Время сорокалетних и судный день

18:16
0
707
views

Выборы закончились, и были они по-новому – как бы двусмысленно это ни звучало. Теперь у канадцев Трюдо, у французов Макрон, а у нас Зеленский. Время сорокалетних, говорят.

Эмоций много, они очень разные, и оседать будут долго. Но результат зафиксирован, время «остыть» и перейти наконец-то к смыслам.

Табло

Общий счет видели все, на Кировоградщине он в этот раз не средний по стране, наши предпочтения сдвинулись «восточнее». Больше всего – почти 90% «Зе» взял в Луганской области, меньше всего – 34 с половиной – во Львовской. Это, напомним, регион с самой высокой явкой – голосовать пришло больше 67% избирателей, и единственный, где выиграл Порошенко. У нас в области претенденту отдали 80 с десятыми процента, все еще действующему главе – около 18, в Кропивницком соотношение 77 к 21.

Хотя официально результаты еще не объявлены, новый президент избран, выборы прошли ровно. Образцово почти. Ничего существенного не нарушили, никто не пропадал с печатями и документами, ничего не взорвалось. На Кировоградщине по итогу одно уголовное производство – в Петровском районе кто-то проголосовал не единожды, вроде как в сговоре с членом избиркома. Накажут – и хорошо, на общий результат этот случай вряд ли повлиял сколько-нибудь существенно.

Что было?

Другое дело – как этот результат получился? Много писано и говорено о виртуальности, «Инстаграме», чуть не впервые грамотно примененных на выборах в Украине приемах вменяемого маркетинга, схожести с кампанией Трампа в США. Но, когда речь идет о цифрах, становится очевидно, что дело не только в картинке.

Дело даже не в «оголтелой коррупции и тотальном обнищании», которые украинцам все последние годы настойчиво продавали каналы Медведчука и Коломойского, – из песни слов не выкинешь. И, конечно, не в том, что Порошенко вдруг стал кровавым диктатором, условным Туркменбаши, которого срочно нужно было свергнуть, «сломать систему» и далее по тексту. В странах, где правят диктаторы, не бывает демократических выборов, на которых можно победить, – тут переигрывает немного Зеленский со своим «смотрите на нас, все возможно».

Да и то, что «на нишевых темах» (армия, язык, вера…), по мнению политологов, «не подобрать широкий электорат», – вряд ли решающий фактор. Значительная часть ведь голосовала не за, а против так называемых старых политиков вообще и Петра Порошенко в частности – об этом тоже говорено-переговорено.

Одна из версий того, откуда взялся такой антирейтинг: когда снимали правительство Яценюка, пережали как раз с темами коррупции во власти и бедности в стране. Устами того же Михеила Саакашвили, которого Президент сам в Украину привел на должность и который до сих пор все никак не остановится.

Украинцы поверили – и в коррупцию, и в бедность. Но после того, как Яценюк исчез с радаров, винили во всем уже Порошенко. Это наша патриархальная специфика – хотя многие понимают, что функции и полномочия президента ограничены, конечная ответственность за общее положение дел ложится на «старшего».

Вкупе со свойственными большинству  собственников серьезного бизнеса закрытостью, стремлением максимально контролировать все и проколами в кадровой политике из-за этого раскрученный тогда маховик сработал в итоге против Президента. Как и отсутствие реальной судебной реформы, и не только.

Что будет?

На финише действительные результаты, достигнутые в самые тяжелые и страшные годы новейшей истории страны, не перевесили. Как и аргументированные доводы о том, что, например, уровень коррупции в Украине сегодня на порядок ниже, чем в 2013-м, золотовалютные запасы – на порядок больше, армия – сильнее, безвиз, Томос, децентрализация, Prozorro, инклюзия и дальше по тексту, вы сами знаете эти слова.

Реагировать, начинать меняться после освежающего первого тура оказалось поздно. Хотя желание просматривалось. Это уже история, которая должна стать уроком для преемника на посту.

В ожиданиях и прогнозах насчет того, что вообще от него ждать, неопределенность не то что преобладает, кроме нее, объективно нет почти ничего. Именно это больше всего беспокоит и раздражает тех, кого это беспокоит и раздражает.

До 21 апреля усечение смыслов до пунктира было частью понятной технологии. Кандидат стремился остаться «своим» для как можно большего числа избирателей, часто с противоположными ожиданиями по поводу внешней и внутренней политики, потому был максимально неконкретен. Теперь время работает против него, небывалый кредит доверия нужно возвращать уже конкретными действиями у руля.

Что именно будет делать президент Зеленский, не знает никто. Активные участники сообществ «Зе команды» в социальных сетях, например, активно требуют сажать коррупционеров. В понедельник один из ее физических представителей, экс-министр финансов Александр Данилюк сказал «Украинской правде», что сам президент сажать никого не может, а антикоррупционным органам мешать не будет. И напомнил заодно, что сфера тарифов – тоже вне его компетенции.

Другой представитель, экс-советник главы Кировоградской ОГА Дмитрий Разумков, в эфире ICTV констатировал, дословно: «Никто, к сожалению, не имеет возможности закончить войну завтра. Обещать это было невозможно и нельзя».

Пессимисты и «всепропальщики» тем временем говорят о рисках реванша – пророссийского, «регионального», олигархического, возможном подрыве отношений Украины с МВФ и разрушении экономической стабильности. О денационализации «ПриватБанка», откате реформ банковской системы и здравоохранения. Оптимисты считают, что досрочных парламентских выборов, краха «Привата», полномасштабного вторжения РФ и прочих ужасов не будет.

У всех – свои доводы и аргументы. Но общим трендом, опять же, остается неопределенность. Кому-то может показаться, что дальше этого места ребята просто не думали и пока просто не готовы креативить что-то новое «с колес».

 

Вербное воскресенье

Креативить все-таки придется. Планка задрана – выше не бывало, вчерашние оппоненты пристально следят за руками, ожидая залета. Да и горячие сторонники, как не раз показывала практика, быстро становятся не менее горячими противниками, если не получают ожидаемого. А впереди – парламентские выборы, цена вопроса на которых будет выше…

К слову, все еще нардеп фракции БПП Мустафа Найем дал три совета Зеленскому –  в письменной форме. Если коротко – помнить, что случилось с Порошенко, не перечёркивать успехи и не совершать тех же ошибок.

Отдельные коллеги обратили внимание на религиозного плана нюанс: второй тур у нас был в Вербное воскресенье. В этот день чуть больше двух тысяч лет назад Иисус Назаретянин входил в Иерусалим, где массы на хайпе по поводу насыщения пяти тысяч народу пятью хлебами устилали его путь пальмовыми ветвями. А уже через неделю эти же люди поддержали его мучительную казнь. Подобных случаев  история знает немало, с последующим воскресением – пока единственный.