Тайны водоносных горизонтов

14:07
0
669
views

 В 2020-м году исполняется 140 лет с того дня, когда 3 июня 1880 года на заседании Елисаветградской городской думы был впервые поднят вопрос о необходимости строительства в городе водопровода. Но на реализацию проекта потребовалось 13 лет, наполненных поиском денег и подрядчиков, исследованиями, разработкой проекта и строительством. Впрочем, само строительство заняло всего около года, но воды за это время вытекло немало…

 

Можно и без водопровода

«УЦ» не раз писала о плачевном состоянии природных водных артерий города, то есть ручьев и малых рек, которых когда-то насчитывалось около 20-ти. Именно они были основой системы водоснабжения (и канализации, к сожалению) со времен строительства крепости и образования города. Конечно, напрямую воду из рек и ручьев люди использовали разве что для домашних животных, и то не всегда. Для Украины самой традиционной системой водоснабжения была колодезная. Не стал исключением и Елисаветград, но со своими особенностями. Имеется свидетельство о режиме водоснабжения в Елисаветграде от 1796 года: «Ингул летом почти пересыхает, но имеется несколько озер, которые летом заносятся песком и навозом, вследствие чего отсутствует рыба». Серьезное свидетельство относительно качества местной воды.

В сборнике «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба» есть сведения и о Елисаветграде. Среди информации генштабистов есть и о воде: «Предместье балка, вдоль Криничеватской Балки. В нем находится, в двух верстах от Московской или Кременчугской заставы, единственный родник хорошей воды в городе, которая развозится отсюда особыми водовозами и продается от 1/2 до 1-й копейки за малое ведро. На месте родника устроено три криницы, т.е. колодца, обложенных, а еще ниже сделаны криницы для одного водопоя. Часто случается, что вода в криницах вычерпывается, и бочки ждут, когда она вновь набежит и отстоится. Вообще город имеет большой недостаток в воде, но о шлюзах на реке Ингул (для поднятия и поддержания уровня. Авт.) и не помышляют. Точно так же здесь нет общественных или устроенных городом колодцев, которыми за известную плату имел право пользоваться каждый. Частных колодцев хотя и довольно, но они во дворах, и не каждого туда впустят даже за деньги».

Как видим, общегородскую сеть водоснабжения водовозами обеспечивал всего один родник, по современному – водозабор, состоящий из трех криниц и водопоя, да и те не давали необходимого количества воды и быстро вычерпывались. Наверное, на каком-то этапе развития города этого водозабора хватало, но с ростом населения водовозов становилось столько, что им приходилось ждать, когда вода снова наполнит криницу и отстоится, что свидетельствует о ее качестве. Немаленьким был и тариф за воду – до одной копейки за ведро, которое могло вмещать от 10 (малое) до 15-ти литров (большое) воды. Таким образом, водовозная бочка могла вмещать от сорока и больше ведер, и покупка даже одной бочки воды обходилась в приличную сумму.

«Исторический очерк Елисаветграда» сообщает о сооружении в самой крепости двух шахтных колодцев (глубиной до 60-ти метров) «на случай осады», а также существовании колодцев в поселениях вблизи крепости. К началу работ над водопроводом модернизация системы городского водоснабжения сводилась к «замощению подъездов к общественным колодцам», а также «подъезда к реке Ингул» для нужд пожарных. Для них же, на «пожарный случай», регулярно заказывались новые бочки большей вместимости. Как видим, вода для них набиралась прямо из Ингула и, наверное, ничего не стоила, зато населению за привозную воду надо было платить, и это были жители городских, центральных кварталов, где в старых, доживших до наших дней двориках колодцев не было. И чем больше строилось больших каменных зданий в центральной части, тем острее становилась проблема водоснабжения.

 

История цивилизации

Историю цивилизации закономерно отождествляют с историей развития водоснабжения. Елисаветград – не исключение, и не зря городской голова Александр Пашутин отвел строительству водопровода отдельную главу в своем «Историческом очерке Елисаветграда». Без достаточного количества воды любой город становился легкой добычей эпидемий, как это было и у нас в начале ХІХ столетия, когда город накрывали эпидемии чумы и холеры. Проблема антисанитарии усугублялась и наличием кавалерийской школы, ведь для нескольких тысяч лошадей воды было нужно еще больше, чем для людей. В конце столетия в обществе появилась потребность, а главное, крепко сформировалась мысль о необходимости цивилизованного подхода к вопросам водоснабжения.

Возможно, инициаторами массовой водофикации городов стали железные дороги, во всяком случае, именно вдоль железнодорожных веток, то есть на ж/д станциях, строились типовые водопроводы. К примеру, на Балто-Елисаветградской железной дороге было устроено 7 водопроводов, и это не могло остаться незамеченным прогрессивной общественностью. Наверное, водопроводом пользовались не только, условно говоря, паровозы, но и производственные помещения и жилые дома для служащих станций. Это видели и оценили жители города, что и привело к появлению идеи о строительстве общегородского водопровода. К тому времени в России уже имелся достаточный опыт строительства водопроводов, а также инженерные кадры, поэтому в Елисаветград пригласили известного инженера М.И. Алтухова, впоследствии он даже написал книгу «Водоснабжение городов Феодосии и Елисаветграда».

Пока шли предварительные переговоры, созданная в городе водопроводная комиссия наметила пять локаций водозаборов: «Балка за Петропавловской крепостью, верхнее течение р. Ингул за Балашовкой, Балку Явленного колодезя, верхнее течение р. Сугаклея за казенным садом и водяную балку в имении Михальчи». Инженер Алтухов должен был определить качество и количество воды источника Озерной Балки и колодцев на берегу Ингула и провести нивелировку города в пределах 30 верст, а при положительных результатах – изготовить проектно-сметную документацию. Попутно комиссия решила установить и точное количество людей и крупных животных для определения потребностей и составления плана прокладки водопроводных труб.

Пробы качественной воды из колодцев Явленного и Булгакова подтвердили в лаборатории, а в Озерной Балке начались бурение и откачка воды при помощи центробежного насоса, причем при наблюдении гласных (депутатов) и членов комиссии. Химический анализ засвидетельствовал: «По незначительному содержанию органических веществ, окислу азота и по общему химическому характеру соответствует для питья всем требованиям, принятым как наукою, так и гигиеническим съездом в Брюсселе».

Не бог весть какой анализ, но этого оказалось достаточно. Был создан проект строительства водопровода, оцененного в 395 тысяч рублей. Но прошло еще несколько лет переговоров с другими подрядчиками, в том числе и ради снижения цены строительства и гарантий количества и качества поставляемой воды. По договору с одним из претендентов на строительство, инженером Пастуховым, он должен был построить водопровод мощностью ежедневного потребления 27-ми тысяч ведер воды (около 300 000 литров). Возможно, таким и было потребление воды, рассчитанное на людей, содержание животных, пожарную систему и благоустройство. Цена за ведро, то есть тариф водопровода, равнялся половине копейки. Приблизительно столько же стоила вода и у железнодорожных водопроводов – от 4-х до 10 копеек за кубометр.

В результате длительных переговоров и согласований условий контракт был подписан все же с инженером Алтуховым 20 января 1892 года, а сама стройка закончилась уже в следующем году, и с 1896 года водопровод перешел в управление города. Постройка обошлась в 276 тысяч 462 рубля 68 копеек. Дополнительные работы по улучшению качества воды проводились за счет подрядчика. Первичная длина водопровода составляла больше 15 верст (30 км) с 146-ю пожарными кранами и 95-ю дворовыми водопроводами. За последующие два года сеть водопроводных труб была увеличена городской водопроводной конторой до 17-ти верст, 167-ми пожарных кранов и 160-ти дворовых водопроводов.

По случаю открытия водопровода 17 мая 1893 года были организованы торжественный обед и освящение «водонапорной башни, машинного здания и водосборных колодцев». Ораторы не забыли упомянуть тот факт, что еще до официального открытия благодаря созданной системе пожаротушения в городе был предотвращен большой пожар (на сегодняшний день в Кропивницком остался единственный пожарный кран на ул. Пашутинской из первоначальной схемы городского водопровода). Кушания на банкете назывались «в водопроводном духе». Кстати, на обеде особо отмечались «усилия» тогдашних активистов, направленные на дискредитацию проекта, и ехидничанье по малейшему поводу. Все, как и сейчас, – собаки лают, а водопровод идет…

 

В ногу со временем

Городской голова Пашутин оставил нам интересное описание инвентаря, принадлежащего городу, то есть недвижимости. Среди них кирпичный завод на Озерной Балке, очевидно, купленный для строительства водопровода. Возможно, именно из этого кирпича были построены «Каменное машинное здание городского водопровода в Озерной Балке с каменной дымовой трубой, в нем два паровых котла, два паровых насоса, воздушные колокола, трубы, питательный насос, нагреватель и два малых паровых насоса. Здание обошлось в 17 615 руб., паровые котлы – 10 000 руб., большие паровые насосы – 18 тыс. руб. и другое оборудование, всего – 53 тысячи 545 руб. Каменная водонапорная башня на ярмарочной площади с железными балками, трубами, кранами и баком для воды, всего 39 286 руб. Каменное здание градирни в Озерной Балке с деревянным желобом для аэрации воды водопровода за 5 800 руб., каменное здание – фильтр с трубами и кранами в Озерной Балке для фильтрации воды за 13 000 руб., три больших и четыре малых водоразборных будок городского водопровода за 7 834 руб.». Как видим, и тогда было сложно с проведением конкурсных процедур, правда, это были не сегодняшние «хитрые» тендеры, а поиск более выгодных условий для города.

Однако с приходом водопровода цивилизация к нам пришла как-то однобоко. Если вспомнить классическую задачу о трубах, по которым вода вливается, то у нас она получилась без решения, потому что в условиях задачи ничего не сказано, по каким трубам вода выливается. Речь идет о канализации, то есть о водоотведении, которое при строительстве водопровода просто не предусматривалось, и вместо улучшения санитарной обстановки часто получался обратный эффект. И это не только у нас. Вот что говорили при строительстве первой очереди канализации в конце позапрошлого века в Киеве: «Канализация до сих пор кажется недоступной роскошью, которую могли позволить себе только четыре города во всей империи, – Варшава, Одесса, Киев и Ялта. Москва начала строительство только в прошлом году, а Петербург и не думает».

Фото Павла Волошина, “УЦ”.

Вопрос с водоотведением решался чрезвычайно просто – все стоки, хорошо, если хотя бы подземными коллекторами, попадали в ближайшие реки. В Киеве – это Днепр, по восстановительным мощностям экосистемы не сравнимый с Ингулом. Не зря нашу речку сравнивали с клоакой, особенно в летние месяцы. Но, как бы то ни было, свою задачу централизованного водоснабжения Елисаветградский водопровод выполнил и на то время обеспечил жителей чистой водой и в почти неизменном виде действовал вплоть до запуска второй очереди водовода «Днепр – Кировоград» в 1974 году.

По данным, предоставленным начальником городского управления по вопросам чрезвычайных ситуаций и гражданской обороны Сергеем Коваленко, водозабор Озерный действовал с 1893-го по 1974 год, Речной – 1905-1974, Быковский – 1911-1974, Злодейский – 1930-1979, Мамайский – 1947-1967. Лелековский и Холодные ключи были построены позже и работают до сих пор, но отказаться от днепровской воды не позволяют мощности местных источников. Возможно, они не были изучены достаточно предметно, но попытка перевести город на собственные источники путем строительства сорока скважин не увенчалась успехом – вода в них быстро иссякла. На сегодня потребление воды городом Кропивницкий составляет около сорока тысяч кубометров за сутки, то есть мы практически вернулись к потреблению начала 70-х годов прошлого столетия.

 

Новые времена – новые проблемы

Если первым водопроводом подача воды осуществлялась при помощи нагнетания воды из Озерной Балки в водонапорную башню, стоявшую на месте областного управления ГСЧС, в начале улицы Пашутинской, и оттуда – самотеком по системе труб, то с появлением мощных электрических насосов стало возможным расширять систему подачи воды, но до начала 70-х годов прошлого столетия делалось это очень медленно. Дело в том, что город имеет сложные инженерно-геологические, или геодезические, условия. Абсолютные отметки поверхности земли колеблются в диапазоне от 102-х до 180-ти метров. То есть перепад высот от нижней точки до верхней составляет почти 180 метров!

В условиях, когда город находится вдали от крупных источников поверхностных вод, надежда была только на подземные источники, которые, как известно, были в основном освоены при строительстве водопровода. За сто лет и сети износились, и город вырос до почти 300 тысяч жителей и площади больше 10 тысяч гектаров. Конечно, система водоснабжения развивалась, но постоянно ощущалась растущая диспропорция между потребностями города и возможностями водопровода. Причем, как ни странно, диспропорции возросли с началом подачи в город днепровской воды, которой должно было хватить на все.

В 1970-м году подача воды составляла 40 тысяч кубических метров в сутки, при необходимости – 60 тысяч кубометров. Местные источники, в том числе и водозаборы, построенные до 1917 года и после, работали с максимальной мощностью – это водозаборы, известные по названиям ручьев, – Озерный, Речной, Быковский, Злодейский, Мамайский, Маслениковский, Созоновский, Лелековский, Холодные ключи, большинство из которых были закрыты после получения днепровской воды, причем из-за качества воды в системах столетней давности.

Первую очередь водовода «Днепр-Кировоград», то есть нитку длиной 120 км, ввели в эксплуатацию в 1973-м году, вторую – в 1984-м, с суммарной мощностью почти 125 тысяч кубометров воды в сутки. Составители записки о состоянии системы водоснабжения города в 2002 году отмечают, что «схема распределения воды в Кировограде уникальна и очень неудачная. Аналогичных схем распределения в Украине больше не существует». Гравитационная система подачи воды водоводом «Днепр – Кировоград» не обеспечивала город даже при возросших мощностях водопровода и производилась по графикам, кроме центральной части. Особенно «доставалось» верхним этажам спальных микрорайонов. Так продолжалось до 2004 года, когда были задействованы экономичные технологии подачи и распределения воды. Длина сетей подачи и водоотведения воды в городе насчитывает многие сотни километров, большинство из которых регулярно напоминают о своей старости и непригодности к эксплуатации порывами, заливающими улицы города поистине драгоценной водой. Еще в 1998 году потери воды через утечки составляли около 50 тыс. кубометров в сутки – практически столько же, сколько потребляло и население города.

Это одна из загадок, на которую нет ответа, – почему при мощностях, многократно превышающих мощности Елисаветградского водопровода, воды все же не хватало? Интересно, что авторы записки, говоря о потерях, указывают и такие причины, как забор воды для котельных непосредственно из разводящих сетей, сброс горячей воды в канализацию и… сброс неиспользованной воды из ванн, которые население ежедневно запасало в ваннах «на всякий случай» (вода подавалась по графику).

Другая загадка состоит в том, что при существующей системе подачи воды как-то не очень получается экономить даже путем снижения потребления за счет ликвидации утечек. К примеру, в 2000-х годах было «модно» ограничивать поставки электроэнергии для водовода «Днепр – Кировоград» из-за долгов перед облэнерго. На практике это превращалось в ограничение подачи воды на половину или больше мощности водовода, что сразу же оборачивалось отсутствием воды в спальных микрорайонах (перепад высот).

Выходит, если устранить утечки и этим снизить потребление воды и, как следствие, мощности водовода, то воды для Кропивницкого может и не хватить? В конце концов, утечки не очень и влияют на количество потребленной воды, ведь в итоге вся использованная вода все равно должна сбрасываться в очистные сооружения и далее в Ингул, а не возвращаться в систему.

К сожалению, это не единственные проблемы водоснабжения областного центра. Казалось бы, с уменьшением потребления воды в результате сокращения промышленного производства проблем должно стать меньше, но из-за старости сетей и оборудования их количество только возрастает. Не спасает и переход на пластиковые трубы, которые тоже не выдерживают давления. К тому же так и не доходят руки до фундаментальной реконструкции системы водоотведения, т.е. канализации и очистных мощностей, которые так и не были достроены в полном объеме, а в каком они состоянии сейчас, наверное, не знает никто.

К примеру, «УЦ» не раз сообщала о хищениях труб канализационного коллектора, по которому городские нечистоты должны были сбрасываться на очистные сооружения в районе Первозвановки. Другими словами, коллектор не действует, потому что его часть элементарно украли, а значит, наши стоки транспортируются другими сетями, но какими и куда – непонятно. Вполне может статься, что уровень очистки городских стоков вернется ко времени сооружения водопровода в Елисаветграде, когда о них как-то не думали.

Сегодня даже уровень нашего сознания недотягивает до понимания всего комплекса проблематики городского водоснабжения – мы больше волнуемся о тарифах, что, с точки зрения обывателя, в общем-то, понятно, но никак не думаем об эффективности всей системы водоснабжения. С нашей эффективностью никакой днепровской воды не хватит, не говоря уже о такой проблеме, как воровство воды, но это совсем другая история…