при максимуме негатива во всех сферах – и в социалке, и в экономике, и в системе правосудия. Что-то начинают поправлять, но до конца не доводят. То, что люди берутся  самостоятельно наводить порядок в стране, – плохой признак, признак самоустранения власти. И ОЧЕНЬ плохо, когда используют атошников.

Сергей Дьячук, врач: – Я думаю, тут несколько причин. Во-первых, большинство граждан Украины находится в состоянии фрустрации (лат. frustratio — «обман», «неудача», «тщетное ожидание», «расстройство замыслов» — психическое состояние, возникающее в ситуации реальной или предполагаемой невозможности удовлетворения тех или иных потребностей, или, проще говоря, в ситуации несоответствия желаний имеющимся возможностям). Это состояние само по себе приводит к агрессивности.

Мы видим, что так называемая Революция достоинства не оправдала ожиданий народа. Но, с другой стороны, она привела к ситуации, когда небольшая, но очень агрессивная часть людей почувствовала состояние вседозволенности. Можно громить и жечь официально зарегистрированные в Украине предприятия и учреждения, обливать зеленкой и швырять в мусорные баки людей. И все потому, что «я так считаю» и «мне за это ничего не будет». Это откровенное беззаконие.

Во-вторых, государство это беззаконие не пресекает. Убежденность во вседозволенности в сочетании с безнаказанностью и приводит к разгулу преступности. В-третьих, у нас огромное количество людей воевавших, рисковавших жизнью, потерявших своих боевых товарищей, ставших инвалидами. У них обостренное чувство справедливости. И они за эту справедливость борются так, как умеют. Ну, если государство бездействует, что делать?

В-четвертых, и самое главное. Люди видят, что власть не может защитить их интересы. Или не хочет. Власть живет отдельно от народа, своей жизнью. При этом «закручивает гайки» по всем направлениям. И света в конце тоннеля не видно. Все это в совокупности и приводит к тому, что люди живут сами по себе и борются за свою правду, как они её понимают, а государство живет само по себе, проблемы людей его не интересуют.

Дмитрий Хох, военнослужащий: – Причины в этих трёх случаях разные. Их объединяет способ решения вопросов. Нет человека – нет вопроса. Я думаю, что период ожидания улучшения жизни затянулся. Люди просто устали ждать что-либо от власти и начинают решать свои вопросы самыми простыми для них способами. А в условиях войны легче способа решить свои вопросы путём физического устранения преграды на пути достижения цели, к сожалению, народ ещё не придумал.

Виктор Громовой, педагог: – Дичавіємо… Навіть у освіті зараз створено агресивне середовище під прапором викорінення «поборів» та боротьби «за все хороше, проти всього поганого». Культура сумніву в нас практично відсутня, толерантності – нуль, агресивна поведінка стає ледь не нормою… Так завжди буває після великих соціальних струсів. І «цей дощ надовго»…

Юлия Эпельбаум, психолог:
– Когда главным героем эксцесса является атошник, событие моментально приобретает особое значение. Часто попытка объяснить высокий уровень жестокости сводится к тому, что «они на войне убивали». В такой подаче  это попытка обрести иллюзию контроля над ситуацией, тем самым выделяя атошников в отдельную касту неприкасаемых. Во-первых, не «они», а наши. Во-вторых, не «убивали», а защищали. Почувствуйте разницу.

Причина неконтролируемой агрессии у наших защитников лежит совершенно в другой плоскости. Чем глубже чувство бессилия, тем больше агрессии. Передовая, боевые действия истощают физически, морально и эмоционально. И не только сам факт переживания запредельного стресса, физической боли и боли потерь. Также бессилие порождает качество быта, обмундирования и прочие условия,в которых армии приходится сохранять человеческое достоинство. В свою очередь, для восстановления баланса государство должно компенсировать эти затраты через социальное обеспечение. Но оно перекладывает эту обязанность на плечи маршруточников, работодателей, психологов и волонтеров, тем самым увеличивая дисбаланс в обществе. Общество отвечает агрессией: «Я вас туда не посылал!», что ведёт к ещё большему бессилию и утрате смысла пережитого. Всё, взрывная смесь готова! Достаточно одной спички – кривого слова, и во всех изданиях будет сообщение об очередном всплеске немотивированной агрессии атошников.

Сергей Жолонко, юрист: –  Не вдаваясь в конкретику примеров, вполне очевидным представляется тот факт, что высокий уровень агрессии в обществе обусловлен самим его устройством. Общество все более поляризуется. Практически все его институции находятся в стадии мнимой или реальной трансформации. В стране война. На государственном и бытовом уровне применяется калька «свой-чужой», «враг-друг», «кто не с нами, тот против нас». Факты насильственного радикализма и самосудов в большинстве случаев не находят адекватной оценки со стороны государства, а зачастую откровенно поощряются. Нечистые на руку люди залезают в чиновничьи кресла, откровенно занимаясь коррупцией. Люди живут в диссонансе между официально декларируемыми успехами и реальной картиной уровня жизни и соблюдением их прав. Привычка помнить об обязанностях утрачивается, как рудимент. И самое страшное — ценность личности как таковой в обществе не культивируется. Жизнь и здоровье человека обесцениваются…

В определении причин агрессии я учитываю и позиции психологов, которые считают ее индикатором социальных проблем, неблагополучия, неуверенности в будущем и даже банального страха.

Ефим Мармер

Ефим Мармер

Родился в Гайвороне, большую часть жизни прожил в Кировограде. Начинал инженером, заканчивать, видимо, буду журналистом. Люблю людей, котов и книги. Ненавижу подлость и ксенофобию.