Мне стали слишком малы твои теpтые джинсы…

14:23
939
views

Возвращаемся мы с моим одноклассником Сашей домой по улице Ленина (сегодня Дворцовая), я жил недалеко от театра, Саша чуть дальше, на Ковалевке. Как сейчас помню, на полном серьезе он мне говорит: «Джинсы – это спецоперация ЦРУ против нас, чтобы разложить нашу молодежь (а нам лет по 13 тогда было), это подрывная работа». У Саши папа был высокопоставленным сотрудником КГБ области, и он, вероятно, и дома нес эту чушь из тогдашних темников, – откуда еще у Саши были бы эти мысли? Хотя, кажется, и на классном часе когда-то наш руководитель Наталья Николаевна что-то подобное говорила, явно не по своей инициативе и, мягко говоря, без удовольствия. Но, несмотря на все противодействие даже такой мощной структуры, как КГБ, народ носил джинсы, хотел джинсы, покупал по завышенным ценам джинсы, и… может быть, именно джинсы победили если не КГБ, то сам «совок» с его унылыми фасонами серой убогой одежды.

Какие джинсы первыми натянули на свои стройные ноги кировоградские модники и модницы? На мой запрос в социальной сети ответило больше ста человек, которые вспомнили, когда и какой первый коттон надели и какого лейбла.

Наверное, одним из первых в нашем городе серьезные солидные джинсы надел Григорий Литвин, который много  лет был главным архитектором еще Кировограда. Как он поведал, в 1975 году, вернувшись из командировки в Пакистан, где Союз много чего строил, он в Киеве, в валютном магазине (вот как сейчас объяснить молодому поколению, что такое валютные магазины, чеки, боны и т.д.?) он купил себе джинсы. Это были джинсы Super Rifle. После, насколько вспоминаю, каждый второй гражданин СССР носил джинсы именно этой марки. Дело в том, что братья Юлий и Фиоренцо Франтини, основавшие у себя в Италии пошив этих джинсов с англоязычным названием, переводящимся как «ружье», в свое время или притворились итальянскими коммунистами, или реально ими были (Италия – вполне левацкая страна), но, так или иначе, сумели договориться с Министерством внешней торговли СССР и начали массово поставлять свой товар в наши края. Кстати, Rifle производят и сегодня, но у нас их почти нет. На сегодня джинсы этого бренда довольно дорогие, не ширпотреб, и потому их вытеснили у нас дешевые турецкие и китайские штаны.

Людмила Шестакова, руководитель общественной организации «Флора», свои первые джинсы тоже купила в валютном магазине «Березка», в Кишиневе, в Молдавии, в 1980-м году. Это были самые крутые джинсы всех времен и народов Levi’s. Стоили они 180 рублей, или 90 долларов по тогдашнему курсу обмена в этих магазинах. 180 рублей! Тот, кто не зарабатывал 110 рублей в качестве техника-технолога на одном из известных наших заводов, как автор этих строк, не поймет, сколько это денег…

И вот как объяснить парням и девушкам нового поколения, насколько культовой вещью были такие привычные сегодня джинсы? В конце семидесятых – начале восьмидесятых  пройти по улице в джинсах – это как сегодня проехать там же на «Порше Кайен Турбо», не менее круто.

О джинсах писали писатели, поэты, их изображали художники – есть такая известная картина заслуженного художника Гурама Келауридзе «На рассвете»: там у окна стоит девушка в джинсах Rifle с характерной волнообразной строчкой на задних карманах, и главным героем картины выглядит не красивая девушка, а ее коттоновая одежда.

А знаменитое стихотворение Евгения Евтушенко «Любовь революционера»!

 

Их любовь была на холме из джинсов,

В магазине для хиппи в городе Лима.

Прямо на пол, на джинсы, они ложились

И любили друг друга неутолимо.

 

Знаменитый писатель Василий Аксенов называл себя писателем «джинсовой прозы» – на Западе, кстати, это вполне устоявшееся определение целого направления в литературе, первым «джинсовиком» считается Джером Сэлинджер с его «Над пропастью во ржи». У нас, к сожалению, говорят лишь о «джинсЕ» в журналистике – так называют статьи явно заказного характера. Эта статья не заказана никем, если что.

Жизнь людей меняло это хлопчатобумажное изделие! Когда-то очень популярной была песня Владимира Кузьмина на эту тему. Герои песни познакомились на пляже, ну и дальше… Все было хорошо. Пока…

 

Тут подошли два африканца,

Достали модные джинсы из ранца,

Все такие синие и красивые,

Что ты не в силах была устоять.

 

Наша любовь была прекрасна,

Но прождал я весь вечер напрасно.

Ты такая новая, вся джинсовая

Танцевала с Республикой Чад.

 

На будущий год буду умнее.

Я захвачу десяток джинсов помоднее.

Намажусь гуталином, пройдусь павлином

И поймаю твой ласковый взгляд.

 

Упоминаемые уже джинсы Rifle носили очень многие. Например, предприниматель, продюсер  Сергей Компаниец вспоминает, что Rifle у него были уже в 1983 году. В тот же год обзавелся штанами этой же марки Олег Копыл, директор Автоучкомбината. Примерно в то же время появились джинсы этой же марки у организатора концертов Эдуарда Гевы, причем у него были как просто Rifle, так и Super Rifle и Western Rifle. Директор киевского торгового центра «Домосфера» Наталья Кравец вспоминает, что купила первые Rifle в нашем УТО. И таких гордых и счастливых владельцев среди моих товарищей оказалось очень много.

Мой тесть, Василий Прокофьевич Гуцалюк, был одним из первых, кто во­зил джинсы из своих загранплаваний, – он моряк. По Новоукраинке, где он жил между рейсами с семьей, в своем джинсовом костюме он был №1, народ оборачивался, чтобы заценить крутого парня. Его брат Анатолий, он сейчас занимает серьезную должность в киевской налоговой, вспоминает, как брат Вася в 1970-м привез ему в подарок фирмовые джинсы, в первый же день, когда он их надел, ему предлагали 200 рублей. Естественно, не продал – кто ж реальный  Wrangler в 1970-м даже за такие деньги отдаст?! Кстати, в качестве лирического отступления – мне жена из Америки когда-то привезла настоящие Wrangler, купленные в реальном брендовом магазине. Они стоили каких-то 11 или 12 долларов. И это есть реальная цена синих кусков ткани, сшитых вместе, ну еще заклепки всякие там…

Главный энтузиаст движения «Что? Где? Когда?» в нашей области педагог Александр Каенко вспоминает, что первые его джинсы были вьетнамского производства, куплены в 1978-м году. Как они попали в СССР? Видимо, братский Вьетнам за помощь в войне и строительстве социализма тоже рассчитывался с той страной одеждой. «Заклепки були білі, алюмінієві, зате, коли директор школи починав мозги полоскать про “ворожі штани”, я говорив “Підтримую торгівлю з соцкраїною” – і він замовкав», – вспоминает Саша. Предприниматель Юрий Рогало, который учился в Полтаве, говорит, что у них много было вьетнамских студентов, и все они носили только свои джинсы. «Очень тонкая ткань была».

Валерий Добробатько вспоминает, как в 1978-м обменял стерео­магнитофон «Вега» на джинсы Wrangler. Тогда и магнитофоны были в дефиците, но Валерий считает, что не прогадал, и даже наоборот. Искусствовед Павел Босый, который сейчас живет в Торонто, также умудрился добыть в 1977-м Wrangler за то ли 10, то ли 15 долларов.

До подготовки этой статьи я почему-то считал, что сначала у нас появились индийские джинсы, а не итальянские. Оказалось, что не совсем так. Мои первые индийские джинсы Milton`s не у одного меня были первыми. Советский Союз строил в Индии электростанции и металлургические заводы, а в ответ мы получали кофе и джинсы. Джинсы этой марки были первыми и у Андрея Кролевца, многолетнего депутата городского совета, у упоминаемого уже организатора концертов Эдуарда Гевы, у журналиста Романа Любарского и многих других. Несмотря на то, что эти джинсы, а часто джинсовые комплекты – штаны и куртка, поставлялись к нам миллионами, они были в страшном дефиците. Все поголовно хотели иметь джинсы. Хотя я хорошо помню качество того индийского коттона – ни в какое сравнение с «настоящим» он не шел. Тоньше, блеклый цвет и т.д. Но все равно это была джинса, а не тоскливые брючата цвета грязи производства Бобруйской швейной фабрики имени Феликса Дзержинского, «предприятия высокой культуры производства». (Ничего не имею против этой фабрики, даже бывал в самом славном городе Бобруйске, просто у меня когда-то были такие штаны.)

Моему знакомому Николаю Каплунову в 1978-м достались настоящие  Wrangler! Его сосед побывал в Канаде у родственников, привез. И продал их за 25 рублей, хотя в то время нашлись бы люди, которые и 250 отдали бы за «фирму»! Просто сосед не знал цен, это было в селе, так что он посчитал, что все нормально.

Где-то на стыке семидесятых- восьмидесятых у нас появились болгарские джинсы марки «РИЛА». Их главным достоинством была расклешенность – внизу были легедарные 28 сантиметров ширины. Но… Чуть ли не главным критерием настоящих, «фирмовых» джинсов считалось то, чтобы они терлись. То есть от носки и стирки постепенно начинали терять цвет. Ни индийские, ни болгарские джинсы не обладали этим ценным качеством. Кстати, в начале восьмидесятых на московской фабрике «Рабочая одежда» по приказу сверху начали шить что-то подобное джинсам. Но дело в том, что, согласно советским ГОСТам, нельзя было производить одежду с таким нестойким красителем, как индиго! Поэтому советские джинсы  не приобретали той харизматичности, как заграничные, которые постепенно стирались на бедрах, в самом низу, у карманов и т.д. Почему-то советский человек видел в этом какой-то особый шарм. На той московской фабрике производство «джинсов» скоро приостановили – да никто их не хотел покупать, несмотря на низкую цену.

Коллега Сергей Полулях купил примерно такие в Казахстане. Была партия специально к Олимпиаде-80, с символикой на задних карманах. Нитка в швах тех штанов почему-то была желтая.

Даже не верится, что было такое – новые джинсы классных производителей их модные владельцы вываривали с «Белизной», терли кирпичом – лишь бы они сразу имели вид ношеных. Мода, мода…

А сегодня стало модно носить рваные джинсы. Кто-то когда-то пошутил по этому поводу: почему девчонкам можно носить дырявые джинсы, а мужчинам дырявые носки – нет?

Где-то до 1985 года джинсы были в страшном дефиците. Как вспоминает коллега Елена Никитина, ее мама через облпотребсоюз по какому-то страшному блату купила ей за 100 рублей Wrangler. Это была госцена – было такое понятие в то время, как государственная цена. Тогда же у нас появились небольшими партиями греческие джинсы Koala – вспоминает музыкант Анатолий Антоненко.

А где-то с середины восьмидесятых понеслось. Джинсы продавали на каждом рынке. Если повезет, то нормальные можно было заполучить за 120 рублей. Насколько помню, тогда брендом №1 стали джинсы «Монтана». Несмотря на название американского штата, шили эти джинсы изначально в Германии. Ушлые немцы как-то «пробили» советскую тему и навезли в страну сотни тысяч, а то и миллионы пар. Их продавали, перепродавали, фирменную строчку в виде буквы «М» на задних карманах помнят все. Открою маленькую тайну для тех, кто не знает. Наша местная кропивницкая швейная фабрика «Зорянка» уже много лет шьет для торговой марки «Монтана» одежду! Не джинсы, в основном женские костюмы, но это все та же самая настоящая «Монтана», это к тем самым джинсам имеет отношение!

Другие марки шли к нам в основном из Одессы через моряков. На барахолке можно было тогда купить все. Но одесский музыковед Александр Топилов вспоминает, что в городе джинсы не покупал. Родня привозила из Штатов Lee и Wrangler. Сам помню тот базар в те времена – за толковые джинсы ломили 300 рублей!

Во второй половине восьмидесятых уже каждый второй встреченный на улице был в джинсах. В хитах были все те же упомянутые Rifle, Montana, Wrangler, Lee, Wild cat. Ну и, конечно, повалила масса «самопала». Из Одессы, не с Малой Арнаутской, конечно, больше всего подпольных цехов было на Молдаванке и на Люстдорфской дороге. Кстати, довольно приличные делали вещи. Потом подключилась Грузия и т.д. Ну и со временем, после обретения независимости и открытия границ, оказалось, что турки умеют шить джинсы быстро, следуя новейшим трендам и в любом количестве. Наши подпольные и полулегальные «швейки» закрылись. А потом Китай подключился…

Конечно, №1 всегда были и есть джинсы марки Levi’s. Не случайно, конечно, – Ливай Страус первым начал шить джинсы в Калифорнии и запатентовал тип одежды из денима с заклепками. Кстати, «деним»  означает произведенное во французском городе Ним, там в те далекие времена изготовляли лучшие ткани. Этот еврей родом из Германии умер 117 лет назад. Но дело его живет. Весь мир носит джинсы, в том числе и Levi’s. Они всегда были подороже других марок как минимум из-за бренда. Глава Добровеличковского районного совета Людмила Корниенко вспоминает, как в 1995-м купила свои первые Levi’s  за 30 долларов! Если помните, в те годы за 30 долларов можно  было много купить, это были нормальные деньги. Примерно за ту же цену журналист Игорь Крушеницкий покупал в Кировограде в комиссионке свои Levi’s.

Помнится, самыми культовыми считались Levi’s 501. За них отдавали бешеные деньги. Сегодня у официальных поставщиков их можно купить за 2 тысячи с небольшим гривен. Сегодня другие модели бренда, например, Levi’s loose taper, стоят от 4 тысяч гривен.

Сколько изменений за долгие годы претерпела джинсовая мода! Когда-то все носили «варенки», потом «пирамиды», теперь вот якобы рваные. Но в моде всегда будут простые, классические нормальные джинсы обычного покроя. Во время подготовки статьи заглянул в свой гардероб. У меня всего пять пар джинсов оказалось! Всё, пошел в магазин подобрать новые. Мало!