…Куклы так похожи на людей!

15:30
0
518
views

80 лет назад в эти дни у нас зарождался театр кукол. Пятеро лучших участников кружков художественной самодеятельности Кировограда были направлены в Киев, на курсы актеров-кукловодов. И уже осенью детям города были представлены «Три поросенка», а у театра появилось первое помещение. Так что сегодняшний Международный день театра кукол для наших артистов – праздник вдвойне. И они отмечают его необычной премьерой – спектаклем для взрослых «Станция, или Расписание желаний на завтра» по впервые применяемой технологии игры. И вообще – давно мы, взрослые, не бывали в этом театре, а зря. Там столько всего нового!

 

Директор театра, заслуженный работник культуры Григорий Педько для журналистов «УЦ» провел экскурсию по театру, показал такие места, какие мало кто видит. Внимание! Детям до 8 лет не читать! А то вдруг вся магия уйдет, сказка рассыплется… А мы еще за Деда Мороза не ответили.

 

Итак, как начинается спектакль?

Выбрав и обдумав пьесу, режиссер с художником делают эскизы будущих кукол, это может занимать много времени.

Главный художник театра Оксана Шарий – человек, известный далеко за пределами не только стен родного театра, но и Украины. Недавно в Киеве проходила международная выставка Handmade-Expo «Арт-Украина», в которой принимало участие почти две тысячи творческих личностей из разных стран, художники разных направлений. Всего десять победителей отобрало жюри. Среди них и Оксана Шарий со своими уникальными работами из джута. Вот такие художники у нас в театрах! Куклы, декорации, оформление фойе театра – все ее рук дело. Как это выглядит? Лучше сходите, посмотрите. Это уровень.

Придуманные художником и режиссером эскизы вместе с чертежами попадают в бутафорскую. Опытные декораторы изучают творческое задание и сначала лепят будущих кукол из… глины. Делают гипсовые слепки. И уже потом формуют лица и тела будущих кукол из папье-маше. Затем начиняют кукол механикой – той, что приводит в движение глаза, губы и т.д., – согласно требованиям к каждой кукле.

Нет двух похожих одна на другую кукол, каждая – эксклюзив. Даже если вроде бы под новый спектакль можно использовать (скажем, в «эпизодических ролях») куклу из какого-то старого спектакля, так не делается. Это невозможно. В новой пьесе тот же зайчик почти всегда должен отвечать другим требованиям, начиная от механики – перчаточная кукла или тростевая, марионетка, плюс под каждого актера надо ее подгонять и т.д.

Когда-то один из больших чиновников, побывав на «кухне» театра, сказал: «Я все думал – куда идут деньги? Вроде просто – пошел на базар, купил куклу, натянули занавес, и все дела. А у вас целое предприятие…»

Заготовку из папье-маше шпатлюют, расписывают, украшают. Для новой постановки «Станция…» куклы делают с… лицами реальных актеров (на фото актриса Виктория Стогодюк и ее кукла). Это такая творческая задумка, в спектакле актеры играют не только куклами, но и сами. Но это не объяснить, это надо видеть. От прототипов куклы специально немного отличаются, чтобы было понятно, что это все же кукла. Один к одному портрет не нужен, хотя запросто могли бы…

 

Наряд для куклы

Из бутафорской кукла попадает в костюмерную. Изучив эскизы, опытные костюмеры подбирают ткани, фурнитуру и начинают шить. Сейчас с этим делом стало проще. Как-то понадобился гипюр для наряда, обошли все магазины города – нет. Интернет выручает, даже дешевле получается.

«В начале двухтысячных были проблемы с тканями, – вспоминает директор Педько. – Для куклы совсем не любая ткань подходит. У вас в руках она красивая, а на сцене, со световыми решениями, может потеряться, выбиваться. Помнится, надо было полтора метра всего одной ткани, и мы искали ее в Кременчуге, Одессе, нашли в Кривом Роге. А когда-то надо было всего 20 сантиметров липы для гапита, трости такой, – это самое лучшее дерево, не тяжелое и т.д. Мы эту липу, чтобы не пересохшая и не сырая была, нашли лишь в Черкассах. 20 сантиметров».

Для новой пьесы «Станция…» актерам пошили уникальные, неповторимые костюмы сложнейшего фасона. Этот тип образа называется «поясная паркетка», повторим, впервые в истории появляется на нашей сцене.

После ремонта в театре на втором этаже оборудовали более-менее достойное хранилище кукол и их нарядов. И вот сюда бы я ни под каким видом не пускал бы детей! Сотни ярких, блестящих кукол, костюмов, уникальных реквизиторских изделий! 42 года художником театра проработал легендарный Василий Остапенко, мы не раз о нем писали. Все его работы здесь сохранены.

Наверное, старейшей куклой здесь является мышка, она еще Хрущева помнит, можно сказать так.

После бутафоров и костюмеров кукла попадает в мастерскую, где хватает разных станков и оборудования, где делается вся механическая часть кукол и реквизит. Всё это вещи очень специфические, на какой-нибудь завод заказ на производство не отдашь, все своими руками делается на месте.

 

Артисты

Профессионалы знают, насколько отличаются друг от друга работа актера в драматическом театре и в театре кукол. Сколько уже бывало, что приходили талантливые люди из, так сказать, «большого» театра, а тут показать себя никак не могли и уходили сами.

Ну а постановочная, сценографическая работа в драме и в куклах – это просто два абсолютно разных вида творческой деятельности.

Кстати, лучше никогда не говорите здешним людям, что они работают в кукольном театре. Многие считают, что это не совсем звучит, вроде бы как не совсем серьезный, игрушечный театр. Только театр кукол, вполне полноценный театр, который, как считают многие, появился раньше театра драматического. Наши предки делали изображения своих богов или животных, и некоторые обрядовые действа были первыми кукольными спектаклями.

Работа актеров театра – отдельный разговор. Опять же, это лучше самому видеть. А почему надо видеть, нам рассказал директор театра.

 

От спектакля – к фестивалю!

– За последние годы мы очень многое сделали. Отремонтировали, а по сути – сделали второй этаж. Теперь у звукооператоров есть полноценная студия, а раньше была каморка, где еле помещался один человек. Сценическим светом уже вручную никто не управляет. У нас теперь всем этим руководит компьютер. На втором этаже мы, кроме хранилищ, сделали и гостиничный номер для приезжих – у нас часто ставят режиссеры из других регионов, теперь они могут жить прямо у нас. Пришлось много переделать, местами углублять часть помещения. Так как здание является памятником архитектуры, все разрешения на любые работы надо было получать в Киеве. Это сложно, но делаем. Конечно, очень многое надо. Стены в зрительном зале давно требуют ремонта. А они специфические, со специальной акустической отделкой. Нашим актерам не нужны микрофоны, из последнего ряда все слышно. Это притом, что у нас в зале 230 мест, а в партере театра имени Кропивницкого на несколько мест меньше! На ремонт нужно много денег, конечно. Только на разработку документации чуть не миллион! Нужно менять звуковые гарнитуры. Нашим по 15 лет, и, когда мы их покупали, они стоили 5 тысяч гривен каждая. Сейчас по 30 тысяч…

– Григорий Николаевич, вы уже 20 лет руководите театром. Еще не наигрались в куклы?

– Я вообще-то пришел сюда… временно. Пригласили из Светловодска на другую работу. Но тогда ситуация была непростой в театре. Руководил театром светлой памяти Валентин Янкул. Зарплату не платили по полгода во всей культуре, ушло полколлектива, уволился замдиректора, и меня уговорили поработать временно заместителем, это был конец 1998 года. Ровно через месяц Янкул умер… Пришлось стать и.о. директора. Я отказывался, меня уговаривали. Тогда было еще двойное подчинение – и местное, и Министерству культуры. В общем, после всех согласований я стал, вероятно, первым в Украине директором театра, с которым заключили контракт. И так «временно» работаю уже 21-й год.

Было сложно. Здание рушилось, афиши писали фломастером на листках. По колдоговору у нас было условие: если меньше 12 зрителей в зале, спектакль отменяется. Бывало, придет десять малых ребят с родителями, через весь город, в холодное здание, и что, будем отменять? Покупали за свой счет недостающих два билета… Сегодня у нас в дни премьер билетов не хватает, аншлаги – норма.

– В наше время гаджетов заманить ребенка в театр сложно? В кино не заманишь…

– Начну издалека. Мы поменяли саму концепцию работы. Раньше как было? Сначала в фойе интермедия, родители стенки подпирают, Мороз – Снегурочка, короткий сюжет, детям подарочки какие-то, конфеты, «а теперь приглашаем вас в зрительный зал». Какой спектакль после этого? Мы это изменили.

Мы ввели ростовые куклы. Нужно было соответствовать времени. Тогда, в начале двухтысячных, были популярны Телепузики. И мы сделали своих Телепузиков, на которых пошли. Вы представляете, сколько радости ребенку тогда было сфотографироваться с «настоящим» Телепузиком! Ну и хоровод вокруг елки, игры и конфеты были уже после спектакля. Во-первых, все время дети в тепле. Родители могли сидеть. И многие из них начали нам говорить: а у вас уютнее всего. У нас же какие детки в основном? 2-3-4-5 лет. Скажем, в фойе филармонии они просто теряются, да и смотреть спектакль в зале на 800 мест из задних рядов ребенку… И стишок, который они приготовили, не услышат. А у нас всех услышат, потому что у нас камернее, уютнее.

После спектаклей мы ввели игровые программы. Не так, как у других – посмотрели, спасибо, до свидания! А у нас конкурсы, герои, при выходе каждый ребенок получает конфетку. Мне одна мамочка рассказывала. Просится ребенок в театр: «Хочу там конфетку выиграть». Дом полон конфет. Но он хочет там, нашу недорогую конфетку, но тут ему свинка Пеппа ее подарит! Вот так дети и тянут родителей в театр. Так и пошли люди.

– Как пришла мысль ставить взрослые спектакли?

– Изначально театр кукол был для взрослых, начиная с языческих обрядов. При советской власти сначала театры сделали все более детскими, а в конце 50-х по всей стране их совсем закрыли, о чем мало кто помнит! Наш театр был расформирован.

Потом, после возрождения, взрослые спектакли были разрешены только двум театрам – легендарному имени Образцова в Москве и так же уважаемому харьковскому театру под руководством Афанасьева. Корифей Евгений Гиммельфарб возродил там традицию взрослых спектаклей – «Мастер и Маргарита», «Чертова мельница». Когда он переехал в Одессу, я связался с ним, раззнакомились, и он согласился на мое предложение поставить у нас сначала детский спектакль. И в 2007-м состоялась премьера спектакля «Хома и Щука» по мотивам пьесы Марка Лукича Кропивницкого. А потом уже вышел и первый взрослый спектакль «Ночь перед Рождеством», условно взрослый, но уже не совсем детский.

А дальше замахнулись на Булгакова. «Мастер и Маргарита» мы тогда не могли поставить по ряду причин, технических и творческих, и сам Евгений Юзефович предложил «Собачье сердце». Эпопея была… Есть у нас закон об авторских и смежных правах. Внук Булгакова Сергей Шиловский обладал правами на «Сердце». Мы начали с ним переговоры. Только за «добро» он запросил хорошую сумму, плюс потом 20%. Он не хотел работать ни с какими фондами, только напрямую с нами. Полгода вели переговоры, объясняли, что денег нет. И в день рождения Булгакова он согласился, прислал договор на право на публичный показ пьесы. Поставили. Я считаю, очень успешно, удачно. Геннадий Стогодюк прекрасно сыграл Шарикова. Мы решили продолжать.

Решили ставить «Декамерон». Это было…

– … довольно смело. Почти клубничка…

– Дело даже больше в том, что он очень тяжел в физическом плане для актеров, много пластики, гимнастики. На сегодня мы его приостановили (две актрисы из спектакля в декрете. – Авт.), в мае думаем возобновить. Хотя много было написано: в детском театре развели такое! А кто сказал, что театр кукол – это именно детский театр? Никто!

Дальше был «Вий», неординарная постановка. А сейчас вышли на «Станцию…», тоже для взрослых.

– Вы на «Вересневих самоцвітах» ввели отдельную кукольную программу, много коллективов приезжает. Но я слышал, вы хотите у нас организовать отдельный фестиваль?

– Смотрите, у нас, на родине корифеев, нет театрального фестиваля! «Вересневі» – это всеукраинский праздник театрального искусства. «Кроп-фест» – это микс из всего, но не театральный, а фестиваль искусств – и кино, и музыка, и выставочные мероприятия. Именно театрального фестиваля у нас нет.

В этом году мы, так сказать, отпочковываемся от «Вересневих самоцвітів». Собираемся делать театральный фестиваль. Не только кукольный. Открытый театральный фестиваль, сейчас придумываем название, готовим положение. Он даже по времени будет разнесен с «Самоцветами». Тут, конечно, все зависит от «АгроЭкспо», во время которой в радиусе 100 километров негде поселить участников. «Вересневі самоцвіти» планируются с 9 по 14 сентября, а мы – с 16 по 20 сентября. Могли бы и вместе, но дело в вечерних спектаклях. Бывало, что театральный человек хочет попасть и туда, и туда, а нет возможности, одновременно идут интересные спектакли. Вечерние спектакли – для взрослых.

– Удачи вам в этом и других начинаниях!

– Приглашаем вас сегодня, 21 марта, и в субботу, 23-го, в театр на премьеру взрослого спектакля «Станция, или Расписание желаний на завтра». Не пожалеете!

Фото Павла Волошина, «УЦ».