Полтора века реального образования

15:27
0
1382
views

В 2019 году исполняется 150 лет со дня основания Елисаветградского земского реального училища (ЕЗРУ). К счастью, учебное заведение функционирует и сегодня, поэтому мы имеем что отмечать и где отмечать.

До исторического материализма

Сегодня в здании ЕЗРУ находится Кропивницкий инженерный колледж Центральноукраинского национального технического университета. Директор колледжа Николай Сторожук провел для нас экскурсию по зданию, где не только каждый камень, но и каждая доска «историей дышит». Несмотря на солидный возраст и богатое прошлое, здание имеет просто-таки невероятную сохранность, и большинство строительных конструкций и архитектурных деталей самые что ни на есть аутентичные.

Конечно, в таких зданиях по определению должно быть множество тайн, но самая главная из них та, что до сих пор неизвестно имя архитектора этой исторической достопримечательности нашего города! Почему так – никто не знает. Возможно, потому, что внимание исследователей больше привлекали фамилии здешних преподавателей и выпускников, чем архитектора. Существует много догадок, упоминалось несколько имен – те же Александр Лишневский или Андрей Достоевский, но они не подходят по срокам работы в должности городских архитекторов. Скорее всего, «концы» надо искать в архивах Херсона, поскольку Елисаветград принадлежал к Херсонской губернии, или даже Харьковского университета, потому что одно время такие училища были подотчетными именно ему.

В то же время известно, что строительство здания обошлось земству в 100 тысяч рублей, но сама история создания училищ в Елисаветграде намного глубже. Зря говорят, что попытки переложить заботы о финансировании профессионально-технических училищ и техникумов – это современное изобретение. Царским указом еще в 1792 году предписывалось создание сети больших и малых уездных училищ «при материальном содействии дворянства», и местные власти отреагировали достаточно оперативно – городской голова Григорий Романов предоставил для училища собственный дом, который вскоре сгорел. Энтузиазм иссяк, и уже в 1811 году местные власти писали херсонскому военному губернатору Дюку Де Ришелье, что удобного дома под училище найти не удалось, разве что в Крепости Св. Елисаветы. В 1830 году уездное училище таки открыли, причем торжества по этому поводу обошлись в 990 рублей за счет «городского складочного капитала», а годовое содержание равнялось 300 рублям. В том же году для училища и директора было построено два деревянных дома по улице Успенской.

В 1867 году в Елисаветграде стараниями преподавателя Кавалерийского офицерского училища Николая Федоровского и жен офицеров было основано «в память избавления драгоценной жизни Государя императора Александра Второго бесплатное ремесленно-грамотное училище», которое впоследствии стало настоящей кузницей кадров для предприятий по производству сельскохозяйственной техники Елисаветграда – Кировограда. Но это было еще не среднее учебное заведение, потребность в котором окончательно возникла и сформировалась во второй половине ХІХ столетия. Тогда на смену классическому гимназическому образованию, основанному на изучении классических предметов, в том числе и древних языков, потребовалось реальное, то есть практическое образование с уклоном в изучение точных и естественных наук – математики, истории, химии, механики, начертательной геометрии, черчения, рисования и иностранных языков. Городская Дума достаточно долго вела переписку с властями, пока не получила одобрения. Таким образом в Елисаветграде появилось первое средне-техническое учебное заведение, оно должно было стать «рассадником просвещения, который даст земству образованных и полезных ему деятелей, преимущественно в сельскохозяйственной и технической областях».

После нескольких лет пребывания в наемном доме ЕЗРУ переехало в собственное здание, сооруженное на Ковалевке. «Исторический очерк Елисаветграда» сообщает, что в 1841 году «на месте, занимаемом ныне реальным училищем, было сооружено большое лимпачное (глинобитное. – Авт.) здание с залой для военного собрания, где военным начальником устраивались многолюдные танцевальные вечера и балы. Неоднократно во время посещения Елисаветграда Император Николай Павлович и Великие князья и Император Александр Второй удостаивали даваемые в честь Их Императорских Величеств в вышеозначенных помещениях балы своим присутствием».

Наши тайны

По первоначальному замыслу, дошедшему до нас в почти неизменном виде, это было двухэтажное здание, состоящее из 35 комнат. Раньше училищу принадлежала большая территория, где размещались «сад, метеорологическая обсерватория, снаряды для гимнастики, кегли и прочие службы». Сейчас территорию значительно урезали за счет расширения улицы и строительства детского сада, поэтому от гимнастической площадки, фруктового сада и метеостанции, имевшей телеграфную связь с главной физической обсерваторией в Петербурге, ничего не осталось.

С Николаем Сторожуком мы обошли все здание, начиная с подвала, где сейчас расположен тепловой пункт. О качестве работы строителей здания говорит тот факт, что на потолке еще держится первоначальная штукатурка. Здесь же видны и фундаменты печей, которыми обогревалось все здание, и кое-где оставшиеся с тех времен дверцы на печных тепловых каналах. Директор говорит, что на каждом этаже располагались специальные дровяники, а в стенах классов были устроены топочные, которые обслуживались истопниками. В здании не было ватерклозетов, туалеты находились на улице, но в цокольном этаже видна проходящая откуда-то сверху чугунная канализационная труба. Вполне возможно, что в жилище директора, занимавшего целое крыло первого этажа, «удобства» таки были. Там же остались и настоящие кафельные «грубки», которыми обогревалась квартира.

Вход в подвал находится во втором внутреннем дворике, который раньше назывался каретным двором, здесь же располагались и конюшни. Очевидно, статус директора училища предполагал наличие официального выезда, причем с кучером. Здесь же, в каретном дворе, имеется вход в механическую лабораторию – большое помещение с несколькими деревянными колоннами. Сейчас она заставлена деталями и макетами машин и механизмов. НО! Сотрудник колледжа с 1972 года Павел Хитровский помог нам сделать настоящее открытие.

Известно, что в ЕЗРУ работал основоположник музейного дела на Елисаветградщине, этнограф и археолог Владимир Ястребов и что в училище был оборудован первый краеведческий музей Елисаветграда. Так вот, Павел Иосифович утверждает, что именно здесь и размещался тот самый музей: «По розповідям, тут був музей археології Володимира Ястребова, він вивчав рідний край, а тут розміщував експонати. Але вже в 30-х роках тут була механічна лабораторія, і десь є фотографії. Раніше тут була асфальтова підлога, але її роз’їдали мастила. Коли асфальт знімали, то під ним побачили кахлі, якими була викладена підлога. Мабуть, вони й зараз там. А ось тут була кругла грубка, так звана шведка. У 80-х роках, коли міняли дах, ми розібрали димарі й теплові канали на горищі. Але на стінах залишилися дверці для обслуговування каналів». Вполне возможно, что автор этих строк и фотокор Павел Волошин оказались первыми журналистами, побывавшими в помещении самого старого краеведческого музея Елисаветграда.

Внутренний двор состоит как бы из двух частей, соединенных аркой под домовой церковью. Здесь имеется аутентичное чугунное крыльцо с одной сохранившейся колонной – вход в домовую церковь, которым пользовались живущие неподалеку прихожане, поскольку учащиеся могли попасть в церковь прямо из вестибюля.

Домовая церковь – еще одно место, окутанное тайнами. Прямо из вестибюля к ней ведет двухмаршевая лестница, мрамор для которой заказывали в Италии. Мрамор на ступеньках стерся, но продолжает служить, оберегая ауру стопятидесятилетней давности.

Говорят, сама домовая церковь, представляющая собой большое круглое помещение, была сооружена «по просьбам трудящихся», озабоченных негативным влиянием потусторонних сил, но, скорее всего, строительство храма было приурочено к 300-летней годовщине дома Романовых, отмечавшейся в 1913 году. Здесь прекрасная акустика, поэтому помещение и сейчас используется для проведения торжественных мероприятий. Николай Сторожук поделился с нами своим открытием: лица ангелов на потолке один в один напоминают классическое изображение маленького Володи Ульянова на октябрятских звездочках! Очень может быть, ведь большевики и здесь не изменили своему правилу – использовать в своей деятельности давно намоленные места: в домовой церкви училища был организован клуб, где принимали в октябрята и пионеры – организации имени Ленина, на что с довольной улыбкой сверху посматривал сам будущий вождь.

Очень может быть, что именно здесь исследователи откроют еще одну тайну. Возможно, что за штукатуркой скрывается и иконостас, расписанный выпускником ЕЗРУ Яковом Паученко, или другие настенные росписи, если их не уничтожили при смене «целевого назначения» помещения. Может быть, и херувимы с лицами Володи Ульянова – тоже дело рук одного из самых известных архитекторов страны? Вполне возможно, что в бывшем актовом зале на втором этаже и сегодня за штукатуркой скрывается портрет царя Александра Третьего, выполненный кем-то из учеников известного художника Петра Крестоносцева?

Просто с улицы мы попадаем в цокольный полуэтаж, ведущий в помещения бывшего общежития для приезжих. Дубовые доски и ступеньки, оставшиеся со времени постройки, в некоторых местах протерты десятками поколений учащихся на глубину до 4–5 сантиметров, но даже малейших признаков гниения не видно. Такие же добротные и другие деревянные конструкции – колонны, перила, двери, тамбуры на входе. В дверях всех учебных классов имеются своеобразные иллюминаторы. Они служили как источниками дополнительного освещения коридоров, так и окнами, сквозь которые надзиратели, называемые кондуитами, контролировали поведение на уроках, не заходя в классы.

Дисциплина тут поддерживалась на серьезном уровне и весьма действенными методами. На первом этаже сохранились так называемая «різочна» и карцер, где можно было только стоять. Здесь учеников секли розгами. Интересно, что именно «освітяни» Елисаветграда были инициаторами отмены в учебных заведениях телесных наказаний. И, наверное, не зря, поскольку палочная дисциплина как-то не вяжется с воспитанием такого количества «корифеев и основоположников», вышедших из стен ЕЗРУ.

Снимите шляпу!

Даже сами краеведы говорят, что мы знаем лишь небольшую часть самых известных выпускников ЕЗРУ – таких, как Марко Кропивницкий, Юрий Яновский, Яков Паученко, Николай Садовский, Георгий Проскурня, Евгений Маланюк, Панас Саксаганский, Евгений Чикаленко, Александр Тарковский-отец, Кароль Шимановский, Александр Осмеркин, несколько поколений Эммануэлей и Эрдели, Владимир Ястребов, Владимир Григорович, Петр Крестоносцев, Гнат Юра… Практически во время подготовки материала стала известной информация от автора почти 20-томного «Исторического календаря Кировоградщины» Владимира Босько. Оказывается, в ЕЗРУ занимался не только Александр Тарковский, но и его сын – поэт Арсений Тарковский, правда, в начале 20-х годов прошлого столетия училище называлось уже иначе. Здесь же учился ученый мирового уровня, первый исследователь места падения Тунгусского метеорита Леонид Кулик, а в музее уральского города Троицк экспонируется его табель об окончании класса в ЕЗРУ.

Просматривая материалы, собранные в музее колледжа, невольно замечаешь, что, несмотря на реальный, то есть технический уклон обучения в ЕЗРУ, тут мощно проявилось именно гуманитарное направление. Это сделало ЕЗРУ лучшим учебным заведением Российской империи, во всяком случае, именно так его характеризовали известнейшие художники и литераторы. Но на высоком уровне была и подготовка технических специалистов. Георгий Эрдели, перешедший на службу к большевикам сын казненного ими же Якова Эрдели, писал, что училище «было богатым и великолепно оборудованным – денег не жалели». Когда Георгий Эрдели сдавал математику в столичном университете, члены приемной комиссии, узнав, что он закончил ЕЗРУ, «благосклонно » кивали головами. Возможно, такой уровень подготовки обеспечивало отсутствие практики достижения «справної цифри», т. е. высокого среднего балла по учебному заведению? Похоже, что здесь это никого не волновало, потому что сводный табель успеваемости за первую четверть 1875 года пестрит «двойками» и «тройкам». Например, Яков Паученко (в метрике о рождении – Павученко) имел «неуды» по русскому языку и арифметике. Вообще в списках только одного класса встречается много и сегодня известных в городе фамилий – Богданович, Бродский…

То, что в училище не гнались за показателями, поддерживая качество обучения, видно из доклада по случаю 25-летия училища: «За это время получили образование 1414 человек, из которых окончили полный курс учения 257, или 18%». Интересно, как это прокомментируют нынешние «очільники» системы образования области и города?

В общем, с какой стороны ни подойдешь к истории ЕЗРУ, следует признать, что за высокие практические результаты его деятельности будущий юбилей училища заслуживает всеукраинского уровня освещения. Жаль, если такое событие пройдет для Украины и области практически незамеченным, как это было со 150-летним юбилеем первого в империи ПТУ, основанного в Елисаветграде в 1867 году.

Фото Павла Волошина, «УЦ».