«Не верю, что у нас не получится»

13:36
1111
views

Живет рядом человек, вы иногда встречаетесь на каких-то мероприятиях, общаетесь, коротко говорите обо всем, но, когда затронешь тему, которой твой собеседник посвятил всю сознательную жизнь, его уже не остановить. Так было с Юрием Воробьевым, меломаном, коллекционером, увлеченным человеком. Увлеченным настолько, что о нем захотелось рассказать читателям «УЦ».

Музыкой Юрий увлекается еще со школьных лет. Он ее, прогрессивную, настоящую, которую надо было «доставать», не просто слушал. Окончил музыкальную школу, что уже позволяло разбираться в музыке. Покупал пластинки, коллекционировал их, обменивался «пластами». Естественно, у него были проигрыватели. Вот ими он и увлекся.

– Юра, помнишь свои первые пластинки?

– Конечно. Я учился в седьмом классе, и это были Led Zeppelin, альбом  Presence, Heart, альбом Little Queen, Thin Lizzy Johnny The Fox. А еще у меня было много «сорокапяток», маленьких пластинок. Эти мне сестра привозила. А большие я купил за лично «заработанные» деньги: торговал жвачками.

Я всегда слушаю музыку. Даже когда еду в автомобиле – слушаю. Кто-то книжки любит читать, а кто-то музыку слушать. Пластинка для меня – это не фон. Я люблю прийти домой, удобно сесть, включить музыку негромко, никому не мешая. Послушаю одну пластинку, а потом уже ужинаю, занимаюсь какими-то делами. Это как ритуал.

– А как в твоей жизни начались проигрыватели?

– Одно время от пластинок отошел, появились бобины, кассеты, компакты. А потом я попал в аварию, серьезно ударился головой, и после того вспомнил, что у меня на балконе лежат пластинки. Коль достал, то надо слушать, и я купил проигрыватель. С тех пор началось.

Еще в восьмидесятом году в журнале Rolling Stone я увидел рекламу проигрывателя Victor, и меня потянуло к этому бренду. Я много лет хотел посмотреть на него, потрогать, послушать. У меня есть хороший друг Олег Ширкин, который живет в Москве. Я попросил его купить мне Victor – у него больше возможностей это сделать. Он купил и передал мне сюда. Я попросил еще один Victor, и снова он мне передал. А потом он предложил покупать их в Японии. Мы стали следить за аукционами и покупать проигрыватели, и продавать их. Это очень интересно.

– Ты все знаешь о проигрывателях?

– Много. Не буду хвастаться, но на сегодняшний день такого количества проигрывателей, которые за год прошли через мои руки, больше ни у кого нет. Я узнал о них то, чего раньше не знал и не узнал бы, не займись ими. Если бы мне когда-то сказали, что я потрогаю руками модели, о которых только читал, слышал, я бы не поверил.

Они старые, винтажные. Мы занимаемся моделями, которые продавались исключительно на внутреннем рынке Японии. Японские модели, которые продавались в Европе, Америке, нам неинтересны. Кроме Victor, который я очень люблю, еще Luxman, Denon, Sony, OTTO, Nakamichi… Каждый проигрыватель, который ко мне «приезжает», я обязательно дома слушаю. А еще мою, чищу, крышки полирую – максимально привожу в первоначальное состояние, чтоб он был с душой.

– Я слышала, что ты хочешь собрать проигрыватель.

– Есть у меня друг Сергей Бондарев, который живет в Кременчуге, и еще один друг, киевлянин Евгений. Мы втроем задумались над тем, чтоб собрать проигрыватель. Женя берет на себя электронику, Сережа – механическую часть, а я – соединения, сборку. На сегодняшний момент у нас есть своя разработка, но тонарм хотим взять у какого-то бренда.

Работа идет, нам нужны специальные детали, которые мы заказали в Японии. Даже если не получится собрать свой, у нас есть мысль организовать арт-студию по изменению проигрывателей. Это когда покупается японский, с него снимается тонарм, старый корпус выбрасывается и делается новый. Есть люди, которые не хотят классический проигрыватель, и для них мы будем делать эксклюзивные: черные, красные, треугольные и тому подобное. Это в перспективе, но я не верю, что мы не сделаем проигрыватель, что у нас не получится.

– Ты вернулся из Киева с выставки. Что это было? Кто ее придумал?

– Все было вроде бы случайно, но в то же время закономерно. Идея с производством проигрывателя заставила знакомиться в соцсетях с единомышленниками. Так возникла группа в «Фейсбуке», где мы общаемся, переписываемся, обмениваемся. Мой друг Саша Непомящий стал звать меня в Киев. Долго и упорно звал, и я решил приехать. Встретились, Саша познакомил меня с такими же увлеченными людьми, и я сказал, что неплохо было бы организовать выставку, ведь у меня есть что предложить меломанам. Совсем скоро один из киевлян предложил помещение, я загрузился аппаратурой и поехал.

Я кинул клич в сообществе, и приехали не только киевляне, но и ребята из Кривого Рога, Житомира, Харькова. Интересно было пообщаться, послушать, кто какую музыку любит, какой корпус проигрывателя хочет: квадратный, круглый, треугольный. Эта информация полезна для производства. Один человек даже свой чертеж привез.

Я выставил проигрыватели, мы обсуждали их, слушали музыку. Правда, музыки было меньше, чем разговоров. А еще каждый с чем-то приехал. Кто-то с иголкой, кто-то с головкой проигрывателя, которую надо поменять. Я всех консультировал, пытался помочь. В общем, эти два дня были насыщенными.

– Что в перспективе? Какие еще есть идеи?

– Есть необходимость в помещении, где бы собирались меломаны. Пусть бы везли технику, пластинки, общались. Из других городов будут приезжать, я в этом уверен, и свои подтянутся. Одно дело переписываться и обмениваться в Интернете, и совсем другое – живое общение. Так ведь когда-то было, почему не возродить? Жду предложений. Рассмотрю любой вариант.