Андрей Назаренко: «Ваш телефон у меня есть»

13:39
2516
views

Открытый, коммуникабельный, конкретный, откровенный… Это впечатления от первого эксклюзивного интервью с главой Кировоградской обл­госадминистрации Андреем Назаренко. Отвечал на вопросы четко, не растекаясь мыслию по древу, шутил уместно. Предложил сесть за стол с учетом социальной дистанции, и мы стали общаться.

– Андрей Валериевич, расскажите об адаптации в новой должности. Что было сложнее всего?

– Самым сложным было понять, что ты теперь за все отвечаешь: и за хорошее, и за плохое. Я здесь работал и знаю, что приходить в кабинет губернатора, что-то советовать, указывать на проблемы – это одно. А принимать окончательные решения гораздо сложнее.

– Как ваша семья восприняла назначение? Какими словами напутствовали друзья?

– Решение было принято в короткие сроки. Супруга родом из Кропивницкого, здесь живут ее родители, и, по большому счету, она ехала домой. А ребенок воспринял переезд хорошо – он ехал к бабушке и дедушке. Вот только «Макдональдса» ему не хватает. Мы уже несколько раз ездили в Черкассы, потому что ребенку сложно объяснить, почему в Киеве «Макдональдс» был под домом, а в Кропивницком его вообще нет.

Что касается друзей… Я в жизни несколько раз переживал взлеты и падения, в результате которых друзья проявляли свои истинные качества. Поддерживали и напутствовали близкие друзья, особенно те, кто понимает, что такое госуправление. И радовались за меня, и понимали, как мне будет тяжело, поэтому сочувствовали.

Еще одна ремарка по этому поводу. Я никогда не чищу телефонную книгу – мне просто лень. И кировоградские друзья и знакомые, которые у меня были семь лет назад, теперь, встречаясь, просят мой номер телефона. На что я говорю: «А ваш у меня есть»…

– Вы работали на Кировоградщине, знаете наш регион. Из кресла губернатора его видно по-другому или так же?

– Когда ты просто приезжаешь в гости к теще на блины – это одно, ты замечаешь, условно говоря, ямки на дорогах. А теперь смотришь на все с другой высоты, замечаешь глобальные проблемы, которые накопились в области, которые нужно решать.

– Анализируя деятельность предшественников, что вы можете отметить в качестве позитива и негатива? Что из начатого намерены продолжить?

– Если говорить о позитиве, я считаю, что Ларин много хорошего сделал для области. Ему удалось пробудить в людях чувство гордости за свой край. Ведь до «Майдан’Sа», до реставрации театра некоторые люди стеснялись говорить, откуда они родом. А Сергей Николаевич сделал Кировоградщину территорией гордости за свой край. Этот флаг поддержали Андрей Иванович Николаенко и Сергей Анатольевич Кузьменко.

Кстати, когда мы недавно обсуждали изменения в антикризисный план, наши предприниматели предлагали возобновить проект «Купуй кіровоградське». Сейчас, во время коронакризиса, поддержка местного производителя очень актуальна.

О своем непосредственном предшественнике говорить нечего, кроме того, что это первый губернатор за всю историю независимой Украины, которого арестовали.

Первое, с чего я начал после назначения, – это возвращение доверия к власти. Люди должны понимать, что власть их слышит и реагирует на их запросы, просьбы. Мы снова сделали публичными аппаратные совещания. У меня есть страничка в «Фейсбуке» и Telegram-канал, и существует обратная связь. Я внимательно читаю комментарии, мы с помощниками встречаемся и обсуждаем их, пытаемся понять, почему то или иное сообщение вызвало именно такую реакцию. И часто эти вопросы я выношу на аппаратные совещания.

– Не потому ли ускорилось открытие лаборатории в областной больнице, где проводят ПЦР-тестирования?

– В том числе из-за этого. Очень много людей писали по этому поводу в соцсетях. И мне звонили горожане, которых я давно знаю, и говорили, что есть проблема. Я вник в вопрос и тоже не мог понять, почему меценаты Людмила Владимировна Шубина и Андрей Павлович Райкович потратили больше миллиона своих средств, а это все не работало. И теперь лаборатория работает.

Теперь мы рассматриваем вариант открыть подобную лабораторию на базе Госпродпотребслужбы. И частную – в Больнице Святого Луки.

– Продолжим тему коронавируса. В нашем регионе обстановка все тревожнее. Будут ли предприниматься дополнительные карантинные меры?

– Ситуация тревожнее не только в области, но и во всем мире. В Украине уже более восьми тысяч заболевших в сутки, а когда-то нам казалось, что две – катастрофа. Задача, которую я ставлю перед профильным заместителем и начальником облздрава, не догонять, а идти на шаг впереди, знать, что делать, если… Вот если завтра у нас будет двести в сутки, что мы будем делать? Чтоб мы не собирали совещания и не придумывали что-то, а уже были готовы. Готовы, если будет двести, триста… Чтоб четко знали, куда добавляем врачей, куда кислород, куда кровати. Дай Бог, этого не будет. Но если случится, чтобы мы быстро на это отреагировали.

О карантинных мерах. Я прекрасно понимаю, что люди устали бояться. И, согласно опросам, две трети украинцев не хотят ужесточения карантина. Поэтому мы проводим кампанию, в ходе которой разъясняем, что человек сам может и должен себя защитить. Мы призываем, чтобы люди носили маски, мыли и обрабатывали руки, соблюдали социальную дистанцию, не посещали многолюдные места. Это ведь не сложно, и это то, что называется самодисциплиной.

– Кировоградщину долго называли депрессивным регионом. Теперь говорят о скрытом потенциале нашей области. В чем вы его видите?

– Знаете, есть Государственный фонд развития, и он делится на регионы в зависимости от количества жителей. У нас не очень много жителей, соответственно, нам мало денег поступает. А депрессивным регионам выделяют гораздо больше средств, но мы на них уже не можем рассчитывать.

О потенциале региона я говорил на собеседовании с Владимиром Александровичем Зеленским, и ему это понравилось. Кировоградщина – аграрная область. Аграрии до такой степени мощные, что их не нужно учить, как и когда сеять, когда пахать, какие выбирать семена. Им, как говорится, дай два дождика в мае, тогда и агроном не нужен. Поэтому нужно искать потенциал в чем-то другом.

Поскольку только у нас есть урановые шахты, в советское время было проведено много геологических разведок. В наших недрах есть почти вся таблица Менделеева. Наша задача в том, чтобы привлекать, стимулировать инвесторов. Пусть продолжат геологоразведку и начнут добычу. ГОКи «Велты» были построены в чистом поле. Компания платит Новомиргороду немалые налоги. И такой социально ответственный бизнес может зайти почти в каждый район. Золото, литий, графит… Если будет развиваться какое-то предприятие, территория вокруг него будет оживать: появятся рабочие места, потом школы, садики. И это большие налоги. Без инвестиций в добычу полезных ископаемых я не вижу развития региона. А второй шаг после добычи – производство. Та же «Велта» планирует построить завод по производству титана. И пусть строит.

Инвестору не нужно мешать. Ему надо показать, что мы готовы помогать. Президент мне пообещал поддержку. А я пообещал, что буду «инвест-няней»: потенциального инвестора я готов за руку водить, все показывать, лишь бы он сюда зашел, открыл предприятие, создал рабочие места. В этом наш самый большой экономический потенциал.

– Расскажите о новых масштабных проектах. Я слышала о проекте «Мандруй Кіровоградщиною»…

– В связи с коронавирусом стремительно развивается внутренний туризм. И нам тоже есть что показать, куда пригласить. Есть места, о которых никто не знает. Я сам езжу по области и восторгаюсь. Это Приютовка – какое-то маленькое Межигорье. И «Скифия», о которой Евгений Бахмач говорит, что подобного этому месту в Украине не будет. Надо ездить, находить эти «магниты», рассказывать о них и привлекать людей.

– Как вам выборы? Каким вы видите сотрудничество с новым (или обновленным) депутатским корпусом?

– Моя главная задача состояла в том, чтобы выборы прошли без нарушений, чтобы работали все избирательные участки, чтобы люди были в масках, чтоб был свет, дезинфицирующие средства и так далее. Нам удалось – выборы в области прошли без эксцессов. Списков нового облсовета я еще не видел. Кто пройдет, с теми и будем работать. Их же выбрали люди, значит, мы будем находить консенсус. Думаю, все получится.

– Что вас может вывести из себя? Вы кричите?

– На подчиненных практически никогда. Вообще я незлопамятный, неконфликтный. Уверен, что со всеми можно договориться. Я приехал и не стал вспоминать, кто мне на ногу наступал в 2013 году. Это прошлое, а есть новый этап жизни. Мы работаем и идем только вперед.

– В силу этого не было серьезных кадровых перестановок? Ну, кроме замов, что логично.

– Я так интересно прощался с замами из предыдущей команды. Собрал их и сказал: «На вас тень, потому что вы часть команды. Вы все приезжие, полгода проработали, и я не вижу вас частью своей команды. Кроме Светланы Васильевны Лобановой». По закону они должны новому главе облгосадминистрации написать заявления об увольнении по собственному желанию. У меня есть месяц на то, чтобы удовлетворить или не удовлетворить заявления. И когда я уже был готов их подписать, они принесли мне документы, что болеют, заявления о признании предыдущих заявлений недействительными… Это до такой степени непонятно и противозаконно. Нельзя же передумать, если есть закон. Вот так некрасиво мы расставались. Они не хотели уходить, так полюбили Кировоградщину, что первый зам до сих пор судится: считает, что его неправильно уволили.

Я уже говорил и писал о том, что время парашютистов закончилось. Никто не может любить город, область, страну больше, чем человек, который там родился. Мне нравится позиция Евгения Бахмача, Павла Штутмана. Эти люди могут позволить себе жить в любой точке планеты, но они до такой степени любят свой город, что остаются здесь, работают, развивают. Таких людей я считаю патриотами.

Своими замами я хотел сделать людей из местных. Ну, Светлана Васильевна Лобанова осталась. Сергей Викторович Шеремет двадцать лет проработал в облгос­администрации. Мне кажется, что профессиональней человека в вопросах финансов в стране нужно поискать. Мне даже в столице говорили, что если у меня есть Сергей Викторович, то мне завидуют. Я рад, что он согласился стать замом. И еще я хотел привести человека извне, чтобы свежим взглядом на все посмотрел. Мой первый зам – Валерий Александрович Жалдак, опытный управленец, которого я давно знаю, и сюда он пришел с должности заместителя министра. Я же многих в администрации давно знаю, а он человек новый и всех оценивает исключительно по профессиональным качествам.

– «УЦ» традиционно в конце года записывает новогоднее интервью с губернатором. Запишем с вами?

– Безусловно. Я человек открытый, не боюсь бесед, брифингов, вопросов. Единственное, что мне тяжело, – выступать со сцены перед большим количеством людей, где нужно произносить речи. Этому я постепенно учусь.