Что у нас сейчас на ракетном фронте?

13:44
925
views

3 ноября в Украине отмечается День ракетных войск и артиллерии. В советское время аналогичный праздник приходился на 19 ноября. Отличие не только в датах. Что собой представляют нынешние ракетные войска? Если коротко – тогда были Ракетные войска стратегического назначения, РВСН, а сейчас на вооружении Украины только тактические ракеты. Те ракеты угрожали Америке и Европе полным уничтожением, а сегодняшние – отдельному танку, вертолету и самолету. Чувствуете разницу?

Во всем ли виноват Кравчук?

Многие за это до сих пор «благодарят» первого президента страны Леонида Кравчука. Мол, отдал за просто так третий в мире ядерный арсенал. Есть в этом доля правды. Как говорят на каждой экскурсии по единственному в Европе музею РВСН в Побужском Голованевского района экскурсоводы, все бывшие майоры и подполковники, нужно было взамен что-то требовать. Например, за каждую ракету – новую дорогу в Украине. Трудно не согласиться, зная, что в Украине в свое время было более 200 ядерных ракет. Ошибаются те, кто говорит, что их было столько на момент развала Союза. Поверьте автору, который служил в РВСН, воинская часть 33220, Сумская область, с 1990 по 1992 годы. Ракеты начали уходить из Украины еще раньше.

В 1987 году президент Америки Рональд Рейган и генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев подписали договор о сокращении ракет средней и малой дальности. И их начали выводить из Украины начиная с 1989 года, когда Кравчук и не мечтал о должности президента. Вывозили ракеты в Капустин Яр в России, где уничтожали.

А ракет большой дальности, комплексов «Воевода» с ракетой «Сатана», несмотря на то, что созданы они были в Днепропетровске, на нашей территории не было, только в России и Казахстане.

Когда автор попал в боевой полк в Глуховском районе Сумщины в январе 1991-го, оттуда вывозили последние останки ядерного потенциала. А стояло на боевом дежурстве в части три ракеты РСД-10 (СС-20 «Пионер» по западной классификации). На каждой по три ядерных боеголовки.

Частей, подобных нашей, в Украине было всего три. Ракеты были не шахтного, а мобильного базирования. Они всегда, круглый год находились на шасси могучих МАЗов, готовые в любую минуту уехать из расположения, чтобы потенциальный противник, если что, стрелял бы по пустому месту, уже без ракет. А так в Украине было 176 шахтных пусковых установок и 40 стратегических бомбардировщиков, способных нести ядерные бомбы.

Увидеть ракетный шахтный комплекс и осознать масштаб можно, побывав в Побужском. Не пожалеет, кто еще не был. Автор сам был в шоке, когда увидел другую сторону войск, в которых служил.

 

Ракетная Кировоградщина

В нашей области было меньше объектов РВСН, чем в Николаевской, Сумской и Житомирской, но вы даже не представляете, как их было много!

В радиусе 30 километров от шахты, где сейчас музей, находилось еще три шахты, одна – тоже на территории Кировоградской области.

Из других известных объектов, конечно же, Кировоград-25. Сегодня это поселок Лесовое. А в свое время был секретный объект, один из арсеналов по хранению и обслуживанию ядерных боеголовок. С 1996 года воинская часть выполняла программу независимого государства по ликвидации ядерного оружия на территории Украины. Именно отсюда 30 мая 1996 года ушел последний эшелон с ядерным оружием – вывезли головные части ракет из Первомайской 46-й дивизии.

Вообще РВСН советских времен – это не только шахты или мобильные ракетные комплексы. Это еще сотни объектов, многие из них были расположены у нас! В состав РВСН входили склады типа Кировоград-25, инженерные части, учебные полигоны, учебные центры (в одном из них, в Лебедине, я проходил «учебку»). А еще свой, «ядерный» спецназ, обученный защищать именно ракетные шахты. С учетом специ­фики – возможной радиоактивной угрозы и т.д. К примеру, ту шахту в Побужском, где сейчас музей, охранял полк с базированием в Одессе. Таких инженерных, учебных, специальных, транспортных частей и арсеналов в Украине были сотни!

Удалось разыскать карту расположения объектов 46-й ракетной Первомайской дивизии. Только между Голованевском и Побужским насчитал двадцать (!) таких. Что это было?

Запустить из шахты ракету в воздух мало. Запуском и полетом космических ракет управляют из десятков центров тысячи людей. С ядерными ракетами было не намного проще! Пуском каждой ракеты (даже учебным) управлял так называемый Полигонный измерительный комплекс.

Он представлял собой совокупность территориально разнесенных на сотни километров технологически связанных между собой технических средств, предназначенных для приема, первичной обработки, регистрации, передачи по каналам связи, сбора, документирования, вторичной обработки, представления, отображения и выдачи измерительной информации при пусках ракет и проведении сеансов управления полетом.

Знающим физику будет понятно, попытаюсь всем объяснить. Первый измерительный пункт, ИП, располагался в 1,5 километрах от старта ракеты в створе с трассой полета. Остальные – слева и справа от трассы полета. Вместе с ИП-1 они составляли классические равносторонние и равнобедренные треугольники, а вместе с летящей ракетой — пирамиду. Имея такие координаты, можно с высокой точностью управлять ракетой. Кстати, этот принцип триангуляции используется в работе системы навигации ДжиПиЭс, только в этом случае координаты определяются с помощью трех спутников в космосе.

Советские ИП были оптические и радиоволновые. От первого ИП до следующего трассового было порядка 30 км, до следующих – 115 км, до следующих ИП – 500 км, до следующих ИП – 750 км. До девяти их было на ракету.

Внешне эти объекты выглядели просто как хорошо огороженные холмики где-то среди полей, с какими-то антеннами и подведенными проводами, иногда просто в административных зданиях находились (помните секретные отделы в абсолютно мирных организациях типа автобазы?). Оборудование ИП было небольшое по размерам, в аэропортах подобное прячут вдоль полос под землю. Кстати, кажется, ремонтом таких приборов занимался наш завод АРЗ. Но эту информацию у людей, всю жизнь прослуживших под грифом «секретно», не вытянуть.

У нас этих ИП была полная область. Много их было вокруг Добровеличковки, Помошной, в Новоархангельском районе. Судьба их неизвестна. РВСН Украины ликвидированы 18 лет назад.

 

Возможно ли возрождение?

По идее, да. Все вокруг нас нарушают все возможные договоры, типа Будапештского меморандума. Ракеты у нас делать до сих пор умеют. Один энтузиаст из Запорожья, Максим Поляков, делает свою ракету в американском Техасе, а научно-инженерная часть находится у нас в Днепре. Кто знает, вдруг его фирма «Файрфлай» догонит и перегонит Илона Маска?

Но у нас некому делать боевую часть ракет. Мы из собственного урана не можем топливные элементы для АЭС делать (а это намного проще, чем боеголовки ракет).

Да, пожалуй, и не нужно это нам. Я прекрасно помню, какой бардак творился у нас в части, когда вывели ракеты и создавали так называемый Центр боевого управления в сотрудничестве с россиянами. Ни черта не создали! Воровство было чудовищное. Пьянство раблезианских масштабов. Сетка-100, окружавшая полк, по ней раньше ток пропускали, была вся в дырах, да и саму ее крали. Дисциплина всех и вся почти на нуле. И т.д. и т.п. Кстати, никто никогда не потрудился объяснить, почему ракеты вывели в конце восьмидесятых – начале девяностых, а моя родная 43-я ракетная армия была расформирована только в 2002-году? Чем и кто занимался в этой армии? И зачем? Сколько получили генеральские погоны? Нет ответа. Причем я прекрасно знаю, что от полка, в котором служил, в Глуховских лесах уже и следа почти не осталось – растащили до гвоздя.

Я представляю, если бы сегодня таки решились бы на создание, возобновление ядерного потенциала Украины. Во-первых, деньги украли бы еще в «Укроборонэкспорте», во-вторых, США и Европа сделали бы из нас второй Иран и превратили бы в безнадежных изгоев. А если бы и получилось сделать каких-то полторы ракеты, одна из них сломалась бы, а вторая потерялась.

Так что давайте не будем. Лучше вспомним, кто причастен, интересные времена. И поднимем тост против ядерной войны.