Запредел

15:28
0
543
views

*Все мы произошли от обезьян, но не все от человекообразных.

 

В наше время слово «беспредел» знают даже школьники, а ведь оно вошло в широкий обиход относительно недавно – в 90-х – и имело поначалу сугубо уголовный оттенок. Сегодня этим словом называют любые действия, выходящие за рамки писаных и неписаных законов. И звучит оно также часто, как, скажем, слова «власть», «полиция» или «налоговая». А на днях в мой словарь новояза к «беспределу» добавился «запредел».

Прозвучало это слово в разговоре с самым настоящим беспредельщиком из 90-х. Сегодня мало кто рискнет назвать его рэкетиром или бандитом – он бизнесмен средней руки. Дети, внуки, проблемы со здоровьем… Огонь уже потух, но дым еще идет. Разговор наш касался последних событий в стране.

– Не, ну было-было, но чтоб такое! – горячится мой собеседник. – Ребенка из «мелкашки» застрелить, на девку банку кислоты вылить! Это уже запредел какой-то!

Трагическая гибель 5-летнего Кирилла из Переяслава-Хмельницкого и вынесение приговора пятерым садистам – убийцам Катерины Гандзюк со страшной силой ударили по обществу, которое уже, казалось, привыкло, «замозолилось» к ежедневным бедам.

Новости и ток-шоу, посвященные этим событиям, идут по всем телеканалам просто нон-стоп. В погоне за мелкими подробностями теряется главное – причины и следствия. Попробую выделить несколько моментов, которые стали для меня «запределом».

Все участники нападения на Катю Гандзюк – участники АТО, сослуживцы из одного батальона, которому активно помогала их жертва. Один из них – на протезе, его тоже добивалась волонтер Гандзюк. Все осужденные признали свою вину в совершении преступления и пошли на так называемую сделку со следствием. В итоге их осудили не за умышленное убийство, а за тяжкое телесное повреждение, причиненное группой лиц по предварительному сговору. Все пятеро получили от 3 до 6 лет тюрьмы. Им зачтут уже отбытый в СИЗО срок. Скоро выйдут.

В задаче спрашивается: на хрена, извините, такая сделка со следствием? Чтобы убийцы, не сдав заказчика, завтра оказались на свободе? Чтобы прокуратура побыстрее отчиталась о наказании преступников? Разве это наказание адекватно мукам Кати?

Дальше цитата из большого письма отца Кати Виктора Гандзюка (его нужно читать полностью – это страшно, но именно оно – настоящий приговор убийцам. И системе):

«На момент злочину ніхто із вбивць не працює.

У всіх вилучено чималі суми грошей.

Багатослівно та з якимсь азартом хвалять вбивць і прокурори, і суддя – позитивні, введені в оману, герої, воювали, нагороджені орденами та медалями, виховують дітей, доглядають за батьками, всі мають хороші характеристики, раніше не судимі, допомагають слідству, а головне – РОЗКАЯЛИСЬ!

А те, що вбили, – не страшно, вони ж не хотіли, так вийшло…»

Теперь только пара штрихов к обстоятельствам трагедии с Кириллом Тлявовым. Там суд еще очень нескоро, но его вердикт, увы, уже просматривается.

Итак, двое патрульных полицейских 31 мая в Переяславе-Хмельницком во время отдыха выпивали, потом решили пострелять из мелкокалиберного оружия по металлическим банкам. В результате попали в ребенка, который находился на детской площадке.

А дальше – «запредел»: следователи не обратились в суд с ходатайством о принудительном проведении экспертизы на алкоголь и наличие следов пороха на телах полицейских, подозреваемых в убийстве 5-летнего Кирилла, поскольку это был выходной (суббота, 1 июня), и они решили (!!!), что суд не работает. Подозреваемые, в свою очередь, тоже отказались проходить тесты на алкоголь и следы пороха. И еще. В момент задержания подозреваемых со двора исчезло оружие. Было и нет. Найти не могут.

Оружия нет. Свидетелей нет. Признания нет. Что дальше? Тоже сделка со следствием? Или просто отпустят «за недоказанностью»?

Не хочу делать никаких выводов – они очевидны. Закончу словами Виктора Гандзюка:

«Люди схаменіться, вам не страшно?

Мені – дуже. Ні, я не за себе, я вже все втратив.

Мені страшно за вас.

Коли прощались з Тобою назавжди, я все гладив та гладив ті клаптики шкіри, востаннє…»