Легендарный Виктор Шишкин о президентах, судах и реформах

14:51
537
views

Выпускник одесского университета Виктор Шишкин 10 лет проработал в судебной системе Кировограда и области. Работал в обоих городских судах, Александровском райсуде, в областном дослужился до зам председателя. В городе был необычайно популярен. На первых демократических выборах был избран депутатом Верховной Рады от Кировского района. Но уже через год с небольшим стал первым генеральным прокурором только обретшей независимость Украины. Потом еще дважды избирался депутатом, 10 лет прослужил судьей Конституционного суда. Чаще других судей имел «особое мнение» – это юридический термин в первую очередь, а еще термин из сферы совести. Недавно Виктор Шишкин написал книгу «Почему я был против» о всех своих особых мнениях. И в числе первых городов, где он ее презентовал, был и важный в его судьбе наш областной центр. Слово самому Виктору Ивановичу.

– Зачем я написал эту книгу? Я хотел, чтобы все знали мое особое мнение не только через веб-страницу Конституционного суда. Мы давно задумывались с одним моим коллегой, чтобы наши особые мнения были напечатаны. Половина книги – это судебные решения, и к ним мои отдельные мысли, особое мнение. Эта книга для политологов, юристов, общественных деятелей, и для всех, кто занимается политикой. Потому что Конституционный суд – это не суд общей юрисдикции, принимаемые им решения имеют политический контекст, общественно важную окраску.

В первом разделе книги я пишу о Конституции Пилипа Орлика. Во втором – о решениях КС, по которым я имел особое мнение. Третий – о проектах решений, где я был судьей-докладчиком и которые не были приняты. Например, о моратории на рынок земли. В проекте решения были заложены определяющие, основные положения понимания земли как национального богатства и объекта права собственности всего украинского народа, а не только отдельных лиц. Но Конституционный суд не воспользовался возможностью заложить конституционные основы видения общественно важных и резонансных для общества проблем приватизации земли в Украине.

Четвертый раздел я посвятил важнейшему вопросу терминологии в судебной системе.

Великий мыслитель Рене Декарт когда-то сказал: «Определив точно значения слов, вы избавите человечество от половины заблуждений». У нас столько проблем из-за разного толкования терминов! Например, я считаю, что у нас ошибочно называют работу системы как «судочинство». Должно быть «судейство», «судівництво» по-украински. Потому что весь процесс состоит из трех составляющих. Первая – уставная, весь комплекс документов. Вторая – собственно «судочинство», то есть все процедуры судебные. И третья – судейский корпус, его формирование, деятельность и т.д. У нас, когда говорят о судебной реформе, вспоминают только реформу «судочинства», забывая об остальных составляющих! Это не реформа.

– Вы были яростным критиком президента Порошенко. Почему?

– В чем разница между Януковичем и Порошенко? Янукович хотел жить по Конституции. Конечно, подогнанной под него. А Порошенко просто в пику Конституции действовал. В нашей стране, которая является парламентско-президентской, он хотел быть президентом – монархом, с гораздо большими полномочиями, чем записано в Конституции.

– А как вам президент Зеленский?

– Пока рано судить. Хотя я всегда был против всех президентов. Только что Зеленский клялся на Конституции, но тут же ее нарушил роспуском Рады. Президент имеет право распустить Верховную Раду в том случае, если с момента распада коалиции прошел один месяц. Должна быть официальная дата прекращения существования коалиции. Об этом или председатель ВРУ Парубий должен заявить, или в Верховной Раде принимают такое решение, или должно быть заявление одной из фракций. Тогда и запускается месяц. Должен быть факт, привязанный к соответствующему числу.

А то, что «Батькивщина», «Радикальная партия» в 2016-м году вышли из коалиции, это ни о чем не говорит. Неважно, кто когда вышел из коалиции, потому что факт должен быть обязательно. И если никто не сможет заявить, что коалиции нет, то для этого есть суд, который может установить факт отсутствия коалиции. Боюсь, что этот роспуск когда-то будет использован против Зеленского. А какое решение примет суд? Конституционный суд всегда был непредсказуем, а я почти всегда был в его составе в меньшинстве.

С другой стороны, мне нравится, что Зеленский поддерживает идею введения мировых судей. Я за мировых судей, потому что это элемент местного самоуправления. То есть мировых судей избирает община. Они рассматривают определенную категорию дел, которые определены законом. Конечно, не сложных дел. Бытовых, соседских, внутрисемейных и так далее. И они не все являются профессиональными судьями, то есть профессиональными юристами. Это могут быть и не юристы. Это люди, которым доверяет община быть таким арбитром. Я за такую систему мировых судей. Более того, я хотел бы отметить, что сегодня Зеленский в данном вопросе является пионером. Надо бы прописать это в Конституции.

– Что еще надо сделать с нашими судами?

– Какие недостатки нужно устранить в судебной реформе? Вернуться к статус-кво 2016 года, до тех идиотских изменений в Конституцию, которые были приняты. То есть нужно фактически вернуться на исходные позиции 2016 года. Что изменить? Доработать организационную структуру суда, потому что то, что натворили, – это идиотизм. Самое главное, что не было сделано, – порядок отбора кадров и назначения судей на должности, потому что здесь большая проблема. Но не кулуарно, как это делалось в 2016–2017 годах, а профессионально, вдумчиво и тщательно.

Что касается усиления роли общественности, то я за возвращение института народных заседателей, которых почему-то у нас считают рудиментом советского периода. Ничего подобного, это не рудимент советского периода, и большевики ничего не выдумывали нового, а исказили институт. Во всей Западной Европе у нас существуют народные заседатели. Что касается института присяжных, то он тоже у нас отсутствует, он у нас искажен. Это также участие народа, общественности. Причем это не право, а обязанность.

Еще я бы усилил роль презумпции виновности. Все знают о презумпции невиновности, а есть и другая. Это когда человек жалуется в суд на действия представителя власти, то не он должен доказывать, что чиновник преступил закон, а чиновник должен доказать, что ничего не нарушал.