Снова время менять имена?

13:46
0
459
views

Ровно четыре года назад, 9 апреля 2015-го, Верховная Рада Украины приняла пакет законов о декоммунизации. Возможно, среди тех четырех законов самый приметный – о переименовании (хотя точное его название «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и о запрете пропаганды их символики»). Только в нашей области по этому закону переименовано два города и 41 село. А уж улиц сколько!..

 

У этого процесса до сих пор немало оппонентов. «Делать им нечего!», «Лучше бы тарифы снизили» и т.д. Кстати, давно умолкли голоса о том, как якобы дорого это все стоит. На самом деле оказалось, что почти ничего это никому не стоило, разве что кроме нервов. Да и вообще на фоне прошлых эпизодов переименований нынешний – так, пустяки, дело житейское. Вот сто лет назад уж переименовывали так переименовывали!

После прихода к власти большевиков в течение десятка с небольшим лет в областном центре, возьмем его за пример, переименовали просто всё. Почти на сто процентов. Улицы – в центре города из исторических названий в те годы сохранилось практически только одно – улицу Карабинерную не тронули (плюс несколько переулков). Все остальные стали улицами Ленина, Маркса, Дзержинского, Луначарского, Володарского, Калинина, Люксембург, Либкнехта, Кирова, Красногвардейской, и даже, прости господи, Яна Томпа. Вы не поверите, но даже всезнающая поисковая система «Гугл» с трудом находит, кто это такой! А был он эстонским коммунистом и каким-то образом участвовал в установлении советской власти в Елисаветграде.

Все заводы и прочие предприятия города в те времена носили имена их создателей – Эльворти, Яскульского, Краузе, Бургардта, Томицкого, Бродского, Шкловского, Гольденберга, Шполянского, Зельцера и т.д. После октябрьского переворота все они в течение короткого времени стали называться «Красная звезда», «Большевик», «Красный октябрь», «15 лет Октября».

Правда, из памяти народной сложно вот просто так, волевым решением, изъять привычное название. Так было с легендарным домом Заславского, по сути, первым супермаркетом на территории нашего города. Несмотря на то, что в советское время на нем висели вывески «Продовольственные товары» и «Рыба», весь город по-прежнему называл здание «Дом Заславского» (незаслуженно забывая второго его владельца – Гиршберга, но это другая история).

Сотни других зданий также назывались по именам их владельцев – дом Барского, в котором сейчас краеведческий музей, дом Гольденберга (3-я больница), дом Мейтуса (музыкальная школа), дом Шполянского (художественный музей) и так далее, можно очень долго продолжать список. Все эти дома стали безликими пронумерованными объектами, хотя красоту, конечно, деть некуда.

Повторюсь – переименовали всё, что только можно было! Казалось бы, что такого «капиталистического», «контрреволюционного» в названиях гостиниц «Северная», «Россия», «Европейская», «Пассаж», «Рига», «Гранд-отель»? Нет, все были переименованы и в основном ликвидированы, в советское время в городе, несмотря на рост населения и количества приезжающих, гостиниц стало чуть не втрое меньше, чем при самодержавии.

Театры и кинотеатры города носили абсолютно аполитичные названия – «Сказка», «Иллюзион», «Звезда». Те, которые не уничтожили, – переименовали: кинотеатр имени Дзержинского звучит же намного красивее, чем «Иллюзион», не правда ли?

Чем коммунистам мешало название парка «Ковалевский»? Нет, его сделали Парком имени Ленина.

«Именными» были аптеки – Линецкого, Шасса и других. Перечислять можно очень долго – в то время было нормой называть свое дело своей фамилией. Коммунисты, вероятно, стремились под корень полностью выкорчевать всё, что напоминало о «кровавом царском режиме». В некоторой степени это у них получилось.

Но вот одна штука долгие годы не дает мне покоя. Почему коммунисты называли свои объекты именами тех, о ком мало кто знал даже тогда, во времена героизации коммунистов, комсомольцев и пионеров, а сегодня о них помнят единицы?

Изучая историю того, как коммунистические идеи заразили мозги наших тогдашних земляков, честно, не понимаешь, почему столько людей, головы сложивших «в борьбе за это», никому сегодня неизвестны, о них никто не помнит. В то же время имена других, гораздо менее значимых персонажей до сих пор на слуху или хотя бы в памяти.

Первыми известными борцами с царизмом были елисаветградские студенты. Их народнический кружок, сформировавшийся на идеях Герцена и Чернышевского, был раскрыт охранкой еще в 1876 году. Семерых арестовали. В 1879 в Одессе троих главарей кружка повесили. Это Иван Дробязин, Виктор Малинка и Лев Майданский. Почему в советском Кировограде не было улиц или хотя бы переулка имени кого-то из этих юных идеалистов? Нет ответа.

В 1883 году были арестованы сразу пара десятков членов кружка народовольцев Елисаветграда. Большинство из них пошло по этапу в Сибирь, где и сгинули почти все. Кто-то помнит имена этих людей?

Чуть больше повезло Алексею Гмыреву, одному из первых активистов РСДРП (б). За участие в волнениях во время революции 1905 года ему дали 6 лет и 8 месяцев каторги. Улица его имени существует и сегодня. Хотя, если опросить ее жителей – а вы знаете, чьим именем названа ваша улица, – так ли много ответят?..

4-й съезд Российской социал-демократической партии прошел в 1906 году в Швеции, в Стокгольме. Всего 112 делегатов решали там будущее коммунистической идеи. Впервые была принята резолюция о вооруженном восстании в империи. Среди этих 112 делегатов со всех уголков необъятной страны был и делегат из Елисаветграда. Многие гораздо более крупные города не были представлены, а наш был. Ну и кто знает и помнит имя Дмитрия Резникова – того самого делегата из Елисаветграда? Почему-то не очень благодарные потомки первых коммунистов решили похоронить его память.

Был еще один очень интересный, полумифический человек. В 1902 году в Елисаветград из Лондона приехал не кто-нибудь, а представитель газеты «Искра», да, той самой, которую создал Ленин, которую нелегально ввозили в Российскую империю и которая была главным рупором большевиков. Газета коммунистов №1 всех времен и народов, даже «Правда» впоследствии не затмила ее славы.

Представитель «Искры» поселился в городе. Одни источники (не имеющие силы документа) упоминают его как Ф. Сощина, в других о нем говорится как о докторе Сощине. Так или иначе, в «Искре» начали появляться статьи о жизни в Елисаветграде и непримиримой борьбе рабочего класса с проклятым царизмом. Краевед Юрий Мативос, много занимавшийся такой тематикой, говорит, что в документах нигде некий Сощин не фигурирует. Встречаются фамилии агентов «Искры» Сергей Гусев, он же Яков Драбкин, и Роза Землячка.

Так или иначе, кто-то в газету все же писал, подписываясь псевдонимом «Н-Работник». И даже сам Владимир Ильич Ленин использовал фактический материал о жизни в Елисаветграде и окрестностях в своей работе «Развитие капитализма в России». Вот пара цитат из той статьи.

«Массовое передвижение рабочих создало особые формы найма, свойственные высокоразвитому капитализму. На юге и юго-востоке образовалось множество рабочих рынков, где собираются тысячи рабочих и куда съезжаются наниматели. Такие рынки приурочиваются часто к городам, промышленным центрам, торговым селениям, к ярмаркам. Промышленный характер центров особенно привлекает рабочих, которые охотно нанимаются и на неземледельческие работы. Например, в Киевской губернии рабочими рынками служат местечки Шпола и Смела (крупные центры свеклосахарной промышленности) и гор. Белая Церковь. В Херсонской губ. рынками рабочих служат торговые села (Новоукраинка, Бирзула, Мостовое, где по воскресеньям собирается свыше 9 тыс. рабочих, и мн. др.), железнодорожные станции (Знаменка, Долинская и др.), города (Елисаветград, Бобринец, Вознесенск, Одесса и др.)».

«Среди местных экономических рабочих Елисаветградского уезда Херсонской губ. дети составляют 10,6%».

«Искра», естественно, изо всех сил критиковала порядки в стране в общем и в Елисаветграде в частности. Вот цитата за июль 1903 года: «Порядки на наших заводах ничем не отличаются от заводских порядков других городов. Бесконечные штрафы, грубое обхождение мастеров, которое переходит иногда в кулачную расправу, беспрерывное снижение расценок без предупреждения работников – такова общая характеристика нашего заводского режима до теперешнего времени».

Почему большевики не увековечили память этих людей? Трудно понять. Зато сколько разных объектов было названо малопонятными, практически неизвестными именами. Вероятно, самый яркий пример – Дом культуры имени Компанийца в самом центре города. Положа руку на сердце, признайтесь – кто из вас знает, кто такой был Компаниец? Фамилия для области, в которой есть целый Компанеевский район, весьма распространенная, но все же… Кое-кто ошибочно считает, что ДК был назван в честь маститого большевика, первого секретаря первого уездного крестьянского съезда в Елисаветграде, потом он был комиссаром железной дороги Шестаковка – Знаменка. Это не так. Назван ДК в честь Ивана Ивановича Компанийца, родившегося в Елисаветграде историка и этнографа, он был одним из создателей Украинской советской энциклопедии и Истории городов и сел Украинской ССР. Кстати, он больше любил историю Галичины и Буковины, чем Центральной Украины.

Ну вот кто о нем помнит?! Сегодня для большинства ДК имени Компанийца – место торговли трусами и выставок каких-то тараканов…

Завод имени Таратуты. Был такой когда-то, сейчас там частично руины, частично магазины, рестораны, отель. Кто навскидку скажет, кто такой был Таратута?

Виктор Таратута – известный большевик, родившийся в Елисаветграде. Более всего он прославился тем, что по заданию Ленина женился на дочери мебельного фабриканта Николая Шмита, спонсора большевиков, и уговорил наследницу капиталов отдать все деньги «на революцию». Его именем назвали ремонтно-механический завод, хотя он на нем (тогда он был еще заводом Шкловского) проработал всего несколько месяцев, больше был журналистом, банкиром, чиновником – некоторое время он руководил всей промышленностью СССР в качестве главы Высшего совета народного хозяйства. Я вырос возле этого завода, но лишь недавно узнал, чьим именем он был назван.

Много ли жителей Новониколаевки вот так сразу ответят, кто такой тот самый Крючков, именем которого называется Парк имени Крючкова? Люди постарше, возможно, вспомнят, что был такой толковый директор завода «Красная звезда», а те, кто помоложе?

Еще не так давно областная библиотека для юношества носила имя Бойченко. Автор когда-то даже провел небольшой социологический опрос: кто знает, кто такой Бойченко? Ни одного человека не нашел.

Александр Максимович Бойченко два года, с 1930-го по 1932-й, руководил комсомолом Украины. Потом начал писать книгу «Молодость», да так и не дописал – умер. Довелось читать фрагменты книги. Там все в основном про украинских националистов, и (внимание!) немало о том, что хозяйничать у нас на земле хотят всякие пиндосы и америкосы, в этом смысл их жизни – оттяпать Украину от России. Черт побери, это было написано 80 лет назад! Вот откуда черпают вдохновение нынешние российские «братья» типа Проханова, Соловьева и Киселева.

Единственное, за что сегодня можно вспомнить Бойченко, – так это за племянника. Его племянник – Валерий Лобановский, тот самый.

Но не будем о грустном. Вот имена других людей запечатлелись в памяти народной всерьез и надолго. Уже давно нет успешного советского управленца Брайченко, о котором говорили, что он может достать все на свете, уже давным-давно бывшая Кировоградская база оптово-розничной торговли республиканского объединения «Укрторгстройматериалы» является частной собственностью одного известного местного общественного деятеля, а место это все равно называют «склады Брайченко». Прижилось. Наверное, не самый плохой человек был…