Месье Фонтэн: «Жизнь – это приключение»

13:15
0
866
views

Жарким июльским вечером мы с подругой неспешно прогуливались по Дворцовой – как говорится, себя показывали и на людей глядели. Вдруг наше внимание привлек весьма неординарный персонаж. Это был мужчина, уже немолодой, в майке и экстравагантной черной шляпе. Он сидел за столиком совершенно один, с головой погруженный в чтение, и резко отличался от остальных людей «летника» – пьющих, громко разговаривающих, смеющихся. Незнакомец оказался иностранцем.

Наладить контакт с ним оказалось нелегко, потому что мужчина абсолютно не знал английского, а мы – его родного французского. Кое-как мы условились, что еще обязательно встретимся, но только с переводчиком. И встретились.

Марк Фонтэн приехал в Кропивницкий из Бельгии. Почему из всех городов он выбрал для знакомства именно наш и о других невероятных приключениях бельгийца в Украине – далее.

– Марк, откуда вы к нам приехали и как вообще попали в Украину?

– Я живу в бельгийском городе Намюр. Этот город приблизительно такой же, как и ваш. В нем проживает больше 100 000 людей. А родился я в другом небольшом городке Виртон, в 3 км от Франции. Раньше я никогда не бывал в Украине, это мой первый визит к вам, но ваша страна всегда меня манила и интересовала.

– Почему?

– Меня всегда привлекали восточные государства.

– Вы слышали о войне у нас в стране?

– Конечно, я в курсе. И о Крыме – тоже.

– Не страшно было ехать? Иностранцы часто побаиваются.

– Нет, не страшно. Это жизнь, а жизнь – это приключение.

– А как ваш выбор пал именно на наш город?

– Я рассматривал карту Украины и, можно сказать, наобум ткнул пальцем в середину. Потом стал выяснять, что за город такой Кропивницкий. Узнал, что здесь у вас был первый украинский профессиональный театр, и решил точно ехать, поскольку мне это очень близко. Я по своему образованию артист, комедиант.

К тому же ранее я бывал в Румынии. А еще мой отец (после развода с моей матерью) женился на польке. И когда я гостил у него в Польше, слышал очень много польских слов, которые похожи на ваши украинские. Я не очень люблю большие города – мне больше нравятся маленькие, компактные. Вот моя старшая сестра любит посещать большие туристические центры, общается только с прислугой в гостинице. И вообще у нас так не принято – просто с людьми на улицах разговаривать, а мне это очень нравится. (Смеется.)

– Какое у вас первое впечатление о нашей стране?

– К сожалению, первое – не самое лучшее. Но его сгладили такие люди, как вы. Я с удовольствием приеду еще!

– А что случилось?

– Я прилетел в аэропорт Борисполя в 11 часов дня. Там на меня с предложением своих услуг сразу же набросилось человек пять таксистов. Я спросил у них, когда идет поезд из Киева в Кропивницкий и как мне до него добраться. Меня заверили, что такого поезда не существует. Один сказал, что согласен отвезти меня за 350 евро. За перелет из Бельгии в Украину и обратно я заплатил 450 евро, а из Киева до Кропивницкого – 350. Потом мы с таксистом еще и «сошлись» на 300 евро. Мужчина был культурный, обходительный, немного хромал.

Когда мы наконец приехали в Кропивницкий, меня ждал еще один неприятный сюрприз. Перед тем как лететь в Украину, я через Интернет, как и полагается, забронировал себе жилье. Квартира находится по адресу улица Тараса Карпы, 5/120. Ее хозяйка Елена Батурина сообщила мне по электронной почте, что 10 дней проживания в забронированной мною квартире стоят 250 евро. Прислала даже фотографии этого жилья и сказала, что я должен внести пред­оплату в размере 50% от общей суммы – то есть 125 евро. Я, ничего не подозревая, согласился и перевел этой женщине 125 евро.

Когда мы с киевским таксистом были уже на пороге дома с этой квартирой, Елена Батурина не отвечала на звонок. Дали ее номер женщине, сидящей на одном из балконов дома, - опять только гудки. Водитель провозился со мной почти целый час, и ему нужно было срочно возвращаться в Киев. Так я остался один – без знакомых, в чужом городе, на ночь глядя. Но меня спас случай – мимо проходила девушка, поинтересовалась, что происходит, а потом позвонила своему жениху. Эти молодые люди помогли мне поселиться в гостиницу, в которой я и живу сейчас. Плачу 20 евро за сутки.

Далее Марк, дабы не быть голословным, предоставил мне все координаты названной особы Елены Батуриной и показал свою «деловую» переписку с ней. По указанному мобильному номеру действительно – ни ответа ни привета. Как же не хочется думать о людях плохо! Может, Елена Батурина – не вымышленное имя, она действительно существует, а на момент приезда Марка у нее просто были неотложные дела или её, скажем, ненадолго похитили инопланетяне?

Как бы там ни было на самом деле, но судьба таки улыбнулась Марку – на следующий день он познакомился с сотрудниками областного художественного музея во главе с директором Татьяной Ткаченко-Сухановой. Далее именно они опекали Марка, устраивали ему интересные экскурсии, следили, чтобы больше никто не обманул этого открытого, по-детски доверчивого человека. А главная хранительница фондов Валентина Ноженко и реставратор Анна Петренко – не только присутствовали на этом интервью, хохотали и рассказывали интересные истории, но и спустя пару дней поздно вечером посадили Марка на автобус Кропивницкий – Киев.

– Марк, давайте забудем плохое. Давайте детальнее поговорим о вас.

– Мне 61. В своей жизни я занимался очень многим. Не могу сказать, что очень много учился и что у меня суперобразование. Больше учился у жизни. По одному из своих образований я инфографист. Окончил техническую школу типографии по специальности «инфографика». Работаю в Центре усовершенствования графики CEPEGRA преподавателем инфографики. Эта работа связана с рекламной деятельностью, с пиаром, слоганами и так далее. Раньше я очень много работал во Франции, в Швейцарии. А вот когда вернулся в Бельгию, начал выступать в аматорском театре как артист сатирического жанра. А потом выучился на актера и со временем перешел играть в профессиональную труппу режиссера-постановщика Жан-Мари Эврарда. Теперь занимаюсь этим профессионально, но в Бельгии достаточно трудно выжить за счет работы в театре. Поэтому параллельно я еще пишу (поскольку очень люблю писать) сценарий для моноспектакля и занимаюсь с молодежью.

– Вы играете в современном театре или классическом?

– В Бельгии даже в аматорском театре постановщик был профессионал – мы играли много и современного, и классики. Тот театр, в котором я сейчас, играет везде – ездили даже в Барселону, было предложение поехать в Квебек (Канада), но это очень дорого. Поскольку в Бельгии мало театров, которые стабильно держат актеров на работе, у нас принято играть в нескольких театрах одновременно. Мы подписываем недолгосрочный контракт и работаем. Я играл в одном спектакле и ездил с ним по гастролям шесть месяцев. Так что у нас нет постоянной работы. А вот во Франции для артиста есть постоянная работа. Если бельгийский артист хочет раскрутиться – надо ехать во Францию, потому что Бельгия – маленькая страна. Поэтому очень многие бельгийские артисты имеют еще вторую работу.

Когда я начала детальнее расспрашивать Марка о его ролях, у него из глаз покатились слезы. Оказалось, вопрос его затронул так сильно, потому что постановщик, с которым он долго работал, был его лучшим другом и умер.

– Жан-Мари Эврард открыл меня как актера, он давал мне роли, он поверил в меня и уверил меня, что я – тот человек, который может сыграть и завести публику. В спектакле «Лабийер» («Костюмер») у меня была главная драматическая роль. В очень красивом двухчасовом спектакле я играл Нормана, выучил более 200 реплик, танцевал. Пьеса рассказывала о войне 14-18 годов. Там были задействованы более 20 актеров. По пьесе я играл гомосексуалиста – такого сдержанного, тайно влюбленного в шекспировского актера. Но объект моего обожания любил женщину и не обращал на меня никакого внимания…

– Где вы еще бывали, кроме Украины?

– Франция, Испания, Италия, Польша, Румыния, Греция, Англия. Мои путешествия обусловлены еще и многонациональностью моей семьи: моя бабушка – итальянка, мама – наполовину француженка, наполовину итальянка, отец – бельгиец, сейчас он женат на польке. Я был 10 лет женат на марокканке. Мне Украина сразу по приезде чем-то Марокко напомнила. Богатая культура, но людям тяжело жить. Как в Гвинее и Алжире – когда рядом небоскребы шикарные и тут же лачуги. И еще тут тепло, люди очень милые, красивые, симпатичные. Везде, где я был, люди очень приветливые. Такие, как марокканцы. Очень впечатлило, что даже ваши крестьяне, которые из сел приезжают, аккуратные. И везде у вас чисто – нет ни грязи, ни бумаг. В Бельгии и то не так. Я – не расист, но даже в том маленьком городе, где я живу, очень много черных. А у вас мало. А еще я слышал, когда был в Польше, что в Украине очень много пьют водки. Но я что-то не вижу пьяных.

– Вы не в тех местах ходите, Марк. А какой у вас национальный напиток или лакомство?

– Пиво и шоколад – это особенности Бельгии. Мне очень смешно, потому что на одной из ваших пивных палаток я увидел надпись «настоящее бельгийское пиво Carlsberg», но такого пива у нас нет на самом-то деле.

– Что самое вкусное попробовали в Украине?

– Ничего. Я из-за незнания языка смотрел на картинки в меню и просто пальцем указывал, что мне дать.

– Мы это немедленно исправим! Сразу же после интервью идем на вареники с узваром.

– С удовольствием. В моем родном городе, неподалеку от моего дома, есть булочная, я туда хожу иногда выпить кофе. Женщина, которая там работает, знает меня. И когда я ей сказал, что еду в Украину, она сказала: «О, там самые красивые девушки!»

– Это очень распространенный миф!

– Я не могу говорить про всю Украину, но я увидел очень много красивых женщин у вас. Я не знаю, может, это вообще в восточных странах все такие красавицы, но в Польше, например, тоже очень много красивых женщин.

А потом мы всей нашей творческой компанией лакомились варениками, шутили, знакомились ближе.

Кстати, мы побеседовали и об экономической ситуации в стране, и Марка очень удивило, что при средних зарплатах около 150 евро у нас на улицах так много дорогих автомобилей.

Он каждый раз доставал из бумажника какие-то записочки, шпаргалочки, бумажечки и что-то в них конспектировал мелким острым почерком. Мы отметили, что цвет пасты в его ручке был зеленый, адрес квартиры распечатан цветными зелеными красками, даже очки в зеленой оправе… Оказалось, что месье Фонтэн с 15 лет очень любил писать новеллы и рассказы и как-то раз ему в процессе творчества просто случайно попалась ручка с зеленой пастой. С тех пор он пишет только такими ручками. «Там, где я работаю, директрисе не обязательно смотреть, кто что написал. Ей достаточно увидеть, что зеленым написано, – и все», - рассказал Марк и добавил, что зеленые пасты покупает оптом – минимум по 20 штук.

А потом актер сам раскрыл еще одну свою тайну – он достал из бумажника и показал нам какую-то карточку. Это – документ интернационального образца о том, что в сердце Марка установлен кардио­стимулятор. Такая карточка дает право не проходить через рамку металлоискателя в аэропортах. А потом еще и показал шрам. Хохотал и успокаивал нас – маленький человек с большим сердцем!

P. S. Этот материал состоялся исключительно благодаря стараниям учителя французского языка школы № 6 Валентины Михайловны Чеховской, за что коллектив «УЦ» выражает ей свою искреннюю благодарность.

Маша Ларченко

Маша Ларченко

Журналіст «УЦ».