Джекпот Бориса Ревчуна

11:49
0
494
views

Юморист, сатирик, человек, обладающий талантом видеть в мелочах значимые явления и буквально в двух-четырех строчках выразить мысли, на которые у некоторых уходят целые книги. Еще в шестидесятые со своими афоризмами и не только он начал публиковаться в газетах по всему Советскому Союзу, его поэтические миниатюры выходили миллионными тиражами. А еще звучали по радио и телевидению! В этом году Борису Григорьевичу Ревчуну исполнится семьдесят лет. Он сейчас на пенсии, но продолжает работать, путешествовать по миру и, конечно же, издавать свои новые книги.

На днях в областной библиотеке имени Чижевского была презентована книга Бориса Григорьевича «Осінні осяяння», изданная за бюджетные средства. В принципе, книга была написана и подготовлена к печати еще в прошлом году, но читателям была представлена лишь сейчас в рамках проекта «Письменництво: теорія і практика», который запустила областная организация Союза писателей Украины. Борис Ревчун рассказал, как докатился до жизни такой, когда все оборачивается в шутку.

– В книге около тысячи отдельных произведений. В принципе, каждое из них можно развернуть в отдельное произведение.

Я неработающий пенсионер сегодня. В январе этого года заболел. В регистратуре больницы меня спрашивают: а кем вы работаете? – Дома, пишу.– Хм, письменник… Типу, яка ж це професія. Ох, ще й яка! Тяжкою працею створив я річку поту, щоб дістатися нею берегу джекпоту.

Действительно, это очень непростая работа. «Джекпот» – это моя новая пьеса. Я сначала ее планировал на пять действий. А пришлось вгонять в рамки одного, чтобы продолжительность была не больше часа 20 минут, чтобы зрители успели на метро…

– В лучшие с материальной точки зрения мои годы, в восьмидесятые, я иногда гонорарами зарабатывал больше, чем была зарплата по основному месту работы. И тогда это был джекпот, хотя, скорее, джекпотом были обстоятельства, которые сложились для меня благополучно, и меня начали печатать. Я печатался даже не миллионами, десятками миллионов. Газета «Комсомольская правда» тогда выходила тиражом в 22 миллиона, и там печатали мои произведения.

В этом году пьеса будет напечатана в областном журнале «Вежа», и это пусть маленький, но джекпот.

Я вспоминаю, как покупал еженедельно газеты десятками и смотрел – что напечатали. Архив собирал, медные трубы тщеславия трубили для меня. А потом я все это… выбросил. Сейчас я намного спокойнее к этому отношусь. Посмотрел в Интернете, напечатали или нет, вот и хорошо. Хотя перед этим Новым годом я побил собственный рекорд. Вся газетная полоса в «Голосе Украины», предновогоднем номере, развлекательно-юмористическая «Куринь», была чисто моя! Ни одного другого автора! Меня даже просили, чтобы часть текстов была под псевдонимом, а то как-то неудобно редакторам – столько произведений, а фамилия подо всеми одна.

Кстати, еще в советские времена авторы из Украины, наши земляки, доминировали во всесоюзной прессе в плане сатиры и юмора. Я вспоминаю, как в свое время декламировал гоголевского «Вия», и там была фраза «Тут было множество бонмотистов, в которых между малороссиянами нет недостатка». «Бонмотист» – юморист, шутник по-французски.

Юмор тогда разрешался во всех газетах как своего рода клапан для спуска пара. Все понимали, что у системы множество недостатков, но серьезно об этом писать было нельзя, а вот в юмористической форме обшучивать было можно. Даже самая серьезная газета, главный рупор Коммунистической партии СССР, давала юмор, у меня когда-то два больших «подвала» там вышло. А «Литературная газета»! Вся интеллигенция страны читала, все Политбюро, и зачастую начинали читать именно с 16-й страницы.

Сейчас, увы, гонорары никто не платит, кроме небольших в «Голосе Украины»…

– Свой персональный профессиональный рецепт я придумал еще в те годы, и он пользуется спросом. Он называется афористичность и юмористичность – это соль, которая добавляет вкус любой мысли. Афористичность и лаконичность вроде бы тавтология, но… я придумал несколько афоризмов на эту тему. «Бьюся над афоризмом не один день, щоб придати щільність у 180 ден». Женщины знают – в денах измеряется плотность. 180 – высшая плотность, такой я хочу достигнуть и в своих текстах высокой плотности.

Дальше на эту же тему. Называется: «Сповідь афориста». «Дводенну працю множу я на фанатизм, щоб на два слова скоротити афоризм». Или «Щоб твір яскраво сяяв, а не тлів, думок там має бути більше, аніж слів».

«Первая городская газета» уже давно, полтора года, в каждом номере под шапкой ставит один мой какой-то афоризм, всего один. Исключение было недавно, всего один раз. Какого-то Оскара Уайльда поставили! Кто такой Оскар Уайльд?! Зачем он вам, если есть Борис Ревчун?!

Я иногда сравниваю афоризм с вареньем, которое варили наши бабушки. никакого сахара не добавляли, а долго вываривали, вываривали, чтобы остался самый вкус. Или, как говорит Григорий Клочек, «вы занимаетесь формосодержанием», или «содержформой» (формозмістом та змістоформою, якщо українською). Потому я пытаюсь сжать все настолько, насколько возможно, и дальше буду этим заниматься. Кроме того, я занимаюсь переводами болгарской поэзии…

– Мене колись запитали, коли я відчув, що маю почуття гумору? Я говорю, а я що… головне, щоб люди це відчули. З тим і живу.