Опять Тарковский. Снова новый

16:04
416
views

В нашем городе появилась новая книга об Арсении Тарковском. В главной библиотеке области – имени Чижевского. Казалось бы, нашу заинтересованную публику исследованиями о Тарковском трудно удивить. Но книга «Моя броня и кровная родня» достойна внимания и прочтения.

 

Наум Аронович Резниченко родился в 1957 году в Киеве. Филолог, преподаватель русского языка и литературы в Александрийской гимназии столицы – это первая в Украине частная гимназия, позиционирует себя как «школа интеллектуальной элиты». Очень авторитетное учебное заведение с самым высоким рейтингом, в ней учились и учатся дети депутатов, министров и т.д.

Наум Аронович давно и всерьез увлечен творчеством Тарковского, в 2014 году уже вышла его книга о поэте «От земли до высокой звезды». Также Резниченко – автор исследования о взаимоотношениях Тарковского и Ахматовой.

В названии книги цитируется стихотворение Арсения Александровича «Вы, жившие на свете до меня…»:

Вы, жившие на свете до меня,

Моя броня и кровная родня

От Алигьери до Скиапарелли,

Спасибо вам, вы хорошо горели.

 А разве я не хорошо горю?

В разных главах книги исследуется влияние на творчество поэта великих предшественников. Например, «Под знаком Пушкина», «Отталкиваясь от Мандельштама», «Уроки Ахматовой», «В споре с Ходасевичем», «Вопреки Заболоцкому», «Контексты Тютчева».

Книга для профессионалов, для филологов и литературоведов. Чтобы вы понимали: «В основании поэтического космоса Арсения Тарковского лежит глубокое и органическое чувство мировой культурной традиции, перерастающее в прямой диалогический контакт с её знаковыми фигурами – устроителями культурной Ойкумены и проводниками духовной энергии, которая связывает прошлое, настоящее и будущее в единстве большого времени культуры. В одном из своих последних интервью поэт говорил: “Культура даёт человеку понимание не только своего места в современности, но устанавливает ещё тесную связь между самыми разными эпохами. У меня есть стихотворение, где я говорю, что мог бы оказаться в любой эпохе в любом месте мира, стоит мне только захотеть”:

Живите в доме – и не рухнет дом.

 Я вызову любое из столетий,

 Войду в него и дом построю в нём».

Для подлинного ценителя «Моя броня и кровная родня» – книга сплошного эстетического удовольствия. Но не думайте, что там сплошная научная заумь. Потрясающе интересна статья о Тарковском и Чехове, написанная с точки зрения… отношения к родному степному краю! Если кто не знает, Чехов сам писал так: «Я родился в живописном украинском городе Таганроге». Да, в то время Таганрог был украинской землей.

Автор видит противостояние Чехова и Тарковского в восприятии степей своего детства, часто цитирует Тарковского, который говорил, что не любит Чехова…

Вот пара цитат из книги:

«Степь Тарковского не “мрачная пустыня”, где, “духовной жаждою томим”, “влачился” пушкинский пророк. Это живущая своей, таинственной жизнью, пусть и “неплодородная”, “горючая”, но “родная земля” – особое мистериальное пространство».

«У Чехова безграничная широта степи рождает в человеке тоску, томление в ожидании счастья и смутное сознание его “фантастичности и сказочности”».

«В отличие от Чехова, степная земля у Тарковского всегда сохраняет полную меру сакральности и не подвержена какой бы то ни было экзистенциальной “эрозии”. Даже умирая от жажды, когда “земля сама себя глотает, тычась в небо головой”, степь возрождается к новой жизни, словно бы проходя обратную инициацию под началом человека-поэта».

«…В последний раз Тарковский встретился со степью в 1955 году, когда приехал в город детства, чтобы навестить родные могилы и повидаться с друзьями, пережившими войну и годы сталинского лихолетья. “День уже шёл на убыль, – вспоминала тогдашний директор Кировоградского краеведческого музея Е. Ноземцева. – Была тихая тёплая погода, за городом в поле пахло чабрецом. Арсений Александрович попросил остановить машину, вышел и низко поклонился украинской земле, на которой он родился. Сорвал несколько цветочков и травинок, вдохнул запахи поля и сказал: “Сколько лет я здесь не был”. На глазах у Тарковского были слёзы».

В книге есть эссе о Доме поэта. Там речь о многих поэтах, но все же больше всего о Тарковском. Это не простое перечисление мест, в которых он жил, Дом поэта – гораздо более широкое понятие, здесь Дом – еще и обитель мыслей, и многосложный символ. Не случайно образ Дома так часто присутствует в стихотворениях Тарковского, и не только таких, как «Дом напротив» и «Дом без жильцов».

Хорошая, очень интересная книга. Конечно, о ней не стоит много говорить. Ее надо просто читать, что всем и рекомендуем.

Геннадий Рыбченков, «УЦ».