Ловкость рук и утопленные голоса

14:12
0
305
views

Сегодня уже можно констатировать, что нагнетание тревожных настроений по поводу возможных фальсификаций результатов голосования на выборах президента Украины 2019 года оказалось сильно преувеличенным. Возможно – полностью, а возможно – частично, потому что, исходя из имеющейся в журналистских  закромах информации,   такой вариант исключать нельзя.

 

Напомним, искажение результатов голосования путем подтасовки фактических данных так и не нашло ни одного отражения, в виде вынесения приговора и осуждения на реальные сроки заключения как исполнителей, так и заказчиков фальсификаций. Даже по нашумевшему делу о фальсификациях в «сотом», Кировоградском  округе в 2004 году. Было, кажется, одно решение суда по женщине, члену участковой избирательной комиссии (УИК), которая что-то там собиралась делать с пятью(!) бюллетенями, но примерное поведение и материнство не позволили вступить приговору в законную силу. Вот и все достижения нашей Фемиды, что, впрочем, и неудивительно, ведь она – слепая!  Кстати, дело «сотого» округа так и осталось примером вроде бы доказанных фальсификаций, но не наказанных фальсификаторов, а значит, их дело тихонечко живет и даже скромно торжествует.

Напомним, что в 2004 году члены окружной избирательной комиссии (ОИК) округа № 100 города Кировограда на глазах изумленной публики просто поменяли местами результаты подсчета голосов, т.е. результаты Ющенко внесли в графу за Януковича, и наоборот, что позволило праздновать победу сторонникам последнего. Такая неприкрытая наглость стала настоящим шоком для журналистов и общества. После Оранжевой  революции по делу «сотого» округа  было несколько громких арестов и даже побегов за пределы Украины, объявлено несколько «подозрений» для участников рангом поменьше, были якобы обнаружены какие-то неучтенные бюллетени в чиновничьих сейфах,  но, как пишут в сводках, подозреваемые  «отделались легким испугом» и переходом на другую работу.

Практика подмены результатов голосования путем перестановки данных была «в ходу» и на более низком уровне. Один бывший член УИК рассказывал автору, как  при помощи банальной пьянки были изменены результаты голосования в его родном селе, и сельским головой стал совсем не тот, кого на самом деле избирали люди. Причем  было куплено  согласие как руководства комиссии, так и остальных членов, но за какие «шиши» – забылось с течением времени.

Конечно, бывали  случаи более масштабных фальсификаций при помощи замены бюллетеней. И не какие-то там «карусели», когда люди обмениваются «правильными» бюллетенями на выходе из избирательных участков. Во время приема  документов УИК, кажется, в 1994-м или 1998 году, на вопрос иностранного наблюдателя, зачем пакеты перед тем, как попасть в комнату ОИК, заносят в кабинет заместителя мэра Александрии, ему было разъяснено, что это делается для… оперативного внесения данных в компьютер. Что в это время можно было сделать с протоколами УИК – можно только догадываться.

Похожую ситуацию автору пришлось видеть и в здании Кировоградского исполкома, где тогда  располагался окружком «сотого». Но это было на выборах в парламент и местные органы власти. Уж не помню, каким образом, но поздно ночью мы  с одним из кандидатов пили «чай» в кабинете знакомого руководителя управления  и имели возможность наблюдать, как в приемную  одного из заместителей городского головы заносили опечатанные пакеты с УИК, которые в это время должны были  обрабатываться на первом этаже, в окружной избирательной комиссии.

Кстати, о бюллетенях, если кто думает, что это документы строгой отчетности, то есть они печатаются с соблюдением технологий, исключающих подделку, и только на государственном полиграфическом предприятии, а также уничтожаются там – они ошибаются. Недаром у нас стали практиковать прозрачные урны, чтобы попытаться исключить несанкционированное попадание или изъятие бюллетеней. То, что печатать бюллетени может кто угодно, доказывает факт из истории того же «сотого» округа. Когда возникла какая-то заминка с доставкой бюллетеней для голосования, дело поправил один из участников процесса и привез необходимое количество напечатанных по его заказу в какой-то другой типографии. Потом привезли настоящие бюллетени, и куда делись липовые, неизвестно.

Есть и другой случай с типографией, о котором рассказал непосредственный исполнитель. Однажды они получили выгодный, но очень срочный заказ, который надо было выполнить в ближайшие несколько суток. Эта типография в одном южном городе, вернее, несколько человек  работали над выполнением заказа почти двое суток, но, как говорится, люди выдержали экзамен на твердость духа, за что  и получили  в качестве премии по нескольку месячных окладов. А заказчик потом праздновал победу, причем особенно благодарил свою команду и почему-то… коллектив типографии.

В истории Кировоградщины был еще один знаковый период, это конец 90-х, когда наша область дольше всех «сдавала анализы», т.е. подводила результаты народного волеизъявления на  референдуме «за народною ініціативою». Но и это была не единственная возможность для чиновников проявить свою преданность тогдашнему президенту.   Напомним, что в 1999 году состоялись президентские выборы, когда основная борьба развернулась между  президентом  Кучмой и лидером КПУ   Симоненко, а Кировоградщина, между прочим, входила в так называемый красный пояс.  После победы в области  Симоненко сразу же последовали и «оргвыводы». А экзаменом на верность следующей команды, как раз и стал референдум, который должен был состояться при условии явки  более половины избирателей.  Три дня шел такой беспощадный подсчет голосов и протоколов, что каким-то непостижимым образом наша область таки преодолела планку. Но остались вопросы и по выборам 1999 года, поскольку тогдашние правдорубы открыто писали, что в одном шахтерском городе  Кучме просто приписали победу. На каком из этих волеизъявлений  было больше фальсификаций, сейчас сказать трудно, но из очень достоверных источников известно, что по какой-то причине результаты голосования были, в прямом смысле, утоплены в законсервированной шахте.

Изменить историю можно и при помощи ловкости рук. Это когда один или несколько членов УИК прикрепляют скотчем к пальцу кусочек грифеля или стержня шариковой ручки и ставят лишнюю пометку в бюллетенях,  что делает их недействительными. Иногда десяток-другой  или больше испорченных  бюллетеней сводит шанс на победу неугодного кандидата на нет, и победителем становится другой человек.

Тем не менее, мы вступили в такой период развития, когда усилия  махинаторов  можно нивелировать только внедрением более современных средств голосования, подсчета голосов и контроля. Во всяком случае, электронные системы голосования хорошо  работают в странах развитой демократии. Правда, там и раньше как-то не было слышно о фальсификациях…

Примечание: все случаи рассказаны  непосредственными участниками.