Александр Дануца об итогах выборов, кураторе-парашютисте и депутатском мате

13:41
1466
views

Одно из самых громких событий в период местных выборов на Кировоградщине – это переворот в руководстве областной парторганизации «Слуг Народа». Впрочем, громкой назвать эту историю довольно сложно, ее непосредственные участники достаточно долго избегали говорить о причинах и результатах внезапных перемен. Но все тайное становится явным, особенно если беседуешь с достаточно откровенным собеседником. Сегодня это народный депутат от Кировоградщины, член фракции «СН» Александр Дануца.

– Саша, давай начнем наш разговор с истории. В скольких избирательных кампаниях на местных выборах ты участвовал в роли политтехнолога или кандидата?

– В 97-м году я приехал в Кировоград. Вот с тех пор в разных ипостасях, начиная от расклейщика, члена участковой избирательной комиссии и заканчивая руководителем избирательных кампаний и кандидатом, я провел около тридцати избирательных кампаний.

– Опыт огромный. Естественный вопрос: чем нынешние выборы в стране отличаются от предыдущих?

– Прежде всего, у нас в стране очень плохой Избирательный кодекс. К сожалению, я за него голосовал, нам он достался от «попередників». Хотя сейчас не хочу никого обвинять и никого обелять, потому что мы за него голосовали. Кодекс, по словам его разработчиков, был сделан для того, чтобы убрать «гречку», подкуп и так далее. В результате ничего этого не произошло. Мы: а) убрали с округа депутата, которого знали избиратели, и б) придумали такую систему голосования, которую, мягко говоря, мало кто понял, особенно люди молодого и старшего возраста.

– Еще один логичный вопрос: почему твой колоссальный опыт на этих выборах оказался, по сути, невостребованным?

– Если коротко – так случилось, что на местных выборах на Кировоградщине руководить кампанией был назначен другой человек, который, по моему мнению, несет ответственность за ее результаты и за все, что здесь произошло…

– Вначале было слово. Твое слово. Я имею в виду твое большое и откровенное интервью Соне Кошкиной, шеф-редактору «Левого берега». Оно имело достаточно большой резонанс. Что ты хотел сказать прямо и между строк? И кому?

– Это интервью на тот момент стало в чем-то революционным и контраверсийным, я бы даже сказал. И сегодня я бы очень не хотел, чтобы то, о чем я говорил тогда, сбылось. Но оно, к сожалению, сбылось. К моему сожалению, потому что я представляю президентскую политическую силу, я за президента, я в команде, и это не обсуждается. Но я говорил о вещах, об ошибках, которые были допущены, и об ошибках, которые можно бы не допустить. В том числе, например, в Кировоградской области. Но, к сожалению, мы их допустили. Мы проиграли местные выборы. Одна из главных ошибок – это то, что сюда прислали «парашютиста». Я абсолютно откровенно говорю: «парашютист» – это Никита Потураев, человек, который не имеет никакого отношения к нашему региону и к избирательному процессу в нашем регионе.

– Скажи, пожалуйста, твое интервью было услышано наверху?

– К моему сожалению, да.

– … и его не так поняли…

– Правильно, да. К моему сожалению, мое интервью не просто услышали, из него взяли две страницы цитат, вырванных из контекста, и занесли (я четко знаю, кто заносил, кто заходил в двери) к президенту. И после этого меня, естественно, убрали с должности главы областной организации «СН».

– И в Кропивницком появился абсолютно булгаковский персонаж, странный господин в клетчатом пиджаке – нардеп «СН» и политтехнолог Никита Потураев. Каким образом он здесь оказался и с чьей подачи? Чем свои не подошли? Ведь был ты, был Игорь Волков…

– Объясняю. На тот момент этот булгаковский персонаж, как вы абсолютно верно выразились, был вхож, ну там, в третий круг доступа к первому лицу, и он очень хотел и добивался того, чтобы его куда-то пристроили. Он списочник, он не мажоритарщик. К Кировограду не имеет никакого отношения, он был здесь 30 или 20 лет назад и может показать Кировоградскую область на карте. Но не более того. Он вышел на местных бизнесменов, и те сказали, если ты нам решишь контрольный пакет в местных советах, мы тебя отблагодарим. И он взялся за это дело и отстранил в сторону местных. На тот момент, я хочу отметить, мы уже создали штаб.

Для вашего понимания и тех, кто будет читать это интервью, поясню, что такое избирательный штаб. Только штатных работников было порядка 300-400 человек на область. Это без членов избиркомов, без агитаторов, без наблюдателей и так далее. Это мощная структура, которая была уже запущена…

– А дальше пошли совсем странные дела в областной парторганизации «СН». Такое впечатление, что в дом наняли новых слуг?

– Да, приехал человек, у которого была понятная цель, и все пошло по-другому. Я не хочу ему уделять много внимания по простой причине, что он того не стоит. Он просто «заробітчанин». Вот и все. Он начал подставлять меня и мою команду разными способами, и прочее, и прочее. Это низко, и вся команда, та, которая начинала с первого дня поддерживать и работать на тогда еще будущего президента Владимира Зеленского, все это видела. Они приходили ко мне и говорили: «Мы сейчас все развернемся, все до одного, и уйдем!» Я их всех собрал и сказал: «Ребята, мы должны стоять, потому что мы не за “куратора” (так Потураев себя представлял), мы за то, с чем приходил президент Зеленский, за то, что он обещал людям».

– Потураев, кстати, запомнился журналистам со времен легендарного тренинга однопартийцев в Трускавце, когда заявил коллегам: «Вы все политическое ничто!» Ты присутствовал при этом?

– Да. Скажу больше. Я подошел к нему в кулуарах и сказал: «Если ты так выражаешься, то ты говоришь о себе, а не о тех, кто сидит здесь, в зале. Ты не имеешь права так говорить о людях! Они очень разные».

– То есть ваши отношения начали еще тогда складываться или, точнее, не складываться?..

– Я не хочу говорить об отношениях, предпочитаю – о фактах.

– Хорошо. К Потураеву я хотел вернуться в связи с теперь уже его интервью Соне Кошкиной, где он впервые рассказал о роли в минувших выборах кировоградского бизнесмена Сергея Тарасова. Я так понимаю, что выборы не финансируют филантропы, и у Тарасова были свои условия?

– Смотрите, я давно в хороших отношениях с Сергеем Дмитриевичем Тарасовым и очень его уважаю. Всегда, когда мы пересекались с ним по различным вопросам, всегда находили общий язык, всегда находили консенсус, всегда. И я его уважаю как человека, как бизнесмена, одного из самых серьезных бизнесменов в регионе и довольно серьезного бизнесмена в рамках страны. Он инновационный и такой…

– …продвинутый.

– Абсолютно верно. Так вот, у меня нет к нему ни одной претензии. Ни одной. Потому что я понимаю его мотивацию. Он хочет получить контрольный пакет по тем радам, которые ему интересны. Это логичная бизнес-модель. Тарасов – бизнесмен, и он защищает свои инвестиции. Первое правило венецианского купца: защищай свои инвестиции. Вопросов нет.

– Хорошо, а что в итоге? Как ты оцениваешь результаты, полученные «слугами народа» на местных выборах в Кировоградской области и в Кропивницком в частности?

– Жутко. Оцениваю как ужасные.

Вы говорили о моем опыте в избирательных кампаниях, так вот – я не готов проигрывать таким позорным образом. Реально мы понимаем, что рейтинг политической силы президента просел, и так далее, и тому подобное. Мы можем вспомнить историю «Нашей Украины». Это все логично. Но были вещи, которые на местах можно было и нужно было вытягивать. Мы должны были набрать хотя бы на процент, на два, на три больше. Откровенно, мы их просто недобрали. Это и есть результат работы штаба, точнее, его руководителя.

– И еще об одной публикации. «Страна» опубликовала скриншоты «обмена любезностями» нардепов «СН» из фракционного чата. В нем участвуют, опять же, Потураев, еще один кировоградский нардеп Богдан Торохтий и другие. Первое, что меня поразило, – это хамская манера общения. Собственно, и в интервью Кошкиной Потураев хамил в твой адрес. Это что, так принято у «Слуг народа» общаться между собой?

– Ну, не знаю, у кого-то, возможно, и принято, но вообще в целом у нас абсолютно адекватное общение, нормальное. Что касается данной конкретной ситуации… Никите Потураеву, можете меня цитировать, удалось сделать невозможное – он объединил всех народных депутатов от Кировоградщины, как мажоритарщиков, так и списочников, против себя. И объединил именно своим хамством.

– Саша, я, собственно, о манере общения внутри фракции…

– Если вы хотите спросить о матах, то да, мы материмся. И Саша Дубинский, и другие люди, они позволяют себе маты, несмотря на то, что там, в чате, есть женщины. Но тут, знаете, есть такое себе оправдание, я просто его озвучиваю и не говорю, что его поддерживаю. Потому что реально в политических спорах и непубличных дебатах нет мужчин и женщин. Либо вы идете в политику и тогда, будьте добры, как-то к этому адаптируйтесь, либо не идите в политику.

– И последнее. Тот же Потураев (и не только он) говорят о неминуемом полураспаде монофракции. Твой прогноз о ближайшем будущем «Слуг народа» в парламенте?

– Смотрите, на следующий день после того, как мы приняли присягу народных депутатов, нас начали «качать» тем, что к осени вас президент разгонит. К осени не получилось. Вас разгонит президент к весне. К весне не получилось. Вас разгонит президент к следующей осени… Это такой микст из досужих вымыслов и политтехнологий. Есть политические силы, которым это важно.

На сегодняшний день, особенно учитывая ситуацию с Конституционным судом, я думаю, даже не так – я знаю, что президент не будет этого делать.

Это такая регулярная встряска, и правильно делают в Офисе президента и сам президент, что постоянно держат в тонусе фракцию, мол, мы вас, если что, разгоним, но политической целесообразности в этом я пока не вижу.

– Незапланированный вопрос об истории с Конституционным судом. Каким ты видишь выход в этой ситуации?

– Тяжелая история. Вот есть в украинском языке слово «зашморг». Его затянули еще в 2016 году. Судьи КС были назначены на 9 лет еще при Януковиче в основном, такая история. Но в 2016 году Конституционному суду дали практически неограниченные полномочия. И я вам скажу откровенно. Мое мнение, что в 2016-17 годах, когда была активная фаза войны, все эти судьи немножко побаивались выносить какие-то резонансные решения. Когда пришел к власти президент Зеленский, они какое-то время подождали и, как им кажется, увидели где-то слабину власти. Они почувствовали некую безнаказанность, и, по моему мнению, то решение, которое они приняли, абсолютно бредовое решение – это «загроза національній безпеці». Честно, я бы так это охарактеризовал.

– Есть силы, которые могут эту угрозу устранить?

– Конечно, есть, и я уверен, что следующая неделя это покажет.