Синдром погрома

14:22
0
555
views

Молодой историк Максим Синченко, сделавший несколько важных уточнений и даже открытий, посвященных возникновению Елисаветграда и заселению территории Кировоградщины, поделился с читателями «Украины-Центр» результатами своих новых исследований. На сей раз он поднял зловещую тему еврейских погромов, которые произошли в Елисаветграде, или Елисавете, в 1918-м и 1919 годах. Cоветская пропаганда возложила ответственность за них на украинские власти и активно использовала «погромную» тематику в политической борьбе против так называемого украинского буржуазного национализма.

 

Буря на юге

Разговор о причинах позорных событий, случившихся 100 лет назад, чрезвычайно важен. Особенно с учетом наличия примеров из Европы, той же нацистской Германии, которая сделала антисемитизм, а потом и антиславянизм своей государственной политикой. Но поиск причин надо начинать не с Холокоста, а еще раньше, поскольку фашистам было с кого брать пример на пути достижения политических целей за счет использования самых низменных человеческих инстинктов.

Елисаветграду принадлежит сомнительное, но печальное первенство в «проведении» первых еврейских погромов в России, прокатившихся по стране в 1881-1882 годах. Да, началось все именно у нас! Еврейская литература назвала их «Буря на юге». Почему это случилось, сегодня сложно ответить. Возможно, это было стечение обстоятельств, а возможно, так было задумано, исходя из географического расположения города – в самом центре южнорусских губерний России, где благодаря «черте оседлости» проживало много евреев, часть из которых составляла преуспевающую прослойку населения. В советской историографии, наоборот, было принято показывать горькую судьбу еврейского пролетариата в условиях царской России. Почему именно евреи были избраны жертвами – вопрос до сих пор остается открытым, но факт остается фактом: еврейские погромы в России стали возможными благодаря если и не официальной поддержке, то безусловному попустительству властей в разжигании антиеврейских настроений. То есть ответственность за них в любом случае ложится на власти, в том числе и на местные, которые не проявили должной решительности для прекращения бесчинств.

Скажем, погромы 1881 года стали возможными благодаря разжиганию в прессе антиеврейских настроений, которые получили безусловную подпитку и со стороны государства в виде принятия императорского Указа «О порядке приведения в действие правил о евреях». Этим документом ужесточались ограничения для существования в стране еврейского сообщества, которое, как мы знаем, было сосредоточено именно в южных губерниях.

Печально знаменитый елисаветградский погром произошел в период с 15-го по 17-е апреля 1881 года и стал катализатором для целого ряда погромов, прокатившихся сначала южными губерниями, а потом и вышедших за их пределы. Накануне, в качестве «разогрева», газеты дружно начали возлагать на евреев ответственность за покушения на царя Александра Второго и его убийство, распространялись слухи об указе царя, в котором якобы снималась всякая ответственность за участие в избиениях и грабежах еврейского населения. Причем распространение антиеврейских слухов происходило и на бытовом уровне – на базарах, в очередях, в церквях и в других аналогах соцсетей тех времен, наполненных дремучим невежеством.

В этих условиях власти не проявляли необходимой твердости для пресечения погромных настроений, чем способствовали их распространению. Интересно, что погромы конца 80-х годов ХІХ столетия в основном случались в местностях, расположенных вдоль железных дорог, и начинались практически одновременно. На полуофициальные призывы наказать евреев за неизвестные прегрешения откликнулись, как было принято считать, низшие слои общества – приказчики, слуги, солдаты, а на Елисаветградщине – и рабочие, в частности – железнодорожники на некоторых станциях. Часто ограничивались разгромом и разграблением шинков, но позже к погромщикам присоединились и жители близлежащих сел, ведь было видно, что погромы проходят безнаказанно, значит, и правда, что сам царь разрешил грабить!

Механизм организации погромов был практически одинаковый. Современники писали, что в «назначенный день» в местечко или город по железной дороге приезжали «шайки оборванцев», их встречали «полуинтеллигентные люди», основательно поили алкоголем и знакомили со списками еврейских домов и магазинов. Есть информация, что накануне елисаветградского погрома в город якобы прибыл некий отставной статский советник и «намекал» властям, что беспорядки будут направлены исключительно против еврейского населения и никоим образом не будут касаться других социальных или национальных групп. Опять же, подсуетились и революционеры тех времен – «Народная воля» и анархисты, которые распространяли прокламации соответствующего содержания. Они считали, что погромами можно и нужно приучать народ к революции! Тогда пострадало 166 населенных пунктов, пока власти не предприняли решительные меры, направив против погромщиков войска. Боевых действий не было, но даже присутствия вооруженных армейских команд оказалось достаточно для прекращения насилия. Присутствие государства в подготовке почвы для погромов подтверждает и записка министра внутренних дел России графа Игнатьева, который ответственность за погромы частично возложил на… самих евреев, за «вредное влияние еврейской экономики на быт коренного населения».

В принципе, этот механизм организации еврейских погромов «работал» и позже – в 1905 году, в конце 1910-х годов и даже при советской власти. О степени ответственности властей можно судить по шагам, направленным на противодействие позорным явлениям и их прекращение. Именно исходя из этого, можно говорить, что в 1918-м и 1919-м годах власти Елисаветграда, а номинально это были украинские власти – УНР или Директория, не были инициаторами, более того, именно они боролись с погромами, хотя и допустили их возникновение.

 

Как все начиналось?

Максим Синченко в государственном областном архиве изучал местную периодику за 1917–1919 годы. Это газеты «Голос юга», «Известия социалистических партий», «Новий шлях», «Наша хата», «Наша жизнь» и другие, пропагандистскую большевистскую книжку «Годы борьбы». В ее первом издании 1927 года еще не было цензорских купюр и исправлений, поэтому сохранилось много фактической информации. Кроме того, историк изучал документы городской думы и управы. В отношении возникновения «революционных» погромов Елисаветград не был исключением, тем более что евреи составляли достаточно большую прослойку зажиточного населения, всегда привлекательную для грабителей. Надо отметить, что погромы февраля – марта 1918 года в Елисаветграде не имели четко выраженного антиеврейского направления, но в них пострадали и евреи в том числе.

В 1919-м году было совсем по-другому. Тогда в Елисавете была проукраинская власть, и по городу кто-то распространил слух, что евреи готовят антиукраинский переворот. Из источников того времени стало известно, что евреи составляли значительное количество местных большевиков. В городе, где на здании думы развевались и украинский «прапор», и имперский «триколор», действовал и подпольный большевистский ревком, который принял решение захватить власть. Тогда в стране вообще была очень нестабильная политическая ситуация, наблюдалось «броуновское движение» людей из партии в партию, в том числе многие проукраинские политики переходили на сторону большевиков, как тот же атаман Григорьев, который изменил Директории и временно переметнулся к большевикам. Об этом случае очевидцы писали, что их «зрадили наддніпрянці», то есть григорьевцы из Александрии. В общем, для большевистского переворота в Елисаветграде существовала определенная питательная среда, поэтому он был успешным.

Григорьевцы и большевики сначала арестовали представителей власти, но не учли, что в городе стояли верные Украине войска – полк Копцюха, или Коптюха, и полк Гаркуши. Ночью большевиками были захвачены «пошта, телеграф», но уже днем они не устояли против вооруженной силы и оставили захваченные здания. Причем особенных боев как бы и не было, просто большевики поняли, что надо сматывать удочки. Победители даже не арестовали ревком, но приняли решение произвести в городе изъятие у населения оружия, дабы исключить его использование в дальнейшем. А оружия было много, поскольку еще с «Маруськиных дней» 1918 года в городе были созданы вооруженные отряды домовой охраны.

Приказа об изъятии оружия обнаружить не удалось, может, его и не было, но по городу пошли патрули «січовиків» и «галичан». В газетах пишут, что часть патрулей вела себя корректно, а часть почему-то начала бить евреев, возможно, за «попытку захвата власти»! А потом сработала схема погромов 1881 года, когда показалось, что евреев можно безнаказанно грабить и избивать. Иногда били просто за внешность и национальность, и постепенно насилие переросло в еврейский погром, преимущественно происходивший в центре города.

Автор статьи о том погроме писал, что именно большевики запланировали еврейский погром, причем те большевики, которые перебежали от Григорьева. И именно для организации погрома ими и был организован захват власти. Вот как все сложно. Максим Синченко отмечает, что антисемитские настроения тогда были распространены во многих национальных группах населения, ведь они буквально культивировались российскими властями на протяжении десятков лет. Представители городской думы обратились за защитой от погромщиков не к кому другому, как к упомянутым командирам Коптюху и Гаркуше. В газетах того времени подробно описывается, как они обращались, как сначала не могли никого найти, а потом командиры все же нашлись и направили против погромщиков броневик. Он проехал центральными улицами Елисавета, и погром был остановлен в этот же день. То есть украинские власти отреагировали достаточно оперативно и решительно, хотя в результате погрома погибло около полутора десятков человек.

Второй погром в Елисаветграде, уже с более тяжелыми последствиями, случился в мае того же, 1919 года, когда город захватили григорьевцы. В это время Григорьев выступал уже против большевиков, и именно в Елисаветграде был обнародован его Универсал, в котором прозвучала антисемитская риторика: «Треба відібрати владу в більшовиків і в комісарів Землі Христової». Может, поэтому отдельные отряды Григорьева и начали в городе «еврейско-большевистские» погромы , в то время как другие отряды выступали против погромов. Известные деятели городского самоуправления Темкин и нотариус Якубовский лично обращались к командованию григорьевских частей в городе, требуя защиты. И хотя командир григорьевских частей не имел достаточного влияния на все войска, находящиеся в городе, шаги к прекращению погрома таки предпринял. В результате погром удалось остановить, но слишком поздно – газеты писали о нескольких тысячах жертв среди еврейского населения города. Возможно, цифры завышены, но, несомненно, количество жертв измерялось сотнями!

Сохранились страшные подробности тех дней. Очевидцы рассказывали, что во время погрома начинали «гудеть дома» – это жильцы криком встречали приближение погрома. Жертвы кричали от ужаса, и казалось, что это кричат сами дома…Современник, украинский литератор Юрий Липа, описывая в своем произведении захват города Атаманом (возможно, Григорьевым), писал, что командиры в докладах Атаману отмечали, что «Єлисавет уже наш і не наш», потому что «насувається жлобня із Злодійської Балки і влаштовує погром».

Максим Синченко отмечает, что в газетах того времени наблюдался самый широкий плюрализм мнений, то есть авторы по-разному описывали или интерпретировали события, но в целом картина вырисовывается достаточно четкая. Украинские гражданские и военные власти не были инициаторами и тем более организаторами и не способствовали возникновению в Елисаветграде еврейских погромов. Напротив, они принимали меры к их прекращению, хотя и не всегда контролировали ситуацию, что, например, привело к погрому в марте 1919 года. Позже большевики присвоили заслуги в прекращении погрома себе, добавив в свою карму действия, которые на самом деле не совершали.

Более того, есть информация, что в Елисаветграде позже случился еще один еврейский погром, спровоцированный отступающими из Польши частями «рабоче-крестьянской» в 1920 году, после так называемого чуда на Висле. Вроде бы Буденный лично санкционировал погромы еврейского населения в Украине из чувства личной неприязни к Михаилу Тухачевскому, которого считал виновником поражения Конной армии в Польше. И тут виноватыми снова оказались евреи…

Каковы бы ни были причины, но еврейские погромы в Елисаветграде оказали существенное влияние не только на судьбы миллионов людей, но и на мировую историю. После погромов 1881 года из России, а значит – с территории нынешней Украины, на Запад, в основном в США, бежало около двух миллионов евреев, и именно тогда начала осуществляться мечта о создании независимого еврейского государства Израиль.