Жемчужина среди храмов

15:30
470
views

22 сентября в соборном храме Благовещения Пресвятой Богородицы состоятся торжества по случаю 5-летия со дня его освящения. К тому же в храме практически закончена основная роспись его стен, и уже можно увидеть всю красоту, сотворенную художниками и позолотчиками под руководством Андрея Филиппова.

Когда мы с фотографом Павлом Волошиным пришли в храм на интервью с его настоятелем отцом Евгением, он был немного занят и предложил нам подняться на хоры, посмотреть оттуда на роспись вблизи и пофотографировать, потому что уже сегодня они начинают разбирать леса и готовиться к празднику. Там мы встретили руководителя группы художников, которые расписывали наш храм, Андрея Филиппова и поговорили о потрясающем результате их работы. Я рассказала ему, как во время интервью с нашим художником Валерием Давыдовым, принимавшим участие в росписи, была просто потрясена так называемым подмалевком, еще без цвета, который выглядел как шикарные старые гравюры.

– Сначала я тоже думал, что это будет гризайль, черно-белый рисунок. (Гризайль (фр. Grisaille от gris – серый) – вид живописи, выполняемой тоновыми градациями одного цвета, чаще всего сепии или серого, а также техника создания нарисованных барельефов и других архитектурных или скульптурных элементов. В гризайли учитывается только тон предмета, а цвет не имеет значения. – Авт.) Радовался, что хоть кто-то меня послушал, а когда начали писать, наш спонсор решил, что это все-таки не совсем традиционно для наших храмов, и решили цвет добавить. Но и в цвете я старался делать все сдержанно. Я уже 35 лет занимаюсь росписью. Кстати, вы были в Головковке? Там в храме уже иконостас сделали по моим эскизам, и сейчас продолжаем там работать. Так что Благовещенский храм – не единственное место на Кировоградщине, где мы работаем.

Андрей Филиппов по секрету сказал, что уже есть договоренность о том, что он с коллегами будет расписывать еще один храм в городе и даже делает эскизы росписи, но когда и какой – пока сохраним тайну, тем более что мы договорились о большом интервью после начала работ.

Пока мы беседовали с Андреем, освободился отец Евгений, и мы там же, на хорах, присели в уголке на скамейке поговорить о храме, о празднике, о жизни…

– Отец Евгений, какими были эти пять лет для вашего храма?

– Для меня эти пять лет были одним из самых счастливых и в то же время самых напряженных периодов. Хотя мне кажется, что я тут уже очень давно. На самом деле для меня этот храм существует не пять, а девять лет, потому что на Благовещение 2010 года я возглавлял службу, на которой освящался камень – памятный знак на месте, где сейчас находится этот храм. Потом уже, при новом нашем Владыке Иоасафе, 21 сентября 2011 года был освящен крест на месте нынешнего храма. Тогда присутствовали представители городской и областной власти и Евгений Степанович Бахмач, главный ктитор нашего храма, и его семья. Я тогда служил в Кафедральном соборе, потом более полутора лет – в Успенском храме, который находится в парке Крючкова, как священник готовил этот храм, построенный в основном трудами Андрея Павловича Райковича. Этот храм, Благовещенский, полностью построен трудами Евгения Степановича Бахмача, его помощников. Несмотря на мой возраст, это были для меня годы учебы, годы подготовки, потому что я был священником, более 15 лет служил в Преображенском соборе, но не был администратором, хозяйственным руководителем, не был настоятелем, который должен решать все вопросы, а не только вести службу. Конечно же, благодаря помощи команды Евгения Бахмача, Владыки Иоасафа, а также моих прихожан и близких друзей произошло духовное становление этого храма. Становление его как жемчужины, не побоюсь этого сказать, и внешне, и внутренне происходит и сейчас.

Вы очень удачно пришли. Буквально вчера на презентации издания «Крепость Святой Елисаветы. Основание» я говорил, что мы часто произносим слова «чудо», «чудесный», но мало кто верит в это чудо, многие сомневаются, особенно мужчины.

Скажите, кто мог представить пять, десять лет назад, что такое будет? Ведь все то, чем и как управляет Господь, не планируется людьми. Я узнал об этом храме, когда уже был готов его проект. Он планировался львовскими архитекторами, внутреннее убранство дополняли киевские архитекторы, но некоторые вещи совсем не соответствуют этим проектам. Например, ни один проект не планировал, чтобы внизу, в нашем полуподвале, тоже был храм. Там должны были быть воскресная школа, трапезная, а в соседнем с храмом здании на церковном подворье – гараж, туалет, подсобные помещения… Ведь изначально было видно, что здесь мало места. Но получилось так, что благодаря нашим местным художникам Валерию Давыдову и Владимиру Плитину, когда мы втроем спустились вниз и осмотрели это помещение, возникла мысль о том, что там может получиться хороший храм. Смета, конечно, намного увеличилась, но теперь это достойный вертеп Рождества Христова в нашем городе. И теперь благодаря тому, что у нас сразу две церкви, наш храм называется соборным. Соборный Благовещенский храм. И я благодарен Богу, нашему городу и его жителям, Владыке Иоасафу и, конечно же, Евгению Степановичу Бахмачу и всем помощникам – его и нашим, за то, что так получилось.

Вначале планировалось заказать на Афоне одну, может, две иконы… Это очень дорого. Написали к открытию одну, потом вторую, потом с Афона стали передавать написанные для нас иконы, потом мы с наместником Елисаветинского монастыря отцом Мануилом ездили на Афон, и я еще три иконы привез. Таким образом в нашем храме сейчас около тридцати икон из Греции, с Афона! Они преимущественно в нижнем храме находятся.

Промыслом Божьим мои друзья, семья Аношкиных, которые живут на Кипре, не имея специального образования, как наши художники, тоже начали писать иконы, которые являются благодатными. Они написали несколько икон, пригласили меня туда, мы их освятили в основных святынях Кипра, и я привез их сюда – четыре больших храмовых иконы. Есть у нас копия иконы «Призри на смирение», которую я привез из Киева, есть освященные почаевские иконы. Ну а роспись всего храма – и нижнего, и верхнего – это работа художников-иконописцев под руководством Андрея Филиппова. Мозаика на здании на подворье, где занимается воскресная школа, выполнена одесскими мастерами. Скверик Евгений Степанович арендовал у областного архива, облагородили его, и теперь это сквер Святой Елисаветы – нашей небесной покровительницы.

– А чем живет Благовещенский храм, каково его духовное служение?

– Начинали мы в нелегкий период – осень 2014 года, когда мне приходилось одновременно готовиться к освящению храма и провожать в последний путь наших погибших ребят… Это очень было тяжело морально, но я благодарен Богу, что смог выдержать и это служение. Я тогда возглавлял в епархии отдел по взаимодействию с воинскими формированиями и Вооруженными силами. В храме бывало много военных, мы их благословляли, укрепляли их дух, наставляли, что они защищают не только Отечество, но и веру, как это всегда было в Киевской Руси, на нашей земле. К огромному сожалению, в связи со сложившейся политической ситуацией контакты с военными сильно сократились. Не по вине военных и не по нашей вине, а по вине политиков. Но все мы понимаем это…

Буквально сразу после освящения храма мы приняли решение, которое до сих пор соблюдается, венчать и крестить участников АТО и их деток бесплатно. Это делают теперь многие, но в свете последних событий мы стали об этом говорить, причем не для собственного пиара, а чтобы люди знали, что наша церковь не враги или чьи-то агенты.

Мы украинская церковь. Хоть на нас и вылили много грязи, в то же время никого ни в какие органы не вызывали, а значит, официальных претензий к нам нет. И за это мы тоже благодарны Богу.

Еще одно совместное с Евгением Степановичем Бахмачем решение, принятое тогда же, пять лет назад,– ежедневно, без выходных, как и храм работает ежедневно с семи до семи, мы кормим нуждающихся. Не раз в неделю, а каждый день. Когда 30 человек, когда 40, максимум – 50. У нас в штате два повара и два помощника, то есть четыре человека ежедневно готовят пищу. Так как они бывшие работники общепита, то привыкли все считать: за полгода они накормили 7150 нуждающихся. Питаются там и наши сотрудники, и художники, и помощники наши, рабочие, и гостей наших кормим. Да, к нашему пятилетнему юбилею на 22-е сентября мы готовим обед на 500 человек! Накроем столы на церковном подворье. Безусловно, помощь оказывает «Радий», и хозяйства, и прихожане наши… Сами бы мы на это не заработали.

У нас для небольшой церкви солидный штат: кроме меня, два молодых священника – выпускники духовной академии, отец Иоанн и отец Алексий, и наш протодиакон Николай, который рукополагался в диаконы накануне освящения нашего храма. Кстати, он в свое время заканчивал одесскую консерваторию. То есть все наши священно­служители с высшим образованием.

Ежедневно мы проводим молебны, куда включаем молитвы за мир в Украине. Вы сказали, что нужно об этом говорить, поэтому я сейчас скажу: с сентября 2015 года наши прихожане еженедельно, с 7-ми вечера вторника до 7-ми вечера среды, круглые сутки читают акафисты Богородице сугубо за мир в Украине, за наш город и его жителей, чтобы меньше ребят гибло на войне. Люди меняются каждый час, приезжают ночью на такси… Понятно, что это капелька, но капля, как говорят, камень точит.

Раньше мы старались не говорить о том, что кормим людей, что проводим другую работу, чтоб это не сочли пиаром, а когда на нашу церковь стали лить грязь, обвиняя во всех смертных грехах, наши прихожане начали говорить нам, что нужно обо всем рассказывать. Тем более что наши проекты – это не от случая к случаю, а уже системная работа, ежедневная. И я очень благодарен своему коллективу, что они трудятся во славу Божию, зачастую в ущерб своим семьям.

– Отец Евгений, за последнее время изменились ли ваши прихожане? Были ли такие, кто ушел в новосозданную ПЦУ?

– Из наших постоянных прихожан ушли буквально один-два, несколько человек ушли из тех, кто просто приходил, но мы знали их в лицо. Был такой период, когда стало ходить меньше людей, но сейчас это восстанавливается. Как приход наш храм оказался самым поздним по времени. Чуть раньше нас освятили Успенский храм в парке Крючкова, на 101-м микрорайоне храм Афанасия Афонского построен был, монастырский приход на Балашовке, храм Петра и Павла у Новолелековского кладбища, сначала деревянная, а потом уже и каменная церковь в онкодиспансере – это все начиналось раньше, чем наш храм. Поэтому многие наши прихожане и мои друзья помогают другим храмам, и я не против этого как священник, как духовник. Меня так учили.

Говорить с отцом Евгением можно очень долго – ему есть что рассказать и о воскресной школе, и о празднике Белого цветка, и об акции «Рождественский ангел», и о молитве детей за мир в Украине, но это все темы для отдельных публикаций. Сегодня же мы приглашаем всех кропивничан найти возможность прийти в Благовещенский храм в день его пятилетия или в другой день, ощутить невероятную благодать и полюбоваться невероятной красоты росписями, посидеть в скверике и отвлечься от повседневной суеты. Там вас всегда ждут…

Ольга Березина, фото Павла Волошина, «УЦ».