Обличители или стукачи?

14:11
567
views

Вы не забыли зеленые билборды времен избирательной кампании «Здай корупціонера – отримай 10%»? Они еще даже кое-где сохранились. Похоже, Владимир Зеленский выполняет обещание – монокоалиция парламента приняла закон, устанавливающий статус так называемых «обличителей коррупции» и их стимулирование.

Законом предусмотрено право на вознаграждение обличителей в размере 10% от денежного размера предмета коррупционного преступления, оно может достигать 12 млн грн. Есть серьезные опасения, что поиск и получение вознаграждения для обличителей станет новым видом бизнеса. Хотя авторы закона уверены: это реальный путь к европейской законопослушности.

Редакцию «УЦ», как обычно, интересует мнение наших экспертов. Итак, чью активность стимулирует принятый парламентом закон №1010 «О внесении изменений в Закон Украины “О предотвращении коррупции” относительно обличителей коррупции»?

Василий Даценко, историк, краевед:

– При наличии действующего закона об оперативно-разыскной деятельности с целой армией находящихся в руках оперативных работников «добровольных помощников» (называйте их как хотите) закон №1010 – это чистой воды популизм.

Наверняка вашим читателям интересно, как поведут себя наши люди, когда закон №1010 вступит в силу? Будут игнорировать, либо поступят как Павлик Морозов, либо пойдут в стукачи?

Отвечу кратко: ой как пойдут!

Оксана Гуцалюк, редактор:

– Безумовно, є ризик отримати новий спосіб заробітчанства в таких масштабах, що хоч у класифікатор професій внось. Антикорупційний запал майбутніх «хабарменів» у перший час ще може стримати той факт, що в нас карається кримінально не лише вимагання, а й його провокація. Але навряд чи для монобільшості стане проблемою скасувати цю норму, щоб дати зелене світло хрестовому походу новоспечених «десятивідсотковиків»…

А взагалі ж корупція – це не лише злочин із матеріально-фінансовою складовою. До прикладу, повідомлю я «куда слєдуєт» про те, що мер призначив начальником фінуправління міськради свою полюбовницю (усі герої вигадані, подібність до реальних ситуацій є співпадінням!). То десять відсотків чого мені «відкотять»? Того самого, що отримувала від дядька при посаді вона? Чи він від неї?

Якась ця стежка крива та непевна. Та й з моральної точки зору – на межі пристойності. Адже ще й досі багато громадян неіснуючої країни живуть у квартирах, отриманих у результаті доносів, за якими їх попередніх господарів розстрілювали… Історія й дійсно рухається по спіралі?

Николай Цуканов, галерист:

– Я «человек из прошлого», и, наверное, не совсем мой шаг совпадает с «маршем» того, что сегодня происходит. Мы жили в то время, когда еще были «секретные сотрудники», как их называли, сексоты, стукачи. Но тогда отношение к ним было крайне негативное. У меня оно и сегодня не изменилось. Мне кажется, что это еще больше разделяет людей, так как сеет недоверие друг другу. Где та грань в миллион ? Или настучу, а там пусть тягают… Есть огромное количество правоохранительных органов, и это их работа – отслеживать, доказывать, наказывать…

– Вот телефон, а вот прайс-лист.

Стучи на всех. А сам ты чист?

Ольга Мягкая, менеджер:

– Коррупция – одно из самых латентных и опасных преступлений. Поэтому готова поддерживать все разумные меры, направленные на раскрываемость этого преступления.

Иной вопрос, конечно же, что необходимо было так отрегулировать подобного рода закон, чтобы не породить/легализовать новую разновидность… украинского бизнеса.

Я, как дилетант, человек без юридического образования, вижу, что именно это и сделано.

Анонимность заявителей не даёт возможности привлечения к ответственности за клевету.

Шокирует также механизм выплаты вознаграждений именно из бюджета.

Отдельно скажу, что возмущена глупостью и бестолковостью барышни от профильного комитета, которая отстаивала проект во время обсуждения поправок. Там было только желание казаться…

Понятно, почему штампуются именного такого качества законы. Кто представляет интересы народа в ВР и кто занимается у нас законо­творчеством?!

В общем, в очередной раз… носочек недотянули.

Владимир Урсулов, ветеран службы внутренней безопасности МВД:

– Учитывая, что коррупция – понятие широкое (от собственно взятки до «получения вознаграждения»), хотелось бы знать, какая именно информация будет оплачиваться, ведь всем известно, что берут практически все. И просто сказать, что «Стелькин – взяточник», будет недостаточно. Следует также учесть, что ответственность, в большинстве случаев, несут обе стороны. Тут возникает такое понятие, как провокация, не захотят ли взяткодатели устроить себе специфический бизнес. В общем, сомнений масса. Но попробовать можно, только четко прописать условия игры и установить пробный период, отшлифовать, а там видно будет.

Сергей Мамаев, медиаменеджер:

– Странная история с этими обличителями коррупции получается. Разве не должны коррупцией заниматься компетентные органы? СБУ, МВД и всякие НАБУ с ДБР? Разве недостаточно массы журналистских расследований, публикация которых, согласно украинскому законодательству, уже повод для возбуждения уголовного дела? Коррупционные схемы – известны, коррупционеров с легкостью можно вычислять по декларациям, антикоррупционные органы – работают (антикорсуд – вот-вот заработает), но мы продолжаем плодить законы, чтоб ее побороть. А коррупционеры не за решеткой, и их уголовные дела спускаются на тормозах или закрываются.

С коррупцией обещали бороться все президенты. Вы не поверите, но даже Янукович говорил, что будет «выжигать» коррупцию в стране. Результат – известен. Теперь к борьбе подключатся «обличители». Боюсь, что для какой-то части таких «обличителей» борьба с коррупцией станет неплохим бизнесом. Можно брать деньги с тех, на кого пишешь заявление. Или с конкурентов того, на кого пишешь заявление. А пока суд да дело, репутация человека уничтожена. Для борьбы с коррупцией нужно одно: чтобы правоохранительные органы делали свою работу. Это так просто. И так сложно.

Сергей Жолонко, юрист:

– Я приветствую любые решительные шаги в реализации антикоррупционной политики государства, в основе которой четкие и понятные правовые нормы. О законе 1010, к сожалению, такого сказать нельзя. В среде юристов он вызвал серьезную критику. Вместе с тем с 1 января 2020 года все мы станем непосредственными участниками или свидетелями «охоты» на коррупционеров по новым правилам.

Среди основных новелл закона – введение любопытного субъекта, «крота-разоблачителя», который по своей сути является заявителем, с той разницей, что не несёт никакой ответственности за недостоверность информации о фактах коррупции. При этом наделяется исключительным иммунитетом, комплексом дополнительных прав и гарантий, стимулируется возможностью хорошего заработка.

По мнению народного депутата Янченко, представлявшей законопроект в Верховной Раде, – это важный элемент «формирования культуры ответственных граждан, готовых сообщать о фактах коррупции». Я же полагаю, что культура ответственных граждан не может основываться на доносах и анонимках.

В связи с принятием закона 1010 можно прогнозировать превращение НАЗК в «сливной бачок», который не справится с потоком информации, а станет бюрократической прокладкой между НАБУ и ДБР. Не вдаваясь в спорные положения нового закона, хочу отметить две основные цели его принятия: выполнение политических обещаний новой власти и разделение с гражданами меры ответственности за состояние борьбы с коррупцией (эффективность новосозданных антикоррупционных органов себя не оправдала). Результат увидим совсем скоро.

Подготовил Ефим Мармер, «УЦ».